top of page

Александра Филина. Птицы одного пера

Для детей 11-14 лет

 

Никита особенно удачно перепрыгнул с гаража на гараж, когда в их дружной компании возник малявка. Поначалу Никита его даже не заметил, просто услышал, как Мишка Тарасов возмутился: типа, что здесь забыла эта сопливая малолетка?

Очень неприятное чувство заставило Никиту поморщиться. Как ты предугадываешь трёпку, когда в замке ворочается ключ, а ты забыл разморозить курицу, так и Никита почувствовал, что «эта сопливая малолетка» – его. Потому что не могло всё быть так хорошо: и пятница, и ночное дежурство отчима–милиционера, и прогулка с ребятами до позднего вечера. За все эти радости обязательно должно было случиться что–то плохое.

Никита хмуро смотрел на вихрастого недомерка Петьку. Среди Никитиных долговязых приятелей, которые в шестом классе вдруг пошли в рост, второклассник выглядел совсем уж каким–то жучком. Никита подумал, что хорошо бы его как этого самого жучка раздавить.

– Чего тебе? – злобно крикнул он.

Петя заговорил не сразу, опасливо косясь на ребят, которые возвышались над ним, как великаны.

– Я дома один боюсь, – наконец проблеял он. – Там темно и страшно.

– Ну и?

– Пойдём со мной домой, пожалуйста.

Просьба повисла в воздухе. Петька с надеждой смотрел на Никиту, так же, как на него взирали и притихшие пацаны. Ждали, что он решит. Позориться перед ними хотелось ещё меньше, чем в такое детсадовское время идти домой. Не было ничего, что могло бы заставить Никиту сделать это: мать возвращалась с работы к девяти часам, погода стояла тёплая, даже уроки не надо было делать, пусть это и последнее, чем Никита мог заняться дома. А тут приходит этот шпендрик и ноет, что Никита должен запереть себя в четырёх стенах. Ага, как же.

– А пряников не хочешь? – выплюнул Никита и усмехнулся, услышав взрыв хохота на простодушное Петькино «хочу».

– Да забейте, – нетерпеливо бросил Витька, несколько раз моргнув большими, навыкате, глазами. – Давайте лучше с гаража прыгать.

– И ломать ноги? – встрял Мишка. – Надо хотя бы на листья прыгать, умник.

Мальчишки разбежались рвать листья, чтобы постелить их возле одного из гаражей. Никита сел на самый край плоской крыши, даже через штаны чувствуя прохладу металла, заболтал в воздухе ногами. Петька продолжал стоять, задрав голову. В слабом яичном свете фонарей его короткий ёжик волос казался темнее, чем был на самом деле, и глаза вместо карих превратились в почти чёрные. Это особенно не нравилось рыже–русому и светлоглазому Никите. Петька ну совершенно ничем не походил ни на него, ни на маму. Совсем другой. Ещё и нудил постоянно и вечно везде за Никитой увязывался.

– Чё пялишься–то? – наконец, не выдержал он. – Вали домой.

– Один боюсь, – как заведённый повторил Петя.

Никите захотелось его стукнуть. Он частенько так делал, с того самого момента, как Петька родился и чуть подрос. Сначала Никита просто отталкивал Петьку, потом стал давать тумаков. Но, казалось, чем больше он пытался отвадить его от себя, тем сильнее Петька хотел подружиться. Это всё мама, с её вечными «вы должны любить друг друга, вы же братья». С какой стати Петька его брат? Папа у Никиты погиб, значит, нет и не может быть у него брата. И то, что у них с Петькой одна мама на двоих – не считается вообще. А раз так, с чего Никите любить этого шпендрика? Тем более, он доставучий и от него вечно одни только проблемы, никакой пользы.

Тяжело вздохнув, Никита стал соображать, что делать. Покидать насиженное место не хотелось и устраивать разборки с сопляком перед пацанами было неудобно. Сдаться и уйти тоже был не вариант. Оставалось только попробовать договориться.

