top of page

Александра СТРЕЛЬНИКОВА. ЧЕСТНОЕ ПИОНЕРСКОЕ,ИЛИ ЛЮБВИ ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ?

С и н о п с и с  п о в е с т и

- Нет, нет. И  не говорите... Этого не может быть, потому что не может быть никогда... Чтобы в махровое советское время, в которое, как сейчас  говорят, не было ни секса, ни любви, злой и противный  учитель математики, которому было " под  пятьдесят, " влюбился в свою ученицу - пионерку из "6-А", почти отличницу и школьную активистку? И всё это в стенах советской школы  на фоне той строгости и разговоров о нравственности и  моральном облике подрастающего строителя коммунизма? Да вы прямо про какую-то... пионерскую Лолиту рассказываете... Неужели такое возможно?

Пожалуй,  таким вот  монологом иного  сегодняшнего обывателя можно было бы вкратце охарактеризовать историю, о которой речь. Но чтобы ответить на сакраментальное "неужели такое возможно", нужно  эту историю рассказать.

Вообще-то тема - "ученик и учитель" - это одна из волнующих жизненных  тем. От своих  родных и друзей, и знакомых друзей кто-то, наверняка, слышал, и не раз, истории о том, как какой-то мальчишка-школьник был тайно  влюблен в молоденькую учительницу по английскому, а девочка-подросток - в симпатичного учителя  географии. Тема   взаимоотношений учителя и ученика затрагивалась не раз и  в произведениях литературы, и кинематографе. Достаточно, вспомнить такие замечательные советские  фильмы, как "Доживем до понедельника" или "Большая перемена". Но то были совсем иные времена... В фильме "Доживем до понедельника" ( хотя фильм о другом) все же вскользь  эта тема задета. Мы  видим  молоденькую учительницу, которая симпатизирует зрелому преподавателю. Хотя   понятно, что влюбилась она в него, еще  будучи школьницей... Но видим-то  мы  не влюбленную ученицу, а уже   окончившую вуз хорошенькую  преподавательницу... А в  "Большой перемене" вообще показана вечерняя школа, где учатся вполне взрослые дяденьки и тетеньки. И если девушка влюбилась в учителя, то у них не такая уж и большая   разница в возрасте. В общем -  если это и любовь в стенах школы, то это все же некая  дозволенная,  "правильная любовь" с точки зрения социума, возраста героев и строгой морали  общества. Разве могло  быть иначе?

А если все-таки иначе… Тогда как?  И что вообще значит "правильная" или "неправильная" любовь? Дозволенная или запретная? И кем дозволенная? И насколько применимы все эти определения и табу к  чувствам, особенно, если известно, что запретный плод - всегда  сладок?

"Любви все возрасты покорны", - сказал однажды поэт. И эта фраза стала крылатой по жизни. Кто знает, может, у того   учителя из советской школы, это был любимый афоризм? А может, его любимой  историей   была история любви Соломона и  Суламифи, стирающая все возрастные грани и так  вписывающаяся в историю его собственных ощущений? И вообще, кто может знать, что чувствует   одинокий  и  стареющий  непривлекательный  мужчина, из года в год, изо дня в день наблюдающий  благодаря своей профессии учителя  превращение "гадких утят" в прекрасных "лебедей"? Уж он-то точно наметанным глазом видит, из кого  получится настоящий Лебедь... И что это за  селекционер-любитель  такой или злой ботаник, поймавший "золотую птичку" в клетку, именуемую школой... Он и сам по рукам и ногам  связан кучей условностей и запретов.  Он и   сам,  как  облезлый кот,  сидит в той же самой "клетке"...  И сам понимает, что птичка все равно упорхнет.  Но ведь  учитель обличен властью, а  властью  можно и злоупотребить...

- Эта история началась, когда я училась в шестом классе, - вздохнув глубоко, сказала рассказчица. - Мне было тогда двенадцать лет... Это было время, когда я  носила пионерский галстук, ездила в пионерский лагерь, шефствовала над "октябрятами" из второго класса "А", была  почти отличницей и ходила в школу с туго заплетенной косой, повязанной красивым бантом...

Под мерный голос рассказчицы мы сразу попадаем в "ретро" средней школы с обязательным интерьером тех лет:

-  При входе в фойе школы - небольшой бюст  Ленина. На стенах - стандартный  набор  портретов наиболее  известных героев -  участников Великой Отечественной войны... И обязательный "Красный уголок" - комната, где проходили собрания совета пионерской дружины и  комитета комсомола".  В "уголке" тоже  -  всюду  наглядная агитация:  каким должен быть подрастающий строитель самого светлого будущего... И плюс ко всему этому  - какие-то бесконечные школьные слеты, смотры строевой пионерской песни, бесконечный сбор макулатуры и металлолома и  какое-то нескончаемое соревнование  за право называться лучшим классом,  лучшей школой... В общем  -  идеология счастливого детства советской страны в действии…

Описав обстановку, рассказчица добавила, как бы спохватившись:

- А еще  -  "пририсуем"  к этой картине   строгих учителей, которые  следят за длиной юбок у старшеклассниц, за, не дай бог, выщипанными бровями, и накрашенными ресницами... И  никаких тебе мини-юбок, брюк, не говоря уже о крашеных волосах,  голых пупах,  и пирсингах на всех частях тела, с которыми сегодняшние ученики ходят  в школу...

