top of page

Анатолий Неверов. ДРУГ ПОПАЛ В БЕДУ

До начала урока оставалось минут пять. Заглядывая в конспект, я чертил на доске схему опреснения морской воды в походных условиях.

Почти все дети были на своих местах. Сидевший за первой партой Славка привычно развернулся к Валере и заставлял его играть в крестики-нолики.

- Когда ты уже начнёшь думать своим котелком, тебе проигрывать не надоело? - раздражался Славка. - Ты нафига сюда свой крестик ставишь, не видишь, что здесь диагональ открыта?

- Сейчас вижу, - невозмутимо ответил Валера. - Не мог раньше сказать?

- Может, мне и крестики за тебя ставить?

- Можешь и за меня поставить, я не обижусь.

- Да ну тебя! Не хочешь мозг развивать, так и помрёшь дураком!

- Чего сразу помирать-то? Дай пожить дураком, а там видно будет, - с присущим ему спокойствием заключил Валера.

Дверь в кабинет распахнулась, и в него влетел Соколов. Парень был явно не в духе. Направившись к задней парте, он даже не поприветствовал традиционным хлопком подставленную Женькину ладонь.

- Макс, это ты? - спросил Женя. - Что с тобой?

- Отвали, - пробурчал тот и демонстративно бросил пакет на пол.

- Кажется, осень на кого-то дурно действует, - оборачиваясь к Соколову, предположила Света. – Может, тебе стоит витаминчики пропить?

- Да заткнись ты, рыжая, задолбала уже своей башкой перед глазами трясти! - не выдержал Макс и залепил по столу ладонью.

Девчонка вскочила с места, уставилась на Максима и... ничего не сказав, опустилась обратно на стул. Было удивительно, что Света не смогла подобрать ответных слов. Над классом нависла тишина. Валера резко повернулся к Соколову, желая встретиться с ним взглядом. Но тот уткнулся в тетрадь и яростно штриховал карандашом страницу.

- Потренировали языки? – прервал я напряжённое молчание. - Теперь давайте развивать эрудицию и упражнять память. Кто знает, как можно из морской воды получить пресную?

Дети медленно втягивались в обсуждение материала. Максим просидел весь вечер молча, не поднимая взгляда. Когда занятия закончились, Женька первым выскочил из кабинета. За ним потянулись девчонки. Славка, оглянувшись на Валеру, спросил:

- Ты идёшь?

- Не жди, мне сегодня в другую сторону.

- Как знаешь, тогда - пока.

Валера махнул рукой и покосился на сидевшего за партой Соколова. Вдруг Максим вскочил и направился к выходу.

- Погоди, - окликнул Валера, - разговор есть.

- Некогда мне, - отрезал тот.

Валера поднялся и ускорил шаг. Он догнал Макса на лестничной площадке и, властно положив ему руку на плечо, попытался остановить. Максим отпрянул, бросил пакет, сжал перед лицом кулаки и завопил:

- Ручонки убери, пока я тебе их не поломал!

Не успел он закончить фразу, как был сбит ударом Валериной ноги в голень. Соколов тут же поднялся, но, столкнувшись с тяжёлым взглядом великана, опустил глаза и неторопливо стал стряхивать пыль со штанов.

- Если ещё раз так Светку назовёшь, я подстригу твои лохмы и посажу за парту перед собой! Понял? - сквозь зубы процедил Курьянов и с присущей ему вальяжностью прошёл мимо столпившихся девчонок в сторону выхода.

Максима хватило лишь на то, чтобы презренно сплюнуть ему вслед.

- Валера, зачем ты так?! - бросила вдогонку Вера.

- Вера, вообще-то он за девчонку заступился! - возразила Катя.

- Пусть словами заступается, а не кулаками.

- Да неужели ты не видела, что здесь без кулаков бы не обошлось?

- Может, у Макса что-то произошло, кто-нибудь из вас поинтересовался? Только упрекать умеете! - не отступала Вера и подошла к Соколову. - Максим, держи! - она подняла пакет и протянула мальчишке. - Валерка считает, что раз большой, то ему всё можно.

- Да при чём тут он?! - выхватывая пакет, крикнул Макс и рванул к выходу, оставив всех в ещё большем недоумении.

Света незаметно отделилась от девчонок, обсуждающих заварушку, и вышла на улицу. Догнав Курьянова, она предложила:

- Валера, а пойдём домой вместе?

- Пойдём, - ничуть не удивившись, отозвался он.

- А можно я на следующем занятии рядом с тобой сяду? - собравшись с духом, поинтересовалась Света.