– Раз боишься, тогда сиди тут, – решил Никита. – Только уйди подальше и не отсвечивай.

Как ни удивительно, Петька понял. Отошёл под одинокий кустик, который единственный остался после того, как рощицу на окраине района похоронили под гаражным кооперативом. Никита полминуты глядел в ту сторону, а потом спрыгнул в большую лиственную кучу, которую успели натаскать мальчишки.

– Кит, ну пойдём домой, – снова заскулил Петька спустя некоторое время.

А Никита только успел распробовать, как же классно прыгать. Лучшими секундами были те, которые он проводил в воздухе, тогда желудок подкатывался к горлу, а сердце начинало колотится как бешеное и почему–то становилось очень весело.

Услышав ненавистное прозвище, Никита, только оказавшись на земле, подлетел к Петьке и страшно на него зашипел:

–– Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты меня так не звал?! Достал ты меня, понял?

Петя, втянув голову в плечи, виновато поглядывал на брата, а Никиту так и подмывало съездить ему по башке. Идти домой сейчас было просто преступлением, но ведь Петька, клещ проклятый, не отцепится!

– Никит, ну ты скоро?

Пацаны торопили, надо было срочно что–то решать. Никита закатил глаза, велел Петьке ждать его, а сам подошёл к друзьям.

– Короче, я его щас домой отведу и быстро к вам, ок? – тихонько сказал он, косясь на Петьку, который топтался неподалёку.

Мишка с Витькой переглянулись и одновременно насмешливо протянули «ага, конечно».

Никита нахмурился.

– Да я его только отведу и сразу вернусь.

Витька покачал головой.

– Тебя потом из дома не выпустят.

– Мамы ещё нет, я Петьку только заведу и к сразу вам.

– А вдруг есть? Тогда точно не пустит, знаю я твою маму.

Никита обречённо и зло застонал.

– Мне здесь этой малолетку оставлять?

– Ага, детский сад, – презрительно выплюнул Мишка. – Он ещё потом и сдаст нас, что мы по гаражам прыгаем, нам точно бошки оторвут.

И ведь правда, гаражи были запретной, но очень привлекательной зоной. Кооператив забросили и вообще собирались снести, так что мальчишкам никто не мешал там развлекаться. Но родители всё равно задавали трёпку, если выясняли, что дети там околачивались. Мама однажды на неделю устроила Никите домашний арест, когда узнала о его прыжках, он все осенние каникулы дома просидел, хотя не делал ничего такого. Подумаешь, попрыгал по гаражным крышам.

Вот только Никите было невдомек, что мать переживает не только за его возможные травмы. Гаражи соседствовали с промзоной, а она никогда не была особенно безопасным местом.

Никита вздохнул, не видя другого выхода, кроме как пойти домой. Петька всё равно фиг отстанет, а оставлять его здесь не позволят мальчишки, да и Никите не будет никакого удовольствия, потому что за Петькой снова придётся следить.

Поэтому он отвернулся и быстро зашагал прочь, пока ему в спину летели обидные фразы «Иди давай, нянька» и «Сопли ему не забудь подтереть». 

– Пошли уже, – злобно бросил он Петьке, направляясь к выходу из кооператива.

Доро́гой Никита упрямо молчал, всё думал, как отделаться от Петьки. Просто затолкать его домой не вариант, он прибежит обратно. Запереть не выйдет, ключ у Петьки есть. Значит, его надо отобрать, а Петьку закрыть так, чтобы он больше не выбрался. Но ведь тогда он точно маме пожалуется!

– Слушай, – Никита резко остановился и схватил Петьку за рукав, поворачивая к себе. – Ты чё, реально не можешь один посидеть дома пару часов? Если страшно, то запрись в комнате, включи свет. Блин, да в комп поиграй. Тебе зачем я вообще нужен?

Петька только шмыгал, глядя на Никиту большими влажными глазами.

– Вот ты трус, – презрительно выплюнул Никита.

Он зашагал вперёд, и Петька еле поспевал за ним. До подъезда дошли в молчании, и тут Никите в голову пришла гениальная мысль. Он хлопнул себя по карманам и ойкнул.

