top of page

Виктория Беляева

Дед

 

Мне пять, я сижу на коленях твоих,

И сердце затихло, и город затих,

И пальцы скользят по наградам.

Мы только вернулись с парада.

 

Ты пахнешь цветами, дождем, табаком,

Еще валидолом и водкой. Тайком

От бабушки хлопнул: “За мир,

А наш не дожил командир!”

 

Ты выйдешь потом на балкон покурить,

Не станешь о прошлом совсем говорить.

Узнаю лишь после, спустя много лет,

Что под Сталинградом ты б умер, мой дед.

 

Но твой командир, чуть постарше тебя,

Закрыл от снаряда, закрыл от огня.

А что было дальше? А было вот так:

Пальба канонады и сутки атак,

 

Граната в руке, снова взрыв, темнота,

Осколок на память в ноге, медсестра.

Ты имени даже ее не узнал…

А что было дальше? А дальше был яр.

 

И снова бомбежки, и снова огонь,

Но не отпускала сестра та ладонь.

И мир весь горел, было больно смотреть,

А между наградами смерть, смерть, и смерть.

 

Но мне было пять, и в руке красный шар,

И ты в мое сердце любовью дышал.

Ты мне о войне тишиной говорил.

Ты – мой День Победы, ты май мой и Мир.

10 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Екатерина Владимирова

Память Ты думаешь, я помню, что ты мне тогда сказал? Зачем держать в голове всякую лабуду? Зато я помню нападение хазар В девятьсот пятидесятом году. Я помню Януша Корчака в газовой камере. Ещё я помн

Юрий Дьяков

Тишина. Запах свежего хлеба Тишина. Запах свежего хлеба. Никого, только ветер в лесу. Облаками покрытое небо, Паутинка дрожит на весу. И мне кажется – все это было, Только не было тягостных лет. Может

Иван Поляков

Молодой соловей Вечер синим крылом, опустился на пруд, В небе звезды с луной заиграли, А за прудом в кустах молодой соловей Свой вечерний концерт начинает. Он распелся вчера, а сегодня уже Своим пение

Comments


bottom of page