Виктория Левина. В ГОРОДЕ КАББАЛЫ

Алхимиков приют и мистиков планета – мой Цфат* вокруг горы обвился, как змея. Здесь правит Каббала, и чтоб осмыслить это, достаточно пройти по кромке бытия, что составляют здесь ступени старых улиц и синагог святых наивный синий взгляд, и окон голубых, что к небесам взметнулись, чтоб возвратить мессий в священный город Цфат. Их ждут. Для них питьё здесь оставляют в узких проходах меж домов. Здесь кофе или чай на выбор для мессий – устали от нагрузки брести по тыще лет – радушьем их встречай! За этот город Цфат платили иудеи тот неразменный, тот последний золотой! Бреду по городку, что воздухом идеи пришествия мессий прикинулся горой... *Цфат, маленький провинциальный израильский городок, история которого насчитывает несколько тысячелетий. Это типичный восток: маленькие каменные дома, растущие вдоль узких и витиеватых улиц и словно слепившиеся между собой. Цфат – это архитектурный феномен Израиля: дело в том, что город находится на вершине горы, и его улицы расходятся от самой верхней точки концентрическими кругами – застройка Цфата словно опоясывает высокий холм. В прошлом веке в Цфате жила женщина по имени Мохевед, которая истово верила, что, когда придет Мессия – он начнет свое триумфальное возвращение именно с Цфата. И каждое утро она ставила на верхней ступеньке лестницы два стаканчика – один с чаем, второй с кофе. Когда горожане спросили у нее, зачем она это делает, Йохевед ответила: «Мессия же устанет, поднимаясь. Здесь он передохнет и усладится напитком». «Но зачем два стакана?» – резонно вопросили горожане. «Ну кто же знает, что он любит – чай или кофе?» – пожала плечами Йохевед. Цфат – город мистиков: именно здесь появилась священная книга Каббала.


18 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Памяти Леонарда Коэна Я ночами сплю прерывисто и чутко, реагирую давно на каждый шорох, просыпаюсь и раздёргиваю шторы. Двадцать лет я – в ожидании чуда. Я пока не представляю чётко моё чудо, что оно

(серия полотен К.Писсаро) «Бульвар Монмартр. Утро. Облачная погода». (Масло. Холст. 73х92). Тысяча восемьсот девяносто седьмого года мая второго спустилась ты в этот подвал, в это кипение грусти, а п

Я посетил страну, я видел свет, струящийся от моря и до окон и к морю возвратившийся отскоком; он ту страну, как паутину, свил. Там -тополя, одетые во френч пирамидальный. Мороки из специй. Там речь о