И  представьте меня   - марширующую, рапортующую  и салютующую  пионерское "всегда готов!" на фоне всей этой строгости, разговоров о нравственности  и моральном облике  подрастающего  строителя  коммунизма..."

И  вот однажды  эта двенадцатилетняя девочка  -  пионерка, почти отличница и активистка - вдруг начинает ощущать, что вся отлаженная система  воспитания и всеобщего оптимизма окружающей жизни начинает рушиться...

Она замечает, что  классный руководитель  относится к ней  не так, как ко всем остальным ученикам... Причем, для постороннего взгляда это  совершенно незаметно... Это ощущает только она. Потому что, двенадцать лет - это все же возраст, когда уже  можно безошибочно определить, допустим, одноклассника, который испытывает к тебе симпатию  - интуитивно, или по каким-то другим признакам... Она и сама влюблена в мальчика из школы, который старше ее на один класс... Но чтобы  учитель... Как такое может быть? Это неожиданное открытие настолько  ошеломило ее,  оглушило, что она не может даже ни с  кем поделиться этой ужасной тайной - ни с подружкой, ни с родителями, ни даже со своими старшими сестрами...

И почему именно на нее учитель  обратил внимание? Наверное, в ней есть, все же,  какой-то изъян,  с нею что-то не так... И как ужасно хочется быть такой, как все дети... Затеряться и раствориться в их толпе... Как хочется, чтобы это неожиданное открытие оказалось неправдой... Каждое утро, с замиранием сердца приближаясь к  школе, ученица  мечтает, чтобы очередной день принес ей какое-то подтверждение, что, возможно, она ошиблась, что все это неправда, что все это ей только показалось... Увы... Оставалось  только желать, чтобы этот ужасный для нее  учитель, которого она уже ненавидит всей душой,  надолго заболел, перешел в другую школу, просто испарился куда-нибудь, наконец...

У нее была соседка-подружка по парте - Катька, у которой в этой школе мама работала завучем. Иногда, под большим секретом, под "честное пионерское" болтливая подружка рассказывала кое-что из школьных сплетен, составленных из обрывков разговоров, слышанных ею у себя дома. Про их классного руководителя, которого Катька терпеть не могла, она сказала как-то, что он переругался уже со всеми учителями  и что у него "сволочной характер". И при этом она так решительно произнесла фразу " чего, мол, вообще хорошего можно ждать от старого холостяка", что главная героиня решила у нее робко   поинтересоваться: " А что это означает - старый холостяк?" Катька, "такая умная", конечно же, со слов своей матери, задумалась ненадолго: "Ну, старый и... противный такой, разве ты сама не видишь?"

- Так может он не совсем  нормальный был или... вообще маньяк какой-то? - спрашивают сегодня  у рассказчицы.

- А как могла в этом разобраться  двенадцатилетняя школьница? - отвечает  героиня. - Это сейчас  стало модным проводить всякие психологические тесты на профпригодность, психологическую адекватность. А тогда...

Тогда она, против своей воли, была втянута в какую-то непонятную и очень  неприятную   игру ... В какой-то странный  театр двух актеров: Ученицы и Учителя,  в качестве декораций к которому прилагались  стены советской школы...

И хотя  известно, что "снаряд  дважды в одну и ту же  воронку  не попадает",  все-таки она решила рассказать эту давнюю  историю своим близким, несмотря на то, что обо всем этом так неприятно вспоминать.  Потому что «тот, кто однажды  обжегся на молоке,  дует и на воду»...

- Обычно родителей волнует вопрос, с кем их дети дружат в школе... Меня же интересовало другое:  какие учителя их  учат... А как я об этом могла узнать? Вот и приходилось быть активной  мамочкой из родительского комитета...

Если говорить о жанре. Конечно же, это  психологическая  драма, где  все  завязано на тонких нюансах, намеках, полутонах и бесконечном хождении по лезвию ножа...

