Дарья Гальцова. НАША ШКОЛЬНАЯ СТРАНА

История Новокурлакской школы

от церковно-приходской до современной


Школа – это особая страна со своей энергетикой. Она притягивает к себе. Вот почему интересно писать об истории школы, судьбах ее учителей.

Я училась в Новокурлакской школе Аннинского района Воронежской области 9 лет. Мне кажется, что это самая лучшая школа на свете. Там был «зелёный класс», кабинет сельхозтехники, где стоял настоящий трактор в качестве наглядного пособия. А где ещё в сельской школе есть планетарий? Его построил вместе с учениками 50 лет назад Аким Иванович Щербаков. Он был настоящим энтузиастом. Денег на строительство ему никто не давал – собирал по крохам со своей зарплаты. С тех пор туристические маршруты многих школ не только Аннинского района, но и всей области пролегают через Новый Курлак. Все хотят познакомиться с «чудом» - планетарием на селе.

В 1950 году А. И. Щербаков создал в школе музей. Первые экспонаты он принёс в солдатском мешке из стран и городов, через которые проходил как солдат Великой Отечественной войны. Сейчас в музее много новых экспонатов и он продолжает пополняться.

Это самые знаменитые объекты нашей школы. Но и сама её история оказалась по-своему замечательной. Об этом говорит обширный архив краеведческого музея. Чего тут только нет: записи бесед со старожилами, дневники и мемуары учителей и учеников, письма выпускников, сотни газетных вырезок и фотографий разных лет.

Первые школы в селе

Первая школа в Новом Курлаке была открыта в 1865 году. Документа, который подтверждает эту дату, нет. Основываюсь лишь на словах старожилов, чьи воспоминания были записаны краеведами школы в начале шестидесятых годов двадцатого века. Однако вполне можно предположить, что 1865 год – достоверная дата. После земской реформы царя Александра II школы стали строиться более быстрыми темпами.

Первую новокурлакскую школу на свои средства построил местный помещик Александр Владимирович Станкевич. Он считался барином с передовыми взглядами. Школьное здание представляло собой избу-связь (две комнаты, разделённые сенями), крытую камышом. Отсюда историческое название – камышовая школа.

Учителей Станкевич «выписывал» из Москвы. Он же платил им жалованье. До нас дошли имена нескольких энтузиасток народного просвещения: Лосева Софья Андреевна, Прошина Анна Гавриловна, Алексеева Вера Никитична.

Учились в камышовой школе в основном дети служащих из имения помещика. Но были среди учеников и крестьянские ребятишки. Через некоторое время А. В. Станкевич передал школу в ведение земских органов.

В 1889 году в селе стала действовать ещё одна школа – церковно-приходская. По мнению Александра третьего в земствах царила чересчур вольная обстановка. Чтобы найти идеологическую опору, русское правительство обратилось к духовенству. 13 июня 1884 года Александр III утвердил «Правила о церковно- приходских школах», предусматривавшие повсеместное открытие этих школ. Перед ними ставились в первую очередь задачи религиозного воспитания учащихся. «Школы сии, - говорилось в «Правилах», - имеют целью утверждать в народе православное учение веры и нравственности христианской и сообщать первоначальные полезные знания». Церковно-приходские школы стали получать государственное финансирование, поэтому они возникли во многих сёлах, в том числе и в нашем, Новом Курлаке. По сведениям старожилов, строительный материал на эту школу выделил опять А. В. Станкевич.

Из журналов Бобровского уездного собрания за конец позапрошлого века известно, что в новокурлакской церковно-приходской школе преподавали тогда Ключанский Сергей, Курбатов Николай, Дорошевский Михаил (отчества в журналах не указаны). Старожилы утверждали, что земская и церковно-приходская школы стали работать по единому плану. Если в земской обучались первый и второй классы, то в церковно-приходской – третий и выпускной, четвёртый.

Позднее в Новом Курлаке были построены ещё два школьных здания. Конечно, увеличилось и количество желающих учиться, хотя крестьяне не слишком охотно отпускали детей за парты – жалко было лишаться рабочих рук.