– Я ключи посеял, меня мама убьёт! Ты сиди дома, только мне свой ключ дай, а я пойду поищу.

Петя нахмурился, недоверчиво глянул на Никиту.

– Давай, не пялься так на меня, – поторопил Никита. – Гони ключ быстрее. А то мой украдёт какой-нибудь цыган, а потом к нам домой заявится. Этого хочешь?

Петька явно испугался, полез в карман ветровки, но тут хмурое выражение сошло с его лица. Он, глядя за спину Никите, вдруг просиял. 

– Мама! – радостно завопил Петька.

Никита, не очень–то поверив брату, повернулся, и вправду увидел мать. Она широкими шагами пересекла двор и остановилась возле сыновей, широко улыбаясь.

– Привет, мальчишки. Что это вы тут?

Никита втянул голову в плечи. Вот сейчас Петька всё выложит про гаражи, и гулять Никита ближайшую неделю не выйдет, мама повесит на него кучу домашней работы. Ещё и отчиму расскажет, который начнёт воспитывать…

– Мы, э–э, гуляли, – Петька потёр нос, потом почесал затылок.

– Вот, какие у меня дружные ребята, – обрадовалась мама. – Где были?

– Да в парке уток кормили, – выпалил Никита одновременно с Петькой, который сказал: «Были на детской площадке». – Ну, мы сначала уток, а потом на площадку.

По лицу мамы пробежала тень, но затем оно снова стало весёлым.

– Вот и хорошо. Тогда домой – шагом марш.

Никита поглядел туда, где за дворами прятались гаражи, и где сейчас его ждали мальчишки. От досады хотелось завыть, но куда теперь было деваться? Только пойти домой. Ещё спасибо, что Петька его не сдал. Странно, конечно.

– А у нас трубы в офисе прорвало, – объяснила мама, пока лифт поднимал их на шестой этаж. –  Пока мастеров вызвали, уже по щиколотку воды было. Слава богу, хоть не кипяток...

Никита почти не слушал. Какое ему было дело? Главное, что парни там уже наверняка сто раз посчитали его треплом. Обещал же ведь прийти, а теперь и правда мать не выпустит. Никита с трудом удержался от того, чтобы стукнуть Петьку, когда они выходили из лифта, но побоялся материнского гнева.

В квартире, кстати, было не темно и не страшно, даже без включённого света, а уж когда под потолком прихожей загорелась лампочка, стало вообще здорово. И чего, спрашивается, Петьке не сиделось одному?

Всё–таки Никита предпринял попытку ускользнуть к ребятам.

– Мам, а можно мне с Витькой и Мишкой погулять?

– Ночь на дворе, никаких прогулок, – мама с сомнением поглядела на Никиту. – И вы ведь с Петей уже гуляли, не устал? И ужин надо готовить, кто мне помогать будет?

– Я! – Тут же вызвался Петька. – А когда папа вернётся?

– Завтра проснёшься, и он уже будет дома. Никит, тогда на тебе посуда.

Никита угукнул и прошёл в ванную, чтобы вымыть руки. Ему хотелось хоть немного отдохнуть от Петьки, который увязался на кухню за мамой. Правда, терпеть его всё равно пришлось, он вернулся в комнату, где Никита уже сидел за компом, минут через тридцать. Как только Петька приблизился, Никита тут же ощерился.

– Только не думай, что мы теперь друзья, раз ты маме не сказал про гаражи. Если бы ты не припёрся, я бы… – Никита задумался. Что бы он тогда сказал маме о задержке? И вообще, с неё бы сталось, пойти его искать и обнаружить прямиком в кооперативе. Впрочем, Никита поспешно отогнал от себя эту мысль. – Если бы не ты, я бы всё ещё с пацанами тусил. Короче, отвали.

И Петька больше не подходил, ушёл на свою кровать, уткнулся в книжку. Только когда мама позвала есть, предпринял робкую попытку приблизиться, но отступил, когда Никита на него замахнулся.

