top of page

Алексей Казарновский. ПОСЛЕВОЕННАЯ ПОЭЗИЯ

Послевоенная поэзия

Война – событие сверхмасштабное, оказавшее радикальное влияние на все аспекты жизни, в том числе на литературу. Что же происходило после нее в российской поэзии?

Прежде всего, как определить «послевоенный период» как таковой? Ясно, что речь идет об отрезке времени начиная с 1946 года. Не очень понятно, где он кончается… В это время живут и творят многие поэты разных поколений (поэты Серебряного века, поэты, которых принято считать поэтами военного периода, шестидесятники), но время расставляет акценты и меняет их.

Начало послевоенного периода – в сущности, продолжение или эпилог периода военного. Военная тема продолжает доминировать, и на авансцене прежние звезды поэзии. Это Твардовский (после войны написаны: «Я убит подо Ржевом», «В тот день, когда кончилась война»), Симонов, Сурков, Берггольц, Алигер, Долматовский, Фатьянов. Я не случайно в ряду «чистых поэтов» называю и тех, кого мы воспринимаем прежде всего как поэтов-песенников. Поэзия и песня всегда шли рука об руку, в зависимости от контекста времени то расходясь, то сближаясь. Место песенной поэзии, как и самой песни, – массовая аудитория. В военное и ранее послевоенное время ситуация кардинально отличается от, скажем, Серебряного века с его элитарной поэзией. Здесь прежде всего востребована ориентация на широкую аудиторию. В условиях общенациональной беды народ сплочен и выступает как выраженная общность – «мы». Грубо говоря, в этих условиях не до отдельного индивидуального «я» с его рефлексиями, не до элитарных изысков. Время само по себе достаточно пафосно и трагично, чтобы не искать изысканных форм и острых сюжетов в утонченностях сугубо личных переживаний. Хороший пример разности восприятия массовым слушателем поэзии и песни есть в мемуарах А. Городницкого. Поясняя, почему он пришел к авторской песне, А. М. пишет, что в той среде, в которой он оказался, работая геологом после института (там были преимущественно бывшие заключенные) стихи воспринимались как выражение слабости, а к песне было совершенно другое отношение. Путь поэзии к массовому слушателю лежал через песню.

Между тем элитарная поэзия, отступив на второй план, никуда не делась. Писали в это время Ахматова и Пастернак. Снова появляется в литературе Николай Заболоцкий.

Переломным моментом, конечно, стала смерть Сталина и последовавший за ней ХХ съезд.

В это время выходит на авансцену будущее «поколение шестидесятников»: Евтушенко, Рождественский, Ахмадуллина, Вознесенский, Кушнер, Окуджава, Бродский, Ваншенкин.

Особое место занимают фронтовики-шестидесятники: Ваншенкин, Левитанский, Давид Самойлов, Окуджава – зачинатель авторской песни. Они – мостик, соединяющий новый период с предыдущим. Им принадлежит, в частности, заслуга переосмысления войны уже не как подвига и трагедии народа, а как некоего грандиозного личного опыта. Тут наблюдается смещение фокуса поэзии назад от «мы» к «я». Это в свое время ухитрились даже поставить в вину Давиду Самойлову в отношении его стихотворения «Сороковые, роковые». Военная тема сохраняется и в поэзии нового поколения. Достаточно вспомнить «Балладу о красках» Р. Рождественского. Однако конец 50-х – начало 60-х – время светлых надежд. Страна, преодолевшая войну и послевоенную разруху, на подъеме. Общее настроение в обществе позитивное. Меняется и доминирующая тематика поэзии. Среди наиболее часто звучащих в это время можно перечислить несколько характерных тем.

1. Антисталинская, антигулаговская тема («Где-то в поле возле Магадана» Заболоцкого, «Наследники Сталина» Евтушенко) на некоторое время становится мейнстримом, с тем чтобы затем спохватившееся начальство (решившее, что переборщило) загнало ее в андеграунд.

2. Борьба за мир, антивоенная и антифашистская тема («Хотят ли русские войны», «Бабий яр» Евтушенко, «Бухенвальдский набат» А. Соболева).

Поколение, пережившее одну войну, всеми силами стремится избежать новой. Между прочим, даже пресловутый «мюнхенский сговор» в значительной степени обусловлен крайним нежеланием Англии и Франции воевать из-за трагического опыта Первой мировой.

Борьба за мир провозглашалась в качестве официальной стратегии международной политики государства и при этом вызывала полное понимание у народа и литераторов.

3. Тема надежды на лучшее и позитивного отношения к жизни вполне вписывалась в официальную идеологическую установку. В этом плане знаковой стала «Я люблю тебя, жизнь» К. Ваншенкина.

Можно сказать, что это был «медовый месяц» государства и литературы.

Как известно, «поэт в России больше, чем поэт». В этой связи уместно обозначить тему «Поэт и власть». Если прежде, в Советском Союзе, литература вообще и поэзия в частности была в соответствии с ленинским предписанием не более, чем «”колесиком и винтиком” великого социал-демократического механизма», другими словами, власть возлагала не нее чисто прикладные пропагандистские задачи, то теперь со стороны литературы появилась претензия на большее – на независимую власть над душами, на самостоятельное (внепартийное) осмысление действительности. Это не могло не привести к конфликту. Для партийных властей такая самостоятельность литературы была неприемлема.

Конфликт, как известно, двигатель развития. В данном случае развития популярности поэтического слова. В этой связи понятен расцвет «эстрадной поэзии», собиравшей огромные аудитории в тот период. Вспомним фильм «Застава Ильича» и поэтические концерты в Политехническом музее.

Конфликт развивался постепенно. В обществе еще были сильны позитивные настроения, «вера в основы», в грядущее «построение светлого будущего», в «руководящую и направляющую роль обновленной партии», в возврат к «ленинским нормам».

Интересно в этой связи вспомнить грандиозную поэму Е. Евтушенко «Братская ГЭС», очень характерно эклектичную по своему идеологическому наполнению. Здесь есть ретроспектива «русского бунта» с характерной его романтизацией в духе коммунистической идеологии. Многие считали это произведение чуть ли не пропагандистской халтурой. Между тем, вспоминая общие настроения в тот период, почему бы не предположить, что автор был вполне искренним в своем стремлении участвовать в жизни страны не вопреки, а вместе с «руководящей и направляющей силой». Еще ведь не было процессов Синявского и Даниэля, разгрома альманаха «Метрополь», еще не осудили Бродского. Солженицына еще печатали в «Новом мире», а Булгакова в журнале «Москва». КГБ еще не был озабочен самиздатом как массовым явлением. Хотя первый звоночек уже прозвенел – Хрущев уже разгромил выставку в Манеже…

К началу 70-х произошла мена общественной атмосферы. Идеологический застой, давление партийной цензуры, нарастающие проблемы в экономике – все это больше не способствовало позитивному восприятию жизни. Возникло и усугублялось разделение на «официальную» и «андеграундную» поэзию. Особо талантливые, впрочем, умели удержаться на грани.

Андеграундное направление тем временем быстро развивается и приобретает все большую популярность.

Трудно представить себе «Я люблю тебя, жизнь» написанной в это время. Вернее, представить можно, более того, много подобного было написано в то время, но воспринималось это уже как насквозь фальшивые пропагандистские поделки.

Обнаружившийся еще в стихах фронтовиков-шестидесятников переход от «мы» к «я», сосредоточение на тонкостях внутреннего мира лирического героя становится главной тенденцией, возвращающей поэзию к корням, к Серебряному веку.

Закономерен в этом плане успех т. н. «ахматовских сирот» (Е. Рейн, И. Бродский и др.), воплотивших в себе связь поколений.

Все это, конечно, мало устраивало власть, которой нужны были «винтики и гвоздики», а не рефлексирующие человеческие души.

Между тем появляется авторская песня как новое особое направление, выросшее из андеграунда. Здесь тоже легко увидеть связь с Серебряным веком. Ведь был предтеча – А. Вертинский. Появляются и становятся популярными Окуджава, Дольский, Высоцкий, Ким, Городницкий, Визбор.

Здесь, в промежутке 1970–1975 годов, по-видимому, и надо провести границу послевоенного периода.

Чуть позже появляется русский рок. Это отдельный большой разговор (если обсуждать текстовое наполнение), выходящий за рамки моего доклада.



103 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page