***

Женька жил ближе всех к ДЮЦу, но, как часто бывает в таких случаях, приходил позже остальных. И на этот раз он завалился в кабинет, когда все ребята были уже на местах. Сразу заметил пустую парту в центре класса. Поискав глазами Свету и найдя её рядом с Валерой, спросил:

- Светка, ты чего, к Валере переехала?

- Нет. Пока только пересела за его парту, - отшутилась она.

- А можно я тогда за твою сяду?

- Пожалуйста, она уже не моя! - разрешила Света.

- Перебежчик! - возмутилась Катя, Женькина соседка по парте.

- Катя, с тобой хорошо сидеть, но тесно. А там будет где развалиться! - оправдывался Женька. - Я надеялся, ты к Ане пересядешь, вы же подруги!

- Аня любит сидеть одна, а желание подруги нужно уважать, - отозвалась Катя.

- Вот и моё уважь, океюшки?

- Океюшки, подруга! - согласилась Катя, чем вызвала смех у всего отряда.

Не засмеялся только Максим. Он сидел понуро и водил ручкой в тетрадке, прекрасно понимая, с чем связаны такие перемены.

- Привет, сосед! - развернулся обрадованный Женька и протянул Максу руку.

Тот вместо приветствия схватил линейку и влепил ею по Женькиной ладони.

- Ай, больно! Какая муха тебя укусила? - удивился Женя.

- Сиди ровно! Ещё раз повернёшься - по загривку схлопочешь! - огрызнулся Соколов.

- Катя, отбой! Двигайся! Не собираюсь я сидеть перед этим психопатом! – заявил Женька.

- О, вспомнила щука о реке, оказавшись на сковороде! Поздно! Может, хоть Максим научит тебя смирно сидеть.

- Бли-и-и-н... Во-о влип! - протянул мальчишка и, втягивая шею, пытался понять причину такой реакции Макса.

Женька почти развернулся, но, увидев тянущуюся к линейке руку соседа, тут же передумал. Ребята заулыбались. На этот раз улыбнулся и Максим.


***

Вместе с осенними листьями летели и дни. Дворники уныло собирали в кучи прибитую октябрьскими дождями листву. А я, как и все предыдущие дни, шёл в ДЮЦ в приподнятом настроении. Мне нравилась моя новая работа. Я всё больше привыкал к детям. Сегодня по расписанию лекция для ребят из велокружка о спортивном ориентировании.

- Алексей Ильич, тут к вам! - вахтёр указала на пожилую женщину, сидевшую в холле.

При виде меня женщина поднялась и представилась:

- Я Лидия Ивановна, бабушка Максима Соколова. Ведь он у вас обучается?

- Да, что-то случилось? - забеспокоился я.

- Случилось. Он в последнее время сам не свой. Дерзит, огрызается... Мы с его матерью к этому привыкли, но чтобы воровать деньги... Такого ещё не было! Я вчера отложила с пенсии две тысячи на ремонт печки. В деревне у нас дом старенький, печка совсем разваливается. Максим был дома и видел, куда я их положила. Сели обедать, гляжу, а его и след простыл. Хватилась - денег на месте нет, - глаза Лидии Ивановны повлажнели. - Вечером он явился поздно. Я лежу, давление зашкаливает, а дочка давай пытать, где деньги. Он даже не отпирается. «Взял», говорит, «отдам». А для чего взял, не сознаётся. Дочка сказала, что пойдёт в школу жаловаться. А когда ей идти, если допоздна на заводе полы моет? Отправила меня. А я думаю: он и так-то в школу через раз ходит, а тут совсем забросит. И решила к вам обратиться, ведь он сюда сам бежит, подгонять не надо.

Лидия Ивановна умоляюще заглянула мне в глаза:

- Вы бы побеседовали с ним, не справляемся мы...

- Хорошо. Обязательно поговорю, - пообещал я.


***

На другой день я поджидал ребят у гардероба.

- Вы чего тут стоите, что-то с кабинетом случилось? - спросил кто-то из мальчишек.

- Всё нормально - цел-невредим. Проходите, там открыто. Я буду чуть позже.

В дверном проёме показался Соколов.

- Максим, раздевайся, жду тебя на дальней скамейке, - твёрдым голосом произнёс я.

Парень подошёл ко мне, не скрывая удивления.

- Садись и расскажи, что у тебя произошло.

Мальчишка молча присел рядом и опустил взгляд.

- В прошлый раз с ребятами сцепился, вчера твоя бабушка ко мне приходила...

Услышав про бабушку, Максим словно очнулся:

- В школу ведь сходить обещала, а припёрлась сюда.

- Переживает она за тебя. Говорит, что деньги начал воровать. Было такое?