Ужинали молча, даже без телевизора, потому что мама его не включала во время еды. Только когда тарелки опустели, и Никита принялся мыть посуду, мама включила телевизор. Шёл какой–то старый фильм про волшебника, его жену, юношу–медведя и принцессу. Какая–то нудная и запутанная история, Никита даже не хотел особо вникать, а мама смотрела с удовольствием.

Помыв посуду, Никита вернулся за комп. Петька снова сидел у себя на кровати, только на этот раз достал альбом и цветные карандаши. Никита закатил глаза и плюхнулся в кресло на колёсиках.

Всё–таки он решился посмотреть, не написали ли ему парни, открыл диалоги с ними, но они были пусты. Информация на страницах указывала, что в последний раз Мишка с Витькой были в сети примерно после обеда, как раз тогда, когда и договаривались о встрече.

«Наверное, до сих пор гуляют», с завистью подумал Никита. Хотя, на улице уже было слишком темно.

До того, как пришло время ложиться спать, Никита ещё несколько раз проверял сообщения, но в сети не появился ни один из его друзей. Это было дико обидно. Они там, значит, развлекаются, может, до сих пор, даже могли пойти с ночёвкой друг к другу, а он один. И они даже ему не пишут!

Пришло время сна, правда, Никита хотел поторговаться с мамой. Он мог бы и посидеть ещё подольше, тем более, завтра был выходной, это Петька засыпал в детсадовское время. Даже не выключив компьютер, Никита хотел было пойти к маме, но она вдруг позвала его сама.

– Что–то случилось? – нервно спросил он, появляясь на кухне.

Старый фильм кончился, телевизор работал, но звук был приглушен. Никита напрягся, перебирая в уме, чего такого мог натворить. Вроде, в школе было всё нормально, правда, он умудрился схватить пару троек. Но это же не двойки, из–за них звонить не будут… «Кто–то всё–таки нас увидел на гаражах», – в ужасе подумал Никита. Но откуда у этого кого–то мамин номер? Если не школа и не гаражи, тогда что?

– Мне тётя Юля звонила, спрашивала про Витю. Ты в последний раз его в школе видел? – спросила мама.

Никита почувствовал, как начинают неприятно мокнуть ладони. Тётю Юлю он немного побаивался, Витька рассказывал, какая она у него бывает строгая. Никита покосился на дверь в спальню, за которой готовился ко сну Петька.

– Ну, да, в школе.

– Так, а потом вы не гуляли?

– Мм–м, нет, – Никита отвечал медленно, на ходу пытаясь сообразить, как бы так соврать, чтобы было правдоподобно. – Ну, мы погуляли, но чуть–чуть совсем. И всё.

Мама настороженно посмотрела на Никиту.

– И больше с вами никого не было?

Никита тяжело сглотнул.

– Ну, ещё Мишка. Погуляли и потом по домам. А я вечером, вон, с Петькой…Да.

Никита напряжённо глядел маме в лицо, стараясь понять, поверила она ему или нет. Судя по тому, как она хмурилась, врал Никита не очень правдоподобно. «Но ведь Петьке она поверила, – недовольно подумал он. – А мне – нет. Ну, конечно!».

Но мама, кажется, поверила.

– Ладно, – наконец сказала она.

Никита выдохнул

– А что–то случилось? – спросил он, с любопытством глядя на маму. Она вдруг показалась Никите какой–то очень грустной.

– Нет, ничего. Ложись спать.

– А можно мне не ложиться так рано? – Никита всё–таки решил попытаться упросить маму. – Завтра же суббота.

– Хорошо, – рассеянно ответила она. – Только тогда иди в большую комнату и не мешай Пете отдыхать.

Никита перебрался в комнату мамы и отчима, прихватив с собой портативную приставку. Он играл где–то минут сорок, пока мама не пришла и не погнала его спать. Она только успела сказать, чтобы Никита шёл умываться, как ей снова позвонили. Пока Никита не открыл кран, он слышал, как мама поздоровалась с Кариной. Женщин с таким необычным именем Никита не знал, кроме одной – Мишкиной мамы.

