Валерию Евдокимову посвящается

Не стало нашего коллеги, друга, моссалитовца, прекрасного барда и поэта Валерия Евдокимова. В этом номере рубрику ПОЭЗИЯ мы посвящаем Валерию.



Вячеслав Михайлин


Гитару обнимая...

Валерию Евдокимову


Гитару обнимая неуклюже

И щуря близорукие глаза,

Маэстро зачинает песнь натужно,

Как будто и не знает, что сказать.

Но голос вырывается из плена,

Как узник, засидевшийся в груди,

И вот уже шумит прибоем пенным

Прилива. И не хочет уходить.


Я слез своих восторженных не скрою,

Лишь только б не кончался этот сон,

Чтоб вновь звучать натянутой струною

Высокой ноте чувства в унисон.


Мне кажется, что я об этом думал,

Мне чудится, что это я пою,

Что я перстами страстно бью по струнам

И на лады истертые давлю.

А голос разрывает свод небесный,

И только лишь обрушив небосвод,

Душа, оборотившаяся песней,

До сердца непонятливой дойдет.


Я слез своих восторженных не скрою,

Лишь только б не кончался этот сон,

Чтоб вновь звучать натянутой струною

Высокой ноте чувства в унисон.


То где-то гром далекий загрохочет,

То замурлычет на коленях кот,

А то побудку самый первый кочет

С рассветными лучами проорет.

То стекла задрожат, раскатам вторя,

То в люстрах отзывается хрусталь,

И песня разливается над морем,

И я по морю уплываю вдаль.


2012 г.



Евгений Агуф


Валере Евдокимову


«Лечу безысходности радугой песен»,

Напетых на флешку, на память… на век.

Всегда и везде заразительно весел;

Наверно, и там ты желаннее всех.


Ты крылья набрось, прилетай хоть на вечер –

Споешь, что-то выпьем и вместе споем…

Ты знаешь, тебя не хватает… и песен…

Простых, лучезарных – о счастье твоем.


Ну как же ты мог нас оставить без песен,

Без дружбы, улыбки, гитары… любви…

Мы смертны, и там, повстречаемся если,

Споем, как вчера…

…только скоро не жди…



Мелькают дни


Мелькают дни – работа, дом, работа; Краду чуть-чуть из времени на сон, Но что-то оставляю на потом В надежде вторник наверстать в субботу. Вчера забыл тебя поцеловать, Полгода не держал в объятьях внука… Работа, дом, а впереди разлука Внезапная, как умершая мать. Опять забыл учесть, что все проходит, Что не вернусь к отложенным делам; Но кажется, есть время где-то там, Где напишу на тысячу мелодий Невероятно лучшие стихи, Прославив чувства к женщине любимой... Там нет ни слез, ни бурь адреналина, Есть только не прощенные грехи.



Пляски со смертью


Судьба поджаривает пятки, Прилег, присел, вскочил, бегу… И кажется, что я в порядке, И что с судьбой опять в ладу; Что впереди поля без края Из ненаписанных стихов, Которые тебе, родная, В букеты собирать готов… Но оказалось, что жаровня Полна углей, и только бег Позволит не уснуть в оглоблях, Не исключая бегства вверх.



Без тебя


Без тебя я не тот – Мне легко умещаться в пространстве… А отросшие крылья – в быту бесполезная вещь. Рудименты мечты – как подагрой крученые пальцы, Больше боли, чем толку – хоть ныне, хоть завтра отрежь. Без тебя – решетом Мне вычерпывать жизни остаток… Время высохло – сутки вмещают то месяц, то год; А мелькание вёсен и лет разноцветьем заплаток Удивляет, и я, как когда-то, несусь в поворот. Без тебя все не так – Боль фантомного сердца все тише… Неуютно летать по ночам, если крылья сложить. Чем лежать, прижимаясь спиной к одиночеству крыши, Я умножу себя на стихи и прошедшую жизнь.



Вспомни день, когда меня не станет...


