Александр Поликарпов (Стрельцов). СУЛТАНША


Действующие лица


Гюльджан, египетская султанша, из кипчаков, тридцати двух лет

Зафира, первая жена султана Атарбека, от сорока до сорока пяти

Абд аль-Алим, советник Гюльджан, библиотекарь, мудрец и звездочет, к восьмидесяти

Хашим абу Али ибн Ваджих, советник Гюльджан, ученый, около шестидесяти

Визирь, высокий мужчина с хитрыми глазами, около пятидесяти лет

Начальник стражи, сорок с небольшим лет, не оратор и не мыслитель

Казначей, до пятидесяти, с худым лицом, но внушительным животиком

Эфиопка, молодая рабыня

Стражник, молодой человек

Мамлюки, глашатай, эфиоп, служанки, музыкантши, танцовщица



Действие первое


Явление первое


Каир середины XIII века. Одна из комнат дворца египетского султана. Ковры и роскошь. Посредине возвышается балдахин. Под ним подобие тахты с шелковыми оттоманками. Неподалеку от балдахина два советника: Абд аль-Алим и Хашим абу Али ибн Ваджих, сидя на ковре, угощаются фруктами и играют в нарды.

Рядом с Абд аль-Алимом стопка книг.


Ибн Ваджих. Скажи, мудрец Абд аль-Алим,

Пусть благодать пребудет с ним!

Пусть в уважении склонится аль-Кахира[1],

Пред тем, кому открыты тайны мира!

Скажи, ты слышишь шепот вышних сфер,

Какой сегодня поучительный пример

Послало небо? Какие предсказания от звезд? Подсказки от луны?

Какие тайны нам открыты, какие указания даны?

Абд аль-Алим. О многочтимый ибн Ваджих!

Я слышу, ветер за окном утих,

Не смея заглушать твоих правдивых слов.

Да, звезды отличают мудрых от глупцов.

И мудрецам они вверяют знать

То, что глупцам не суждено понять.

Звезда Аль-Хиб, наш проводник в былое,

Направила мой взор во время злое,

Когда султан и воин ас-Сабих,

Победу одержав, от ран навек затих.

Ибн Ваджих. Почтение служившему Аллаху!

Мир и молитва праведному праху!

Абд аль-Алим. Ярчайший Аль-Наир, что знает день текущий,

Вернул меня к картинам жизни сущей.

Пред взором мысленным предстала мне Гюльджан,

Ее походка, дивный стройный стан.

Ибн Ваджих. Наложница багдадского халифа.

Абд аль-Алим. Любимая рабыня ас-Сабиха.

Приняв в Каире истинную веру, рабыня перестала быть рабой.

Султан с ней обращался как с супругой, а в завещании назвал своей женой.

Ибн Ваджих. Кто видел завещание султана?

Кто поклянется, что там не было обмана?

Гюльджан, как говорили, знала руку ас-Сабиха

И за него, в отсутствие его, умела расписаться лихо.

Абд аль-Алим. Гвардейцы и служители Корана

Признали в ней наследницу султана.

Ибн Ваджих (сердито). Нам завещал от века Прародитель,

Мужчина – господин и повелитель,

А женщина повелевать не может.

Пусть полномочия с себя немедля сложит.

Тем более, наложница! И на вершине власти.

Жди в наказание нам мор, и глад, и прочие напасти.

Недаром присмотреть за ней послали человека –

Мамлюкского эмира Атарбека.

Абд аль-Алим. Придворные интриги – темный мир.

Пред ним тускнеет даже Аль-Наир.

Но прежде говорили на базаре, где лиш