- Не воровать! Я же сказал, что отдам. Заработаю летом и отдам. Меня обещали грузчиком в кондитерский цех на время каникул взять. Шесть тысяч платить будут да ещё пирожными угощать. Верну я ей эти деньги, чего бежать-то жаловаться всем?! - на одном дыхании выпалил парень, после чего сник и уже спокойным тоном, словно копаясь в своих мыслях, произнёс: - Думаете, мне было легко, когда стащил эти деньги? Места себе не находил... и до сих пор не нахожу.

- Куда деньги понадобились?

Максим отвёл взгляд в сторону.

- Неужели такой секрет?

- Да, для некоторых секрет, но вам я расскажу. Деньги нужны на собаку. У дяди Паши Джуля троих щенят родила. Двух мальчиков сразу купили: мать - сибирская лайка, красавица, в охоте толк знает. А третьего щенка, девочку, никто не берёт: у неё правый глаз до конца не открывается. Дядя Паша сказал, что утопит бракованную. Я его умоляю оставить, вот подрастёт, и возьму, а он думает, что поиграю с ней и брошу на улице. Знает, что в однокомнатной живу с бабулей и матерью…

- А кто такой дядя Паша?

- У него свой дом в посёлке. Мы с пацанами на котлован мимо ходим. Я с дядей Пашей летом познакомился. Да и не с ним сначала, а с Джулькой. Собака на ребят огрызается, а меня не трогает, улыбается даже. Серьёзно! Как человек, улыбается. Впервые такое вижу. Когда мне становится грустно, я к ней. Вытащу втихаря от бабули из супа косточку и Джульке тараканю. Через некоторое время собачка даже потолстела. Я думал, с моих косточек. А когда щенки появились, понял - я тут ни при чём.

Говоря это, Максим улыбнулся, а затем торопливо, почти взахлёб стал убеждать меня:

- Алексей Ильич, надо спасти девочку. Я уже малышке имя придумал - Найда. Красивое, правда? – Он посмотрел на меня, ища подтверждения, и, когда я, соглашаясь, кивнул, с улыбкой объяснил: - Я ведь чего в тот раз такой взъерошенный пришёл... Меня дядя Паша перед этим послал подальше с моими двумя тысячами. Он сказал, что звонили ему из деревни, может, приедут за щенком через три дня. Предупредил, что подождёт, а если не приедут, то всё равно утопит.

- Когда эти три дня закончатся? - спросил я.

- Завтра.

- Говори адрес, схожу к нему вечером.

Максим недоверчиво посмотрел на меня:

- Вы серьёзно?

- Серьёзней некуда. Надо спасать твою Найду, а там подумаем, где ей жить.

Мальчишка вскочил и обнял меня. Я от неожиданности чуть не завалился назад со скамейки.

Успокоившись, Максим продолжил:

- Точного адреса не знаю. Дом в Южном переулке, третий от дороги, зелёный такой. Вот, возьмите деньги, - Максим достал из кармана две тысячи и сунул мне в ладонь. - Я сначала думал вернуть, но потом решил: пусть пока побудут у меня, отдать хозяину или хозяйке всегда успею.

Когда мы зашли в кабинет, Славка стоял у доски и рисовал крестики-нолики. Увидев меня, он стал искать тряпку, но не нашёл и признался:

- Алексей Ильич, я показывал ребятам, как играть. Здесь надо пять фигур в линию выстроить. Интересно, и мозг развивает.

- Молодец, наведи на доске порядок и садись! - ответил я.

Максим пошёл к своей парте. Женька съёжился и прикрыл голову руками.

- Не бойся, солдат ребёнка не обидит, - произнёс Соколов миролюбиво.

После этих слов Женя выпрямился и со словами «кто бы говорил!» стал разворачиваться к Максу, но тут же содрогнулся от прилетевшего подзатыльника и отвернулся, прикрыв голову руками. Катя смеялась громче всех, а когда Женя с надеждой посмотрел в её сторону, сделала серьёзное лицо и подвинулась на середину парты.

Урок закончился быстро. Ребята собирали вещи, прощались и выходили в коридор. Валера со Светой не торопились – смотрели в телефон. Максим собрал пакет и подошёл к ним:

- Света, извини. Не знаю, что на меня нашло... Валерка, а ты правильно мне наподдавал. Бабуля всё время говорит, что из меня дурь выколачивать надо. Так что спасибо за помощь.

Света по-дружески глянула на Макса:

- Ладно, проехали. Всё нормально.

Валера поднялся и протянул руку:

- Держи краба! А дурь выколотить всегда поможем - обращайся.

