Алексей Курганов. ТРИ АВГУСТОВСКИХ ДНЯ

– У тебя отпуск когда кончается? – спросил Федор.

– Через неделю, – ответила Марина. – А что?

– Ничто. Хочешь в Ялту?

– А… – она даже растерялась. Какая Ялта? При чем тут Ялта? Она не собиралась ни в какую Ялту!

– Как это в Ялту?

– Очень просто. Мне надо дня на три в Ялту. По работе, ну и искупаться, позагорать.

– А я тут при чем?

Федор в ответ то ли недовольно, то ли раздраженно поджал свои толстые губы.

– Поясняю для тупых: приглашаю. За компанию, – и нахмурил брови, дескать, нельзя же быть такой бестолковой! Чего непонятного-то?

– Интересно, – все так же растерянно усмехнулась Марина. – А я-то в качестве кого?

– А без всякого качества, – ответил он вроде бы совершенно нейтрально, но получилось, как всегда, с этакой самодовольной хамоватостью. – В качестве бывшей жены и любимой женщины. Тоже, понятно, бывшей! – добавил он, чтобы сразу внести ясность и не давать никаких совершенно ненужных, долгоиграющих намеков.

– Ты серьезно? – задала она следующий вопрос, который по уровню идиотизма как раз и не требовал никакого серьезного ответа.

– А что такого-то? – Вот теперь он действительно начал сердиться. – Может, хочу сделать тебе такой вот незатейливый подарок. Просто подарок! В память о былом! Могу я сделать или нет?

Марина пожала плечами.

– Сделать, конечно, можешь (Федя – три медведя! Фокусник чертов!), – и все же не удержалась, хотя все и так давно понятно: – Ты по новой, что ли, предлагаешь?

– Чего?

– Ну… – она на секунду замешкалась, – сойтись, что ли?

– Ничего такого я тебе не предлагаю. – Он нарочно выделил это слово – «такого», потому что, похоже, уже и сам был не рад, что затеял весь этот дурацкий разговор. – Я. Тебе. Предлагаю. Поехать. Черт – полететь! В Крым. Просто так. Приставать не буду. Обещаю. Хочешь, расписку напишу?

– Да… То есть – нет! – спохватилась она. Какие расписки? О чем? Ну дурдом! Настоящий! – А если мне самой… Понимаешь?

– Не понимаю. Чего еще?

– Ну… захочется.

– С какой это стати? – Он даже удивился. Или сделал вид?

Нет, он не только фокусник, но еще и артист! И беспардонный хам! «С какой стати?» С той самой!

– С той самой! – разозлилась теперь уже она. – Если ты не забыл, я все-таки женщина! С нормальными гормонами!

– А-а-а… – догадался он и сделал такую физиономию, словно только что совершил какое-то грандиозное, уму не поддающееся открытие. Потом немного помолчал, чего-то сообразил и решительно-отрицательно замотал головой. Свою голову Федя всегда любил. Холил, лелеял и вообще тайно гордился. Своей головой он был похож на кубинского лидера Фиделя Кастро Руса в дни его боевой молодости на Плайя-Хирон.

– Не, Мариш, это вряд ли!– Ее запрос он понял по-своему, по-«медвединому». – Там в августе столько баб собирается… И таких, что тебе до них… – он махнул рукой, – как до Луны. И то голодными ходят. Мужики там в это время – большой дефицит! А уж тебе-то, с твоей внешностью… – И он огорченно и, кажется, вполне искренне махнул рукой еще раз.

Ну, не сволочь, а?

– Хам! – рявкнула Марина. – Никуда я с тобой не поеду!

– Как знаешь… – он, казалось, ничуть не огорчился. – Было бы предложено. Ты это… новый купальник себе, что ли, купи. Вот деньги.

Нет, ну как с таким медведем можно о чем-то серьезно разговаривать? С таким можно только бороться!

– Номер будем общий брать или отдельные? – спросил он уже не подходе к гостинице.

– Общий, – сказал Марина и обиженно надулась. – Нечего деньгами разбрасываться.

– Ох ты, ах ты, какая хозяйственная! Да не жмись!– Федор довольно похлопал себя по нагрудному карману. – Монета есть! Гуляй, рванина, от рубля и выше! Разрешаю!

Море весело и беззаботно плескалось совсем рядом – минут пять ходу. Шикарное место «Отель Палас»! Хорошо быть молодым, богатым и глупым медведем без ревнивой супруги-медведицы, от которой шаг вправо – шаг налево приравнивается к попытке побега из родимой берлоги!

– Пойдем пожрем, – предложил он, как всегда, незатейливо, когда они наконец оформились, поднялись в номер и распаковались.

– Да, – поморщилась Марина. – Лексикон как на скотном дворе.

– При чем тут скотный двор? – удивился он.

– При том, что пожрем. Нормальные люди уже давным-давно кушают. Или едят.

– Это точно, – согласился он. – Правильно я все-таки сделал, что с тобой развелся. Умный я мужик.

– Ты не умный. Ты богатый, – уточнила Марина и не удержалась, съязвила: – К сожалению, часто это очень разные вещи.

– Интеллигенция! – с удовольствием произнес он иностранное слово. – Где уж нам, лапотным… Ну, ты идешь или нет?