На взгляд автора, история будет интересна и тем, кто уже давно перевернул  школьную страницу, и  подрастающему поколению. Чей-то отрицательный опыт, это все равно опыт, вложенный в "копилку" сложных человеческих взаимоотношений, именуемых жизнью. Это еще и  напоминание о том, что сама жизнь - это не всегда  приятная  прогулка по дорожкам райского сада, усыпанного лепестками роз... Потому что она  может быть непредсказуема, агрессивна и  жестока. И хорошо бы об этом не забывать. И не важно, что написано на фасаде здания: "демократия" или "социализм" … Потому что, по большому счету, считает героиня,  миром правят чувства.  Хорошо бы, если б только возвышенные...


«ЧЕСТНОЕ ПИОНЕРСКОЕ, или

ЛЮБВИ ВСЕ ВРЗРАСТЫ ПОКОРНЫ?

 

ОТРЫВОК ИЗ ПОВЕСТИ

 

…Урок геометрии уже начался.

У доски полноватый розовощекий  мальчишка по кличке Помидор решает какую-то задачку. Явно безуспешно. Он то и дело поворачивает голову от доски  к классу, ожидая  подсказки.

В это время классный руководитель  просматривает «Журнал» с отметками.

  Это малопривлекательный мужчина невысокого роста лет пятидесяти: с какими-то бесцветными,  водянистыми глазами, длинным красноватым носом в прожилках. Его явно несимпатичное лицо обрамляют под стать вышесказанному жидкие полуседые волосы. У него желтоватые на концах пальцы «заядлого курильщика», на  правом мизинце отполированный длинный ноготь. Его отличает неприятная привычка: в те моменты, когда учитель разговаривает с учениками, он держит во рту спичку, периодически обнажая желтые зубы. На нем светло- серого цвета костюм, из-под которого видна новая белая рубашка с синим галстуком. Очевидно, в качестве особого шика рукава рубашки зажаты золотыми запонками. На нем, как всегда, блестят хорошо отполированные туфли...

Наконец, учитель отрывается от ученического  «Журнала» и смотрит на доску, на которой он не видит никакого решения.

- Так... Все понятно.  А ведь задачка  - простейшая. Только надо знать к ней теоремку... А ты, видать,  теорему не выучил, - цедит он сквозь зубы, не выпуская изо рта спичку.

Учитель переводит тусклый  взгляд от доски на учеников.

- Поднимите руки те, кто эту теорему знает, - говорит он сухо.

Некоторые ученики начинают поднимать руки. Среди них - Маша Синицына и ее болтливая соседка по парте Катька Карнаухова.

Девчонки сидят в среднем ряду на третьей парте. К этому ряду по центру примыкает и стол учителя.

Учитель смотрит водянистыми  глазами на  класс, медленно  останавливая взгляд на Маше Синицыной.

- Мария... Расскажи ты. Можно к доске не выходить. Можно с места, - говорит учитель мягким голосом.

Синицына встает и четко «барабанит» теорему.

- Два прямоугольных треугольника равны, если гипотенуза и катет одного треугольника соответственно равны гипотенузе и катету другого...

Педагог  слушает с явным  удовольствием, как бы улавливая  в  звучании сухого правила некую музыку, и обращается к ученику, стоящему у доски.

 - Так, так, значит... Девочка болела всю неделю, а не ленилась, дома сама занималась, чтобы не отстать от школьной программы... А ты, лоботряс, - голос учителя стал грубым, - бездельничал, просто штаны в школе просиживал... Вот и получается: у Синицыной - пятерка, а у тебя - кол...

В это время слышится школьный звонок.

- После последнего урока никто не расходится по домам. У нас  будет «классный час», потому что на «повестке дня» накопилось много вопросов, - строго сказал педагог.

В тот же день после уроков проходит  собрание.  В душном классе -  подуставшие ребята со скучающими лицами и желанием поскорее вырваться, если не домой, то хотя бы на улицу, на свежий воздух.

- У нас заметно снизилась успеваемость. С такими показателями мы не можем быть признаны лучшим классом, - сказал классный руководитель. - Это, во-первых.  Во-вторых, надо готовиться к смотру пионерской песни. Если мы победим на этом смотре, то поедем на экскурсию по боевым местам Орловско-Курской битвы.

В классе оживление.

- Так ведь это далеко! Вот здорово! Я б хоть сейчас поехал, - высказался мальчишка по кличке Помидор.

- Ну да... Тебя нам только не хватало с вечно развязанными шнурками, на которые ты вечно наступаешь, - насмешливо сказал учитель.

И продолжая насмехаться над Помидором, классный руководитель сказал: «А ну-ка выйди и стань перед классом, дай нам тобой еще полюбоваться»...

Ученик по кличке Помидор, которого вообще-то зовут Васей, неохотно встает и идет к учительскому столу. Видно, он резвился на перемене, поэтому весь потный и пунцово - красный. Когда мальчишка приподнимает руку, чтобы пригладить вспотевшие и торчащие в разные стороны вихры, всем видны  грязные и замусоленные рукава его пиджака, а из-под брюк виднеются развязанные шнурки.

