Владимир Лаврентьев. БУЛЬВАР МОНМАРТР.

(серия полотен К.Писсаро)


«Бульвар Монмартр. Утро. Облачная погода».

(Масло. Холст. 73х92).


Тысяча восемьсот девяносто седьмого года

мая второго спустилась ты в этот подвал,

в это кипение грусти, а попросту город

в тонких гризайлях из сажи каминных труб,

в яблоках конских, плевках апельсиновых корок,

нищих каштанах, стынущих на ветру.


Мир поначалу тебя не заметил. Набросок

неба валяется, как гимнастический мат.

И, как и прежде, стучали фиакров колёса,

и ручейками людей наполнялся Монмартр.


Мир не увидел тебя, только розово-серым

серое стало. И вспомнив своё ремесло,

солнце проснулось, спустилось на миг и присело,

чмокнуло в щёчку тебя и наверх вознеслось.


Этого было достаточно, чтобы обратно

время пошло, и процеженный через дуршлаг,

утренний мир заглотил тебя, словно облатку,

видимо, этим и спасся, но ты до меня не дошла.


Я, прижимаясь щекою к оконной, картинной ли раме,

будто с тобою парю над землёй высоко-высоко.

Там, где небесные жёны идут со святыми дарами

через разбитые радуги, ладно, хоть не босиком.


Видно, теперь нам придётся какое-то время быть порознь,

и отбывать в Зазеркалиях срок, ты-в своём, я -в моём.

Я ухожу в галереи в надежде на некую прорезь

в стенах и шторах, картинах, ведущих к тебе. Водоём

этой картины тобой был заполнен, как, впрочем,

и все другие полотна, куда тебя ветер завёл.

Ты же вдохнула в них жизнь, и они не подвержены порче.

словно дыхание мира- работа твоих альвеол.


Если ты существуешь ещё, то мы встретимся. Здесь ли,

иль там, где не будет ни стен, ни картин, ни границ.

Если и вправду, жизнь есть разновидность болезни -

то не спеши выздоравливать. Доктор не будет бранить.


8 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Памяти Леонарда Коэна Я ночами сплю прерывисто и чутко, реагирую давно на каждый шорох, просыпаюсь и раздёргиваю шторы. Двадцать лет я – в ожидании чуда. Я пока не представляю чётко моё чудо, что оно

Я посетил страну, я видел свет, струящийся от моря и до окон и к морю возвратившийся отскоком; он ту страну, как паутину, свил. Там -тополя, одетые во френч пирамидальный. Мороки из специй. Там речь о

Всему свое время. Что числа, что даты. Ведь жизнь беззаботна до первой утраты. Печаль гнет к земле, руки сил отнимая... И нужно подняться не осознавая. И нужно идти, что-то делать, стремиться... И нуж