В 1907 году выстроили и новое здание церковно-приходской школы, так как первое уничтожил пожар.

В 1909 году было заложено новое здание земской школы. Его воздвигли в географическом центре села – на улице Гудовка. Строительство длилось четыре года. В 1913 году массивный дом из дубовых брёвен с просторными, светлыми комнатами и внушительного размера печами принял первых учеников.

В начале двадцатого века в Новом Курлаке работали Журавлёва Екатерина Михайловна, Архангельская Лидия Николаевна, Юрин Александр Иванович, Яицкая Серафима Андреевна, Шапкин Семён Дмитриевич, Гуреева Клавдия Андреевна.

Учителя первых новокурлакских школ

О некоторых учителях того времени в школьных архивах есть подробный рассказ. Например, о Гуреевой Клавдии Андреевне. В 1967 году её разыскала руководитель краеведческого кружка Микляева Мария Максимовна. В то время К. А. Гуреева жила в областном центре Воронеже. Дверь Марии Максимовне открыла тучная седая старушка, недоверчиво смотревшая на неожиданную гостью. Но едва услышав о Курлаке, Клавдия Андреевна сразу изменилась, её взгляд потеплел, и лицо озарилось радостной улыбкой. Здесь я приведу записи из мемуаров М. М. Микляевой.

Родилась Клавдия Андреевна в 1891 году в Новом Курлаке. Она была дочерью служащего в имении Станкевича. Андрей Иванович Гуреев заведовал Ивановским хутором (тем самым, откуда был взят материал на строительство церковно-приходской школы). Существует достаточно горькая пословица: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Она в полной мере относится к судьбе К. А. Гуреевой. Вряд ли дочь мелкого служащего в те годы смогла бы окончить гимназию – для этого необходимы деньги. Они появились в семье после трагического случая, произошедшего в 1901 году.

Зятем помещика Станкевича был известный учёный-бактериолог Георгий Норбертович Габричевский. Он каждое лето гостил в Новом Курлаке и часто ездил охотиться на Ивановский хутор. В тот раз на линейке, кроме кучера, сидели Габричевский и Гуреев с маленьким сыном. Гуреев хорошо знал места, где обитали степные дрофы. И вот показалась птица. Габричевский стал торопить кучера, готовясь к выстрелу. Кучер погнал лошадей во весь опор. Рытвина – и Гуреев падает с линейки в тот миг, когда Габричевский выстрелил. Пуля попала в лицо – смерть наступила мгновенно.

Габричевский встал перед женой убитого на колени и пообещал вдове содержать семью. Обещание было выполнено: каждый месяц Гуреевым посылалось 25 рублей, в то время неплохая сумма. И хотя учёный умер в 1907 году, но вплоть до 1917 года пособие регулярно выплачивалось. Это и дало возможность Клавдии Андреевне получить образование.

Она училась в уездной женской гимназии в городе Боброве. Несмотря на деньги Габричевских, семья испытывала материальные затруднения: надо было платить за учёбу и за квартиру. Клавдия Андреевна давала уроки математики по протекции начальницы гимназии дочкам бобровских купцов. И во время летних каникул не сидела, сложа руки: учила детей управляющего имением Циммермана. За лето скапливалось 50-60 рублей, на которые можно было более или менее прилично одеться.

В 1911 году К. А. Гуреева приехала после окончания гимназии в Курлак, иеё мать обратилась к А. В. Станкевичу с просьбой устроить её в земской школе. В Новом Курлаке Гуреева учительствовала десять лет, здесь её застали события 1917 года и гражданская война. В 1921 году их семья покинула село. Клавдия Андреевна жила затем в Анне, в Воронеже. Во время Великой Отечественной войны эвакуировалась в Пензу. В 1944 году возвратилась в Воронеж.

На новые рельсы.