Боясь, что она каким–то образом разузнала про гаражи, и сейчас ему достанется, Никита наскоро плеснул себе в лицо воды, пару раз провёл по зубам щёткой и быстро ретировался в комнату. Он хотел сразу переодеться и юркнуть в кровать, но надо было сначала выключить компьютер.

Пока он медленно вырубался, синея экраном, Никита поглядел на Петьку. Он уже спал, с включённым ночником, ещё и кролика игрушечного к себе прижимал. Вот же детсадовец. Не зря Мишка с Витькой так обзывались. И тут же Никита снова подумал о друзьях. Чего они пропали из сети? И Витина мама звонила, спрашивала всякое. Что–то случилось? Ну, ясно, что да, но что?

Никита нисколько не хотел спать, но всё–таки закрыл глаза и отвернулся к стене, чтобы, если мама вошла, то сразу поняла, что он уже дрыхнет. Никита слышал, как она сначала тихо разговаривала на кухне, а после – её шаги по коридору. Мама, кажется, остановилась на пороге комнаты, немного постояла. Никита зажмурился сильнее: «Только бы не подошла, только бы не подошла!»

Мама всё–таки приблизилась к кровати. Никита ощутил ласковое прикосновение к волосам, затем почувствовал, как мама поправила ему одеяло. Только когда она снова ушла на кухню, и опять раздался её приглушенный голос, Никита позволил себе расслабиться. Не уснул, конечно, просто задремал.

И проснулся, потому что очень захотел пить. В комнате было темнее, чем прежде, спасал только ночник, без него бы пришлось добираться до двери на ощупь. Никита, зевая, вышел в коридор и замер. Дверь на кухню была закрыта, но из щели снизу бил свет. Слышались негромкие голоса, значит, отчим уже вернулся с работы. По инерции Никита сделал ещё несколько шагов вперёд, размышляя, не вернуться ли ему в кровать. Хотя, для того, чтобы попить, не обязательно было заходить на кухню, в ванной тоже текла вода. Никита как раз завернул туда, когда расслышал голос отчима.

– ...два мальчугана. Двенадцать лет, Никиткины ровесники. Ну, мы их искать, конечно, какие трое суток? Да и не только мы, много людей вышло, те же добровольцы.

– Нашли? – с надеждой спросила мама.

– Да, но там…Всё зря уже.

– Кошмар какой.

– Поисковые собаки долго у гаражей крутились. Там, видать, мальчишки в последний раз и были. Кооператив этот чёртов, на отшибе. Вот беда…

– Родителей жалко, такое горе. Всю жизнь теперь мучиться.

Никита на цыпочках вышел из ванной. Пить теперь совсем не хотелось. Сейчас он мечтал просто спрятаться под покрывало, как маленький. Он шмыгнул в спальню мышью, улёгся, завернувшись в одеяло по самый нос. Трясясь то ли от холода, то ли ещё от чего–то, Никита смотрел на кровать напротив. Там, прижимая к себе плюшевого кролика, спокойно спал Петька. Никита улыбнулся дрожащими губами.


 

7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Евдокия Варакина. Я просто посижу

Оле – В этой витрине вы можете увидеть первую карту города Ульяновска, – по жесту экскурсовода ребята послушно повернули головы. Толпа девятиклассников-олимпиадников, погруженных в историю и МХК – вря

Зоя Дербарендикер. Новое горе Федоры

По мотивам сказки К. Чуковского. Федора заботилась о своей посуде. Она тщательно мыла и нежно вытирала полотенцем посуду, с которой было прожито столько грустных и веселых дней. Но время шло, кастрюль

Владимир Высоковских. Не бойся! Я тебя защищу

10-12 лет 1. Двое не из ларца Бац! Пустая жестянка из-под сгущенного молока ударилась о стену серого пятиэтажного дома. Потом отскочила, забренчала по асфальту, где виднелись остатки мелких осенних лу

Comentários


bottom of page