В классе опять смеются.

- Так вот... Я что еще хочу сказать, - переходя на серьезную интонацию, сказал учитель. - Внешний вид  ученика имеет большое значение. Это касается и мальчиков, и девочек. Вот, например...

Произнося эти слова, учитель  посмотрел  в сторону ученицы по фамилии Мухина.

В ту же сторону развернули свои головы и ученики. Школьница  Мухина, не желая слушать, вообще, ничего, легла головой на парту, повернувшись к стене. Она дотянулась  до стены  рукой и что-то чертит на ней пальцем.

Услышав свою фамилию, девочка лениво поднимает голову.

- Я хочу, чтобы все сейчас посмотрели вот на это...-  продолжает  педагог.

Он выдвигает ящик учительского стола и достает оттуда помятую тетрадку, всю в каких-то жирных пятнах.

- Ты что пирожки на тетрадке по алгебре стряпала? - Подойди, пожалуйста, к столу...

Мухина неохотно встает и подходит к учителю под издевательские смешки. Школьница становится  лицом к классу. Похоже, она даже не замечает, что у нее сполз фартук с левого плеча. Руки перепачканы чернилами от авторучки. На школьной форме отсутствуют  белый воротничок и манжеты. На чулке  - дырка в области колена. Хлопчатобумажные чулки «сморщились» так, что, кажется, сейчас вообще спадут с ног... На голове - растрепанная прическа из коротких волос, которые лезут в глаза, и поэтому ученица периодически встряхивает головой, чтобы откинуть с глаз мешающие смотреть пряди...

- Ну вот... Полюбуйтесь, - говорит насмешливо педагог, явно испытывая удовольствие от данного воспитательного процесса.

Между тем, Мухина стоит с отсутствующим видом. Кажется, что все происходящее, ей абсолютно «по фигу». Она по привычке, машинально, даже не замечая этого, мусолит конец обгрызенного пионерского галстука во рту...

- А между тем, - голос учителя вдруг  теплеет, - зачем далеко за примерами ходить... В нашем классе есть девочки, на которых всегда приятно посмотреть. Они всегда аккуратны и подтянуты.

Заскучавшая от «учительского часа» Маша Синицына вдруг замечает, что классный руководитель взглядом показывает на нее. Она удивлена и немного смущена.

- Да-да, Мария... Это в первую очередь относится к тебе... Выйди к нам, пусть все посмотрят, как должна выглядеть ученица...

Маша,   испытывая неловкость, выходит  к учительскому столу и становится рядом с Мухиной.

Синицына, в ладно сидящей на ней школьной форме, с белыми, в кружавчиках воротничке и манжетах, в симпатичных «лодочках»-туфельках, с красивыми густыми волосами, забранными в толстую косу, представляет разительный контраст с Мухиной. И именно от этого испытывает неловкость. Ей жаль Мухину.

- Я могу уже сесть? - перебарывая неловкость, спросила школьница.

- Да, да, конечно. Садитесь... Обе.

В это время преподаватель  демонстративно рвет в клочья  заляпанную жиром тетрадку Мухиной.

- Заведи себя новую тетрадь  и  пусть твои родители купят  новый  галстук взамен того, который ты замусолила и изгрызла, - пренебрежительно  обратился он  к Мухиной.

Маша Синицына с сочувствием и,   даже как-то  виновато, смотрит на Мухину.

Мухина смотрит на Синицыну с откровенной ненавистью. Так может смотреть только двоечница,  грязнуля  и неряха на отличницу и чистюлю. Мухина корчит рожу Синицыной.

Синицына, которую явно утомил «классный час» с неожиданной для нее самой демонстрацией достоинств и недостатков, растерянно  смотрит в окно.

 

 ( конец отрывка)

7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Ирина Дружаева. СЛАДКИЙ СЕКРЕТ

- Не могу так больше! Что за наказание! – шептал и всхлипывал Костя, стоя в маленькой кухоньке. Размазывая по щекам слёзы, он смотрел вверх на берестяное лукошко над окном. Оно стояло на доске-полке,

Ада Ильина. МУСЯ

Для детей 7-10 лет Меня зовут Марта. Живу я с мамой, Майей Николаевной, и с папой, Сергеем Петровичем. В мае у меня был День рождения. Мне исполнилось 8 лет. Я давно хотела, чтобы мне подарили какого-

Ева Яновская. Дневник наблюдений Пети Колбаскина

Недопонимания У нас учительница очень хорошая - никогда не кричит, все объясняет по миллиону раз, потому что всегда находится тот, кто не понял. Она провожает нас в раздевалку и даже некоторым помогае

Comments


bottom of page