Воссоздать то, что происходило со школами в Новом Курлаке в первые годы советской власти, мне тоже помогли материалы архива краеведческого кружка. Основными источниками послужили письма двух учителей, работавших тогда в селе. Это Семён Дмитриевич Шапкин и Галина Семёновна Басманова.

Семён Дмитриевич в одном из писем сообщал, что во время гражданской войны школы почти не работали. Например, в 1920 году в четвёртом, выпускном классе училось всего 14 детей. В то время как в селе проживало более трёх тысяч человек.

Здания школ остались прежними, ведь тогда их только что построили. Все они не отапливались зимой, не хватало учебников, не проводился косметический ремонт. Подробно Шапкин описал работу ликбезов – школ для взрослых по ликвидации безграмотности. В июле 1920 года состоялось одно из заседаний волостной комиссии по ликвидации безграмотности. В новокурлакскую волость входило шесть населённых пунктов: Новый и Старый Курлаки, Кушлево, Моховое, Хлебородное, Бродовое. На каждый участок назначили ответственного:

Новый Курлак – Шапкин, Моховое – Крюгер, Бродовое – Голубятников,

Старый Курлак и Кушлево – Скрыпченко, Хлебородное – Тимофеева, степные посёлки – Власова.

Также было решено открыть школу грамотности в Новом Курлаке в здании бывшей земской школы. Можно было записаться на учёбу и в бывшей церковной школе.

Хочется рассказать о судьбе С. Д. Шапкина. Он был талантливым человеком. Семён Дмитриевич – первый «мужицкий» сын в Курлаке, сумевший стать интеллигентом. Родился он в 1897 году в нашем селе. Его отей, обыкновенный хлебопашец, захотел, чтобы сын получил хорошее образование. Так, после окончания земской школы он уехал в уездный Бобров. Там в 1915 году закончил второклассную учительскую школу. Крестьянский паренёк стал учителем начальных классов. Семён Дмитриевич вспоминал в одном из писем, как однажды (это было в 1916 году) он встретился в Боброве на учительском совещании с К. А. Гуреевой. Она была очень удивлена и обрадована, увидев своего бывшего питомца уже в качестве педагога.

В 1918 году ему удалось перебраться в родное село. И пусть вокруг шла гражданская война, молодость заставляла быть активным. Семён Дмитриевич участвовал в театральных постановках, которые устраивала группа учителей и служащих. Здесь он проработал до 1932 года. Затем получил повышение – стал директором школы села Берёзовка, где под его руководством возвели новое школьное здание. Потом были ещё и ещё переезды, новые назначения. Меня очень удивляло: обычно часто меняют место жительства военные. Видимо, в то время профессия учителя приравнивалась к офицерской.

В жизни Семёна Дмитриевича ожидало огромное горе: он потерял в Великую Отечественную войну обоих сыновей, едва перешагнувших двадцатилетний возраст. Его единственной радостью осталось занятие краеведением и фольклором. Доживал свой век Шапкин в Воронеже, откуда присылал нашим краеведам письма. Особенно интересно читать их сейчас, когда прошло так много лет. Каких только сведений они не содержат: Курлак времён татарских набегов, старинные курлакские обряды и песни, гражданская война. Он продолжал писать, даже когда почти ослеп. «Пишу по памяти», - жаловался он.

От Семёна Дмитриевича краеведы узнали, что в первые годы советской власти в Курлаке учительствовала Галина Семёновна Басманова. В школьном архиве находятся записи о встрече с ней Микляевой М. М., в июне 1964 года, а также два её письма.

Жизнь Басмановой – пример учительницы нового поколения. Она родилась в 1902 году в Самарской губернии. В Курлаке оказалась в 1921 году, когда Поволжье охватил страшный голод. Старожилы Нового Курлака рассказывают, что и в наших местах в тот год голодали. Но видимо девятнадцатилетней учительнице это село показалось раем. В 1932 году она с семьёй уехала из Курлака. По словам Галины Семёновны, годы, проведённые здесь, были самой лучшей порой её жизни.

Республика ШКМ.

