Владислав Кураш. МЫ УБЕГАЕМ



Мы никуда не направляемся, мы просто бежим.

(Из кинофильма «Бонни и Клайд»)


Матрос отдал швартовы, запрыгнул на борт катера и поднял трап. Включились моторы, катер зарокотал и ожил. Матрос оттолкнулся ногой от причала. Катер дал ход вперед и вышел на середину канала.

Укрывшись пледами, мы сидели в уютной теплой каюте и сквозь огромные иллюминаторы наблюдали за маневрами катера. Небо затянуло тучами. Сеял небольшой дождь.

Развернувшись, катер проплыл под Зеленым мостом, вдоль старого города, вдоль островов Амбарного и Оловянки и взял курс на Мертвую Вислу.

Старый город остался за спиной. Впереди были видны судоверфь, портовые краны, элеватор, причалы и доки.

Поднялся ветер, и погода окончательно испортилась. Дождь усилился. Черная вода Мотлавы при каждом порыве ветра ежилась и волновалась. На поверхности появились белые пенные барашки. С истошными криками над рекою кружили чайки.

Марлена заказала бутылку вина. Матрос принес на подносе вино и бокалы и поставил возле нас на столике.

Несмотря на плохую погоду, в порту кипела работа. У причалов разгружались пришедшие суда. По реке беспрерывно сновали катера, буксиры и прогулочные яхты. Дноуглубительные суда чистили русло канала.

Мы проплыли мимо зернового, угольного и промышленного причалов.

В том месте, где Мотлава впадает в Мертвую Вислу, река круто изгибалась и поворачивала. Вдалеке за поворотом показалась крепость Вейксельмюнде с высокой круглой башней и бастионами. Крепость медленно приближалась и увеличивалась. Над острой конусообразной крышей башни развевался польский государственный флаг.

Напротив крепости река снова круто изгибалась и поворачивала. Этот изгиб назывался Поворотом Пяти Свистков. За поворотом были новый порт, паромный терминал Вестерплатте и выход в море с двумя фалохронами и маяками.

Мы повернули и стали пришвартоваться к пристани паромного терминала. В этот момент появился шведский паром. Он медленно приближался к причалу.

Когда мы пришвартовались, дождь неожиданно перестал, из-за туч выглянуло солнышко и погода настроилась. Захватив с собой недопитую бутылку вина, мы сошли на берег.

На причале толпились люди: встречающие и таксисты. Ветер утих и заметно потеплело. По набережной мы направились к восточному фалохрону. Отсюда открывался вид на Гданьский залив. Хорошо были видны Сопот и Гдыня.

Мы свернули к развалинам оборонительных сооружений. Немного походили там. Погуляли по полуострову. Перекусили в какой-то кафешке. И вернулись назад, на пристань.

На обратном пути погода снова испортилась, небо затянуло тучами, и пошел дождь. Марлена заказала еще вина.

– Не пей больше, – обратилась она ко мне. – Ты и так уже пьяный.

– Да ладно, – отшутился я. – Ничего не будет от двух бокалов вина.

– Прошу тебя, не пей, – настаивала Марлена. – Как ты за руль сядешь?

– Ну хорошо, – обиженно буркнул я и уставился в иллюминатор.

До Гданьска мы молчали: Марлена пила вино, а я смотрел на проплывающий в иллюминаторе унылый пейзаж.

Неожиданно меня посетила мысль, насколько все люди слабые и беспомощные. И что мы с Марленой не исключение. И, как большинство, не способны изменить свою судьбу. Плывем по течению и безвольно барахтаемся не в силах сопротивляться обстоятельствам.

Поездка на Вестерплатте немного утомила. Но мы не спешили домой. Настроение было хорошее. Погода снова улучшилась. Мы погуляли по старому городу, позаглядывали в янтарные лавки, прошлись по набережной. И только под вечер поехали в отель.

Перед тем как сесть в наш старенький «мустанг», я заглянул в багажник. Рюкзак с деньгами и пистолетом был на месте.

Не доезжая до отеля, я резко затормозил и съехал на обочину.

– Посмотри, – сказал я Марлене, показывая на отель.

Возле входа стояло несколько автомобилей полиции и с десяток полицейских с автоматами, в кевларовых бронежилетах и в касках.

Долго не думая, я развернул автомобиль и поехал в обратном направлении, все время наблюдая за полицейскими в зеркало заднего вида. На ближайшем перекрестке я свернул и нажал на педаль газа, стараясь поскорее убраться отсюда. Немного попетляв по городу, мы выбрались на автостраду и устремились прочь от Гданьска.

Все это время Марлена молчала. Когда Гданьск был уже далеко за спиной, она наконец нарушила молчание и спросила:

– Куда мы направляемся?

Овладев собой, я посмотрел на Марлену и спокойно ответил:

– Мы никуда не направляемся, мы просто бежим.



2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все