top of page

Александра Стрельникова. НЕ В ТО ВРЕМЯ, НЕ В ТОМ МЕСТЕ

С и н о п  с и с

литературного киносценария  остросюжетного фильма

 

То, что Москва слезам не верит, известно всем и давно. Она не верила слезам даже в  те времена, которые сегодня, оглядываясь назад, принято называть добрыми, когда про нее искренне пелось "дорогая моя столица, дорогая моя Москва".

Чего же ждать  от  нынешней надменной  и холодной красавицы, заметно, похорошевшей  на европейский лад, одетой в мрамор и гранит, и утопающей в дорогих ожерельях  неоновых реклам всевозможных вывесок офисов, ресторанов и  магазинов?

Пожалуй, далеко не все, даже из коренных москвичей,  ощущают себя уютно в этом городе иностранных представительств и многочисленных министерств , дорогих медицинских центров и полупустых модных бутиков, в мерцании  ярких огней, которые светят, но не всегда  греют.  Что уж говорить о приезжих, которые  продолжают прибывать  в непомерно разросшийся мегаполис по каким-то своим, таким  разным причинам, порой  наивно полагая, что, может быть, именно их-то  Москва примет  в свои объятья, как ласковая мама,  а не отторгнет, как  злая мачеха.

Каждый год в московские вузы устремляется молодежь. А учитывая наш исторически сложившийся централизованный менталитет, рассказ о наивной девушке , приехавшей в столицу из провинции, чтобы учиться здесь, не состарится никогда.

И не виновата  главная  героиня в том, что к тому времени, когда она окончила  среднюю школу,  практически все образование стало платным. И когда приехала в Москву, не могла знать, что здесь словосочетание  "рынок образования" станет  таким же расхожим  понятием ,   как  "рынок жилья" или какой-нибудь ещё прочий рынок, который  развивается у нас по каким-то своим, исключительным, только нам присущим, законам.

Милая семнадцатилетняя  девушка Катя,  абсолютно домашняя, «ведомая» , выросшая  в саду под  яблоней в маленьком городке, которую должны были родители  сопровождать в ее первую поездку в  Москву, со страшной  и криминальной  жизнью которой  они знакомы  по теленовостям, все же , приехала в столицу одна.  Так получилось из-за неожиданно сложившихся домашних обстоятельств.

В Москве она остановилась  у одной  "знакомой  своей знакомой" ,  которая ее приветливо приняла. Но... Наверное,  девушка  оказалась здесь, как говорится, не в то время, и не в том месте. Какой-то злой  рок уже завис  темным  облачком  над этим старинным особнячком, построенным в начале прошлого века. Героиня не может этого знать, но она чувствует опасность интуитивно, как  лань, на которую  вот-вот начнется  охота. И именно поэтому принимает решение - бежать оттуда без оглядки. Но, как окажется потом, пристальные глаза охотника будут неотступно  следить за ней  и на новом месте - в студенческом общежитии, куда она переберется.

Да, не надо было ей приезжать в тот старинный дом... Но нельзя же всю цепь событий предугадать заранее.

Уж сколько раз твердили: не рядись в чужие наряды, не напяливай чужие цацки, не примеряй чужую судьбу на себя. Потому что, как верно в народе подмечено  -  нехорошо это, плохая  примета. И  чужой наряд   - не на тебя сшит, и чья-то судьба на твою не наложится.  Потому как - у каждого  своя. Но, очевидно, это известно не всем. Во всяком случае, не соседке нашей  главной героини по общежитию - Алёне, которая не только чужую  кофточку тайком примерит, но и чужое  имя потом украдет.   А потом... И беду на нее - на главную героиню , накличет. А заодно -  и на себя...

А  дальше  кричи - не докричишься, зови - не дозовешься, потому что этот жестокий город, как известно, слезам не верит. Да и кого звать на помощь, когда телефон "вне зоны доступа", родные далеко и не знают, что с тобой происходит в данную минуту,  и даже   знакомая  милая женщина, которая приняла главную героиню в свой дом, погибает при загадочных, непонятных обстоятельствах?

Здесь так легко потеряться, раствориться в  толпе или  исчезнуть навсегда. Может быть поэтому, этот город так привлекателен для криминала?

И что это за мегаполис  такой, который подобно некому одушевленному монстру, заглатывая   в свою пасть приезжих, как бы  сам решает, кого из них  оставить в своем чреве, а кого выплюнуть, изрыгнуть обратно? Может быть, он поступает так только с теми , кто не принимает  жестоких правил и законов его игры?

Да, первое знакомство со столицей оказалось для нашей героини явно неудачным. Она похожа на птенца, который не выпорхнул , а, скорее, выпал из  насиженного, уютного гнезда.. И что же теперь : "сиди дома - не гуляй"? Но нельзя всю жизнь прожить в маленьком городке, сидя под раскидистой  яблоней, и никуда не выезжая.