Поместье Станкевичей было образцовым. Вот как о нём рассказывается в сборнике «Русские провинциальные усадьбы»:

«Великолепный господский дом гордо смотрел с холма на окрестности. Внизу извивалась маленькая, но чистая река Курлак, вдали синел густой лес, а вокруг простирались воронежские степи.

Дом утопал в прекрасно спланированном парке. От въездных ворот к нему вела широкая аллея. Перед домом были разбиты бесчисленные клумбы и цветники. всюду по аллеям и в глубине парка стояли металлические диванчики. около дома росли две огромные сосны. Весь парк, окружавший барскую усадьбу, был обнесён каменной оградой. Слева от въездных ворот располагался обширный фруктовый сад. Там росли яблони, груши, сливы, вишни, малина, смородина. В центре сада – оранжерея, где выращивались южные фрукты и овощи.

Против окон господского дома находился большой фонтан, сооружённый из камня. В середине его возвышалась каменная глыба, на ней стоял огромный журавль с раскрытым клювом, из которого струилась вода. Фонтан был окружён розарием. Каких только роз здесь не было – начиная от белых и кончая чёрными! В восточной части парка размещались двухэтажный дом управляющего имением и всевозможные службы: поварская, прачечная, людская, конюшня, погреба, склады, амбары».

Осенью 1917 года всё движимое имущество поместья было очень быстро разграблено. В 1926 году барский дом решили ликвидировать. Его разобрали по брёвнышку и продали с торгов.

С молотка пошли бы и другие постройки, если бы не вмешался директор совхоза Сожигаев. Он был, по всей видимости, неглупым человеком. Сказал, что в помещичьем парке, в бывшем доме управляющего, можно открыть хорошую школу.

Так в октябре 1926 года в Новом Курлаке появилась ШКМ – школа крестьянской молодёжи. В здании земской школы продолжала работать «Гудовская начальная школа». Лишь в 1968 году её «слили» со средней, то есть она стала филиалом Новокурлакской средней школы, хотя занятия тут продолжались. Только в 1972 году, когда сдали здании новой школы, Гудовская прекратила выполнять свои функции. Организацию ШКМ поручили Сергею Михайловичу Шмарину, агротехнику по образованию. Так как школа имела специфический (крестьянский) уклон, то главной её задачей было обучить детей деревенскому труду.

Очень много о ШКМ я узнала из статьи в районной газете «Ленинец» (теперь «Аннинские вести») под названием «Школа начинается с учителя». Её автор – Пётр Константинович Борзунов, учитель-ветеран, долгое время преподававший в Новом Курлаке биологию.

По его словам: ШКМ была семилетней школой и официально называлась Новокурлакской трудовой школой крестьянской молодёжи № 29 имени А. В. Луначарского. Потом ей присвоили имя Варейкиса. Такая школа была одна из немногих в округе: здесь учились дети из 15 соседних сёл. Первые ученики находились, правда, уже не в детском возрасте: а пятый класс они поступали в 14-15 лет.

При школе учредили солидное подсобное хозяйство, где трудились сами ученики: 50 га земли, 66 лошадей, 4 дойные коровы. Выращивались пшеница, подсолнечник, овощи. Урожай хранился в уцелевших помещичьих амбарах и подвалах. Учеников из дальних сёл размещали в избах раскулаченных жителей села.

Пётр Константинович сам учился в этой школе с 1930 по 1934 год. Особенно ему запомнился учитель математики и завуч Тихобразов Александр Павловч. Он был главным организатором внешкольных дел. Под его руководством проводил митинги и собрания, устраивали спектакли и концерты, отправлялись в походы.

Вообще первые учителя ШКМ отличались необыкновенной эрудицией и интеллигентностью. По словам Борзунова. Все они были выходцами из Москвы и Ленинграда, а события революции и гражданской войны забросили их в нашу глубинку. Обучали в ШКМ в начале 30-х годов так называемым бригадным методом. Учитель объяснял материал бригадирам – то есть более сильным ученикам, а те передавали полученные знания своим товарищам. Пётр Константинