Алексей Котов. ЦВЕТОЧЕК НА КАПОТЕ

Валерий Павлович Шлёпанцев не торопясь спустился во двор, подошел к своей новой машине и ужаснулся.

На блестящем капоте красовался нацарапанный чем-то острым аккуратный цветочек. Холодок ужаса пробежал по спине Валерия Павловича: «Может, это китайская наклейка‑розыгрыш?»

«Наклейка» не отдиралась.

Валерий Павлович в негодовании вернулся домой.

– Малыш, ты представляешь! У меня на капоте нарисовали цветочек!

– Красивый? – Лариса гладила котика.

– Ка-ка-кое там!!! – Шлёпанцев заметался по квартире:

– Малыш, это новая машина! Новая! Это… это…

– Тебе не нравится? – Котик ласково урчал.

– Да что ты говоришь-то! Да как… да как…

– А я думала, тебе понравится…

Дикое подозрение охватило Валерия Павловича.

– Нет… не говори мне… – Шлёпанцев схватился за живот, заменяющий ему сердце, и в изнеможении опустился на диван.

– Да, это сделала, я! – Лариса нежно смотрела на Валерия огромными серыми глазами. – Я хотела сделать тебе приятное. Такой маленький, красивый цветочек. Ты будешь смотреть на него, и твое сердце потеплеет от любви ко мне.

Шлёпанцев действительно «потеплел».

– Хы-ы-ы-ы!..

Весь вечер прошел в рьяных дебатах. Валерий Павлович бегал по квартире, выл в окошко, усердно рвал на себе волосы, ползал на коленках и что-то невнятно пытался объяснить жене.

Лариса с любопытством смотрела на мужа.

– Хорошо. Если ты не любишь мои цветочки, значит ты не любишь меня. – Лариса встала, поправила свои чудесные белокурые волосы, взяла клатч, надела плащ и двинулась к двери. – Я ухожу к маме.

Дверь захлопнулась.

Валерий Павлович остался один на один с котиком. Котик отправился на кухню в поисках рыбки, а Шлёпанцев отправился на кухню – в поисках водки.

Оставшийся вечер друзья провели вместе. Покинутый муж пил водку и страдальчески смотрел на кота. Кот, набив живот рыбой, разлегся на табуретке и, казалось, вопрошал Валерия Павловича:

– А поговорить?

И Шлёпанцев говорил!

Разговор вращался вокруг женщин с их непонятной простому смертному логикой.

Конечно, были затронуты и автомобильные темы. И темы наскальных рисунков доисторического человека. Уснули далеко за полночь.


– Ты разведись! Да, да! Разведись! – утешал друга Игорь Сергеевич. – Да если бы моя Серафима такое бы вытворила! Да ты что! Да у Ларисы совсем ума нет!

Валерий Павлович живо представил, как упитанная и хозяйственная Серафима рисует фикус в кадке на капоте семейного джипа.

– Ха-х-х-х!..

– Ты что, Валера? – Игорь удивленно поднял брови.

– Да так… Померещилось.

– Разведись, я тебе говорю, разведись! – Игорь Сергеевич размахивал руками, пытаясь показать Валерию, как хорошо живется в холостяках.

Глядя на друга и блеск в его глазах, Шлёпанцев вдруг вспомнил, как Игорь постоянно напрашивался к ним в гости и как смотрел на Ларису. И отчетливо представил Серафиму у себя на кухне, с огромным тучным котом. И выброшенные за ненадобностью живописные картины, и красивые цветы в маленьких горшочках.


– Послушай, а он у тебя супер. Сам рисовал? – Мастер по аэрографии восхищенно рассматривал рисунок Ларисы на капоте авто. – Это она тебя проверяет, чувак, кого ты больше любишь, ее или машину. А нарисовано в кайф! Давай я чутка подправлю, здесь вот оттеню, цвет слегка наложим, заполируем, лачком покроем…

Шлёпанцев улыбался. Мастер продолжал:

– У тебя крутяк тачка будет! А ей скажи, пусть зайдет. Мы с ней так тачанки разрисуем – у нас клиентура в очередь встанет!


Валерий Павлович Шлёпанцев ехал к теще за женой. На заднем сидении возлежал котик на огромном букете цветов.

Она нарисовала гвоздем на капоте новой машины цветочек. Кого больше любит: меня или машину?

2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все