Потому что жизнь - такая длинная. И первый, пусть такой неудачный самостоятельный опыт- это опыт постижения жизни, по которой ей еще шагать и шагать...

=================================================================


Отрывок из киносценария «НЕ В ТО ВРЕМЯ, НЕ В ТОМ МЕСТЕ»


АЛЁНА. Тише…


Алена подходит ближе к двери. Прислушивается.

Слышны мужские голоса.


ГОЛОС ТОЛИКА. Ну, такой расклад: верх – голубая кофточка. Низ – розовая. Идёт?


В тонкую дверную щель ей видно, как Тимур, ухмыляясь, соглашается. Еще она видит, как Толик подбрасывает большую десятирублевую монету.


ТОЛИК (нагло улыбаясь, разжимает кулак). Значит, твоя – голубая. Моя – розовая…


Толик снова пьет, затягивается сигаретой.


ТОЛИК. А в картишки?

ТИМУР. Так я на мели, ты же знаешь.

ТОЛИК. А «голубая кофточка»?


Тимур смотрит на напарника сузившимися карими глазами.


ТИМУР. А если мне пофартит?

ТОЛИК. Ты играешь на – «кофточку»,  я – на деньги… Если пофартит,и денежки твои, и «кофточка» при тебе останется… Ну, как?

ТИМУР. А давай так…


Алёна всё слышит. Подходит к Кате.


АЛЕНА (упавшим голосом). Всё.


Катя  смотрит  на Алёну вопросительно.


АЛЁНА. Всё… Сейчас он… он… проигрывает нас в карты…тому… жуткому типу…

КАТЯ. А если двери закрыть…

АЛЁНА. Это нас не спасет. Там крошечный крючок. И дверь скрипит…


Быстро скидывает свои модельные босоножки на тонких металлических шпильках, заталкивает их под стол. Хватает свою сумку.


АЛЁНА. Вот кошелек, вот паспорт. (сует в руки Кате). Прячь… Я доплыву. И попрошу помощи…

КАТЯ. Ты меня одну бросаешь… А если в том плавучем домике никого нет?


Алёна не успевает ответить.

В это время раздается голос Тимура.


ТИМУР. Девчонки, ау! Вы там не заскучали? Мы сейчас…

АЛЁНА. Всё…  Встань за дверью. А потом беги вниз по лестнице. Выбей окно, там очень близко  до берега. Там ступеньки, и неглубоко.


Катя отходит к двери.

Алёна прыгает в воду. Получается шумный всплеск.


ГОЛОС ТОЛИКА. Ты слышал?


ИНТ.- НА НЕБОЛЬШОЙ ПАЛУБЕ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА - НОЧЬ


Первым появляется Толик.

За ним - Тимур.

Толик видит Алёну в воде. Он быстро хватает какую-то палку с двойным крюком  на конце и успевает им зацепить за край расклешенных джинсов Алёны.


ТОЛИК. Ты что – перепила и потому свалилась в воду? (смеется). Тимурчик, не хочешь тоже искупаться?


Толик с пьяно-суетливым добродушием подтягивает крюком Алену за джинсы ближе к палубе, намереваясь помочь девушке выбраться из воды.

Алёна барахтается, пытаясь освободить ногу. Но у нее это не получается.


АЛЁНА. Пусти, урод… маньяк…


У Толика  меняется лицо. Пьяное благодушие мгновенно испаряется. Он зловещ и безумен. Он цепляет крючковатой палкой розовую кофту девушки, задевая при этом ржавым крюком ее тело. Алёна барахтается в воде и кричит.


АЛЁНА. Тимур, Тимур!


Тимур пытается вырвать палку с крюком из рук Толика.


ТИМУР. Уймись, мясник.

ТОЛИК. Хотела искупаться? Давай… мне не жалко. Тем более, что я тебя  Тимурчику проиграл…


Мужчина одной рукой удерживает Тимура, другой, с помощью крюка, запутавшегося в Алениных волосах, то опускает, то поднимает голову Алёны над водой.

Тимур пинает его ногой.

Толик роняет палку в воду.

Мужчины начинают драться на палубе, озаряемые вспышками иллюминации и под звуки музыки.

И лишь только сейчас, онемевшая от всего увиденного, Катя выскальзывает с палубы на кухню. Из кухни – в незнакомые коридоры домика на воде.


ИНТ. – ВНУТРИ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА – НОЧЬ


Катя выбирается на центральную лестницу, устланную пушистыми ковровыми дорожками,и постоянно оборачиваясь, бежит вниз до дверей, которые закрыты на ключ. Дергает двери, подбегает к окнам с крепкими, двойными рамами. Понимает, что ей их не открыть. Смотрит по сторонам, намереваясь что-нибудь найти, чем бы можно было разбить стекло.

Помимо звуков музыки, Кате кажется, что она слышит еще какие-то звуки. Она бежит подальше от дверей и прячется за выступом стены в холле, уставленном пальмами в больших деревянных кадках, и замирает там на время.


ИНТ. – НА НЕБОЛЬШОЙ ПАЛУБЕ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА – НОЧЬ


Толик сидит на полу палубы. Отдышавшись после пьяной драки, поднимается, пошатываясь, идет на кухню, оставляя поверженного и бездыханного Тимура.


ИНТ.- ВНУТРИ КУХНИ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА – НОЧЬ


Мужчина останавливается у стола, пьют воду из горлышка той бутылки, что Алёна привезла из общежития. Затем наливает себе водки.

Берет один из телефонов, лежащих на столе. Это Катин телефон.

Начинает нажимать кнопки. На маленьком экране высвечивается последнее сообщение: « Я сейчас на каком-то странном корабле. Нет, я никуда не плыву. Передо мною - «чертово колесо». Вот оно всё время плывет у меня перед глазами. Я не знаю, зачем я здесь, хотя со мною Алёна…»

Мужчина швыряет со злостью телефон на пол и выходит из кухни.


ИНТ.- ВНУТРИ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА – НОЧЬ


Толик спускается вниз к входным дверям, осматриваясь по сторонам.

В это время происходит, очевидно, сбой в электросети, освещение начинает меркнуть и зазвучавшая было опять по кругу, уже в который раз, самая первая мелодия - мелодия блюза -  неожиданно обрывается. Мужчина направляется в подсобное помещение. Вскоре гаснет весь свет. Из подсобки слышна ругань.

Мужчина выходит из подсобки. Останавливается у запертых входных дверей.Громко кричит, сотрясая голосом все двухэтажное пространство плавучего домика.


ТОЛИК. От меня не спрячешься. А выход здесь только один – через палубу…


Он начинает подниматься наверх. Проходит на палубу.


ИНТ.- НА НЕБОЛЬШОЙ ПАЛУБЕ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА – НОЧЬ


Уже начинает светлеть небо над рекой, из мутновато-черного становясь серым.

На палубе лежит бездыханный Тимур. Толик, проходя мимо, пинает его ногой, садится на скамью, закуривает.


ТОЛИК (злобно усмехаясь). Получается, что я распоряжение шефа даже досрочно выполнил. Ничего. Ренатик будет доволен.


Сплевывает, выбрасывает окурок в реку. Подходит к Тимуру. Тянет его за ноги поближе к краю палубы. Затем наклоняется над ним, чтобы приподнять и бросить в реку.


ТОЛИК. А я предупреждал: что не так начинается…

ТИМУР. То и не так заканчивается….


Он собрал все свои силы в кулак, в котором зажата острая и длинная металлическая шпилька от сломанной Алениной босоножки.

Тимур глубоко вонзаетт этот длинный «гвоздь» в шею Толику.

Тот вскакивает от боли и неожиданности, и, зажав одной рукой рану, из которой сочится кровь, бьет недавнего дружка ногами по голове. Затем, с трудом, перекидывает его через палубу в Москву-реку.


ИНТ.- ВНУТРИ ПЛАВУЧЕГО ДОМИКА В ХОЛЛЕ – РАННЕЕ УТРО


Сквозь небольшие окна дебаркадера внутрь проникает тусклый свет, делая чуть заметными очертания предметов.

Катя уже пересмотрела все кадки с растениями, пытаясь найти среди них емкость поменьше. Но безуспешно. Всё они очень тяжелые. Ей их не поднять.

В одной из них она натыкается на крошечный трезубец, которым обычно разрыхляют землю в цветах. И быстро начинает выгребать землю в одной из кадок.

Освободив одну емкость до половины, она начинает катить кадку с пальмой к ближайшему от входной двери окну, обламывая на пути ветви экзотического растения и все время озираясь на главную лестницу.

Приподняв трясущимися от напряжения руками наполовину наполненную емкость на неудобный маленький подоконник, Катя навалилась на нее всем своим хрупким телом, стараясь выдавить стекло.

Первое стекло дало сначала трещину, потом разбилось от повторных попыток. Наконец, выдавлено и второе стекло, вместе с ним наружу вывались и кадка с потрепанной пальмой.

Катя подтягивается и вылазит в окошко, оказываясь снаружи плавучей конструкции.


НАТ.- НА ПЛАТФОРМЕ, СНАРУЖИ ПЛАВУЧЕЙ КОНСТРУКЦИИ – РАННЕЕ УТРО


 От берега Катю отделяет  полоска воды, в которую она не сразу решается прыгнуть.