Вспомни день, когда меня не станет... И забудь. Я буду вечно жить. Я хочу успеть недолюбить Нежность губ в предутреннем тумане. Легкость рук, плетущих ласку в вечность, Я успею недооценить... Глаз влюбленность мне не пережить, Счастьем устремленных в бесконечность. Грусть разлук уйдет, оставив скалы Буйства чувств и преданности снов. Жив тобой совсем не ради слов... И поэт – тебе, а не для славы.



Я помню...


Я, помню, с детства кладбищ не любил. И на поминках умирал от скуки – Неловко наблюдать чужие муки, А на сочувствие – ни слез, ни сил. Там череда привычных ритуалов, И речи – хорошо иль ничего. Был человек. Щелчок – и нет его. И место, где он жил, холодным стало. Вдруг понимаешь – пусто без него. Еще один... и круг родных редеет, За ним и те, кто ближе, кто роднее... И кладбище – как старое село, – Я кланяюсь, здороваюсь и плачу, Стою у ног родных, врагов, друзей. Всех примирила смерть, она сильней Любви, вражды и слез моих в придачу. Во мне любви к отеческим гробам Не больше, чем к каким-то упаковкам, И я, как в детстве, чувствую неловко Себя, когда иду на встречу к вам – Полить цветы, поправить холмик свежий, Произнести какие-то слова... Все меньше нас, кто не ушел сюда. Все больше тех, к кому приходят реже.



Ольга Уваркина


Из века в век…


…И снова небо падает на землю…

…Никто не видел плачущей Минервы,

А я не зрел распятого Христа.

Александр Граков (Лекса)


Из века в век не всяких мучит совесть.

В мешках житейских ворох острых шил.

И можно долго жить, не беспокоясь

За то, чем в этой жизни согрешил.


Для них, мой друг, не жди сей час расплаты,

И даже на потом не уповай!

Земля родит святых и супостатов.

Всевышний им готовит ад и рай.


Кому – куда, измерить экой мерой,

И чью программу выполнить спешим?

Все мифы – от Минервы до Венеры.

Вся правда – в покаянии души.


И пусть судьбы секундой не поправить

И прошлого минут не возродить,

Мне верится в Христа, а не в Варавву,

Я Саломее предпочту Юдифь…


Есть тайна тайн в мирах о выси звездной,

Как центр, где средоточие и глушь,

Но, если призадуматься серьезно,

Она и есть пристанище для душ…


«И снова небо падает на землю».

Не боги, люди – слабое звено.

Мир горний бессердечных не приемлет,

А все Атланты умерли давно.



Памятное


Вы теперь часто будете сниться.

Мне утраты не спрятать, не скрыть…

Чередою меняются лица

Уходящих в иные миры.


Ваши мысли в огромной Вселенной,

На страницах Инета слова –

Несгораемы будут, нетленны

До тех пор, пока память жива.


Ваша доля не злая – иная:

След в душе оставляя и – врозь…

Ах, как часто о вас вспоминаю

И о том, что сбылось – не сбылось!


Свет изменчив, и тень не фальшива,

Но, как раньше, а также сейчас,

Вы со мною, вы рядом, вы живы,

И, скорбя, не погаснет свеча.


Постою у домашней иконы,

Где душа откровеньем звенит,

Помолюсь обо всех поименно,

Разделявших и ночи, и дни…


Верю я, за завесой молчанья,

За легендами кармы и тризн,

Наша встреча была не случайной,

Как и всё, что дарила мне жизнь.



Об ушедших


Горит вечерняя заря, И воздух дремлет… На небеса летят друзья, Сошедши в землю. Как небосвод багряный спел! Как звать их поздно! За ними столько добрых дел, И путь их – к звездам. Последний взгляд даря с небес И всепрощенье, Летят, земной оставив крест, В освобожденье, Сжигая за собой мосты…. Как безвозвратно всё! Но снова, Смотрю на звезды, на кресты, И плачет слово…



Ольга Гулинкина


Валерию Евдокимову