Максим в ответ благодарно сжал его ладонь и, подойдя ко мне, спросил:

- Алексей Ильич, можно вам вечером позвонить?

- Да, конечно, звони, номер знаешь.


***

Зелёный дом в Южном переулке я нашёл сразу. Нажал на кнопку звонка возле калитки и стал ждать.

- Кто там? - послышалось из-за двери.

- Здравствуйте, вы щенков продаёте? - спросил я.

Дверь на веранде открылась. Оттуда вышел коренастый мужчина лет шестидесяти, в серой фуфайке нараспашку, и, окинув меня взглядом, ответил:

- Двух уже забрали, осталась одна бракованная. Звонили тут люди, да передумали. Отдам за символическую плату, если надо. А не возьмёте – завтра утоплю.

- Не жалко?

- Раньше было жалко, отдавал местным ребятишкам. Наврут, что берут домой, мол, родители разрешили, наиграются, а потом выбрасывают. Собаки околачиваются у помоек, а мне люди недовольства высказывают. Приходилось самому отлавливать да возить усыплять.

- Можно посмотреть на щенка?

- Проходите, они с мамашей на веранде. Когда парней забрали, она всю любовь на эту перенесла - не отходит от неё, вылизывает. У мелкой один глаз не открывался, веком стянут, а сейчас, гляжу, вроде, лучше стало. Может, мамка языком расшевелила. Да всё равно не продать, надо что-то решать с ней.

Джулька встретила меня рычанием. Ни о какой собачьей улыбке речи быть не могло, ведь появление чужаков на пороге их дома ни к чему хорошему не приводило. Хозяин взял щенка и передал мне в руки. На моей ладони сидело крохотное лопоухое чудо. Маленький нос-кнопка выделялся на кремовой мордочке. Два таких же кремовых пятнышка освещали чёрный лоб. Девочка наклонила голову набок и не отрываясь глядела на меня во все свои полтора глаза. Джуля тревожилась, и я положил малышку обратно в коробку. Мать тут же прикрыла девочку собой и продолжила её облизывать.

- Вот, здесь две тысячи, - я протянул деньги хозяину. - Хватит?

- Десять рублей есть? - поинтересовался тот.

Я порылся в кармане и достал несколько монет, думая, что бумажных денег не хватает.

- Вот эту мелочь давай, и мы в расчёте. Мелочь за мелочь, - пошутил он и пояснил: - Такая примета: не отдать, а продать нужно, чтоб собака прижилась. Заберёшь сейчас?

- Можно завтра? Место приготовить надо.

- Хоть завтра, хоть послезавтра... Только приди! А Джулька ещё немного мамкой побудет.

Я взял у хозяина номер телефона и пообещал набрать, когда соберусь за щенком.

Вернувшись домой, позвонил бабушке Максима и договорился прийти к ней утром, а Максу сообщил, что жду его к трём часам в клубе.


***

Я поднялся на пятый этаж обыкновенной хрущёвки, подъезд которой не видел ремонта, наверное, со времён постройки дома. Звонка около нужной квартиры не было, и я постучал в деревянную дверь. Открыла бабушка Максима. Она была в ярком цветастом халате и в поношенных коричневых тапках.

- Здравствуйте, здравствуйте, проходите. Вот здесь мы и живём.

Я протиснулся в коридор, повесил куртку на крючок и ступил дальше, чуть не споткнувшись о полинялый коврик. Пахло варёной гречкой, но даже этот навязчивый аромат не мог перебить блуждающий по квартире запах лекарств. Два окна равномерно освещали маленькую угловую комнату. Возле узкого окошка стоял лакированный письменный стол, а рядом с ним, вдоль стены, разместилась кровать, над ней – громоздкий коричневый ковёр.

- Это Максима пространство, - озвучила бабушка, - а там, за шкафом, - наше с дочкой.

Действительно, комнату пополам разделял массивный шкаф, развёрнутый дверцами на женскую половину. Трёхрожковая запылённая люстра наклонилась и опёрлась на угол шкафа. Ей явно не хватало высоты потолка.

- Лидия Ивановна, я поговорил с Максимом. Он признался, что взял ваши деньги, и поделился своим секретом. Его друг попал в беду. Нужно выручать.

При этих словах бабушка охнула и, прикрыв пальцами рот, с тревогой посмотрела на меня.