Но голос, который она слышит позади себя, сквозь разбитое окно, заставляет ее это сделать.


ГОЛОС ТОЛИКА (сдавленно - злобно). Тварь, ты куда…


Двери плавучего домика распахиваются. И на пороге появляется Толик, представляющий собой жуткое зрелище. Его шея обмотана  окровавленными кухонными полотенцами. Его распирает агрессия раненного зверя. Правой рукой он держится за шею, левой – пытается кинуть трап. Но сделать это одной, к тому же левой рукой, он  не в состоянии.

В азарте преследования он с усилием хватается за деревянный перекидной мостик двумя руками. Из его шеи хлещет кровь.

Трап, развернувшись не до конца и не достигнув берега, краем задевает за плечо барахтающуюся в воде Катю.

Она дернулась в сторону от удара, вдруг ощутив под ногами речное дно, стоя по грудь в воде.

Рванувшись вперед, рассекая воду руками, Катя, наконец, ступает  на первую ступеньку, и, ощутив такую желанную твердь под ногами, кидается вверх по лестнице, выбегая на пустынную в это время набережную.

Она бежит по асфальту босиком, не оборачиваясь, обволакиваемая утренней туманной дымкой, которая плывет от реки. Оставляя позади себя страшный дом на воде, при входе на который лежит, запутавшись в окровавленных полотенцах, страшный человек…

Впереди - начинают вырисовываться очертания Крымского моста.

Очень раннее утро. Сейчас где-то около четырех часов утра.

Набережная в это время пустынна. Город спит.


НАТ. – КРЫМСКИЙ МОСТ – РАННЕЕ УТРО

 

Бежать больше нет сил. Катя сбавляет темп. Просто бредет, оказываясь перед лестницей, ведущей на Крымский мост. Начинает медленно подниматься. Пройдя половину моста, останавливается.

Катя смотрит вниз на Москву-реку. Легкий, прозрачный как дымка, туман клубится над ней. Сквозь него она видит … плывущую по воде девушку с распущенными волосами в розовой футболке. И на некотором расстоянии от нее проступает ярким оранжевым пятном фигура мужчины.

Оторопев, онемев, она смотрит на медленно удаляющиеся разноцветные пятна, потеряв ощущение времени.

В реалии жизни ее возвращают голоса. Она вздрагивает.

По мосту идет подгулявшая компания из трех молодых людей. Они горланят песни,дурачатся.

Катя мгновенно срывается с места. Она снова бежит, преодолевая оставшуюся часть Крымского моста. Бежит, не слыша, что ей кричат вслед молодые ребята.


НАТ.- УЛИЦЫ МОСКВЫ – РАННЕЕ УТРО


Катя бежит, петляя незнакомыми переулками, все дальше удаляясь от набережной Москвы-реки. Проходя мимо бездействующих в это раннее время красивых офисов и заглядывая в спящие окна жилых домов, закрытых от случайных прохожих металлическими дверьми с домофоновыми запорами.

Свернув на небольшую и безлюдную улочку, Катя вдруг оказалась перед старой церковью, купола которой находились в строительных лесах.

Она поднялась по разбитым ступеням храма. Первые двери были открыты. Войдя в них, она прошла ко вторым, закрытым, дверям.

В большую щель старинных церковных дверей девушке видна ЖЕНЩИНА-СЛУЖИТЕЛЬНИЦА, наводящая порядок: она чистит большие церковные подсвечники, протирает стекла икон.

Девушка стучит в двери.


КАТЯ. Откройте. Пожалуйста, откройте…


Женщина-служительница оборачивается. Затем идет к дверям, отодвигает защелку.

Она видит перед собой совершенно обессилевшую девушку, которая босиком сидит на полу, ухватившись за двери, как за последнее спасение… 


(конец отрывка)

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Екатерина Владимрова. ВТОРОЙ БРАК ИЛЬИ АЛЕКСЕЕВИЧА

К Илье Алексеевичу приехала дочка из Москвы. Накануне он побывал на даче, привёз ведро картошки и всяких солений и варений, по которым он был большой специалист. Дочка приехала в общем-то не к нему, а

Иван Поляков. Дед Чекмарь и горе охотник Витёк-Митёк

Чекмарь проснулся рано. Осенний ветер с дождём то громыхал по металлической крыше избы, то ударившись в стену избы звенел стёклами окон. -Всё, - подумал Чекмарь, - осень закончилась. Не нынче, так зав

Светлана Маляшева-Эльтерман. ПОДРУГИ

Часть 1 Я сижу занятая работой. В сенцах скрипят половицы, мне кажется слышна тяжёлая поступь ног, как я и думала, это Лена. Открывая дверь, она шлепает босыми ногами по линолеуму и с деланной обидой

Comments


bottom of page