- Жизни друга угрожает опасность, - продолжил я. - Друг - это маленькая собачка, которую сегодня должны были утопить. И деньги ему понадобились, чтобы спасти её.- Лидия Ивановна опустила руку и стала заинтересованно слушать меня. - Я вчера сходил и уговорил хозяина дать нам пару дней. Вы бы видели эту очаровашку! Я очень понимаю Максима, хочу, чтобы вы его тоже поняли. Уверен, он будет заботиться о собаке. Для подростка это очень важно. - Я обвёл комнату глазами. - Понимаю, что вы не сможете у себя приютить животное, поэтому надо что-то придумать. Хочу подойти к директору ДЮЦа, может, она разрешит пожить малышке в подсобке с инвентарём. А когда на улице потеплеет, мы с ребятами построим будку на улице и отгородим территорию. Или, в крайнем случае, приведу собаку в свою квартиру, но тогда она не будет воспринимать Максима за хозяина.

- Тогда о внуке можно будет забыть... – вмешалась бабушка в мою речь. - Пусть собака у нас живёт. На лето увезу её в деревню, если Максим разрешит. Или пусть вместе с ней на каникулы приезжает. Я ведь в деревне с мая по сентябрь живу. Да и веселее с ними будет. А коробку можно пристроить между Максиным столом и шкафом... Как вы думаете?

- Отличная идея! Я вам очень благодарен, – обрадовался я. - Вы замечательная бабушка!

Лидия Ивановна засмущалась и, чтобы разрядить обстановку, предложила чай.

- Нет, спасибо, побегу.

- Когда ждать пополнения? - провожая меня, спросила хозяйка. - Надо коробку найти и дочку подготовить к таким переменам.

- Может, завтра? Я вам позже позвоню и скажу точное время. Это надо с Максимом обговорить. Напомните ему, что жду его сегодня в три часа.

- Хорошо, тогда до завтра, - кивнула Лидия Ивановна.

***

В указанное время в дверь кабинета постучали.

- Алексей Ильич, можно?

- Заходи, Максим. Дома был?

- Только рюкзак забросил и к вам. Вы что-то хотели?

- Завтра дядя Паша с Найдой ждут нас. Подумай, в чём девочку понесём?

Максим открыл рот:

- Куда понесём?

- Как куда? Твой щенок? Значит, к тебе домой. Собака должна жить с хозяином.

- Вы что?! Бабуля меня вместе с Найдой с пятого этажа сбросит.

- Зря ты на бабулю наговариваешь. Я сегодня был у вас. Лидия Ивановна даже придумала место для Найды – между шкафом и столом. У тебя замечательная бабушка.

- Вы серь-ё-зно? - недоумевал Соколов и после паузы добавил: - А я-то думаю, чего она такая весёлая...

- Вот, возьми, - протянул я парню деньги, - ты, кажется, обещал их кому-то вернуть.

- Дядя Паша не взял? А он не передумает? - встревожился мальчишка.

- Взял десятку, сказал, хватит. Так что с тебя десять рублей.

- Алексей Ильич, вы волшебник! - Максим расплылся в улыбке и протянул мне руку.

***

Подходя к дому в Южном переулке, я засомневался, стоит ли показывать Максима Джуле. Может, пусть я один буду для неё плохим? Зато потом, когда она увидит его с Найдой, обрадуется вдвойне. С другой стороны, если Джулька воспринимает Макса другом, то ей легче будет осознать, что её детёныш оказался в добрых руках. И решил - идём вместе.

Увидев Максима, Джуля оставила малышку и, вскочив передними лапами парню на плечи, лизнула его лицо.

- Хозяина так не встречает, - приревновал дядя Паша.

Джулька ласково посмотрела на меня, и я увидел ту самую собачью улыбку, которую описывал мальчишка. Такое нечасто встретишь!

Мамаша дошла до коробки и взглядом представила свою прелесть. Сонное чудо сидело и моргало в оба глаза.

- А глаз-то раскрылся! - воскликнул Максим.

- Раскрылся! Мамка постаралась, вылечила, - с гордостью сообщил дядя Паша.

Максим присел, протянул руки, и малышка уверенным шагом потёпала в его сторону. Она забралась к нему на ладони и принюхалась. Признав Максима, попыталась залезть в рукав куртки.

- Найда, щекотно же! - рассмеялся мальчик.

- Ого, имя уже придумал! - удивился дядя Паша.

Максим опустил маленькую Найду в коробку и перед выходом на улицу прикрыл девочку тёплым шарфом. Джуля с хозяином проводили нас до соседнего дома. Собака, тревожась, дважды вставала передними лапами на Макса и заглядывала в коробку. Убедившись, что малышка сидит смирно, успокоилась.

Домой я возвращался не спеша, несмотря на моросящий дождь. Шёл и представлял, как сейчас малышка знакомится со своим новым домом.

И на душе было радостно.

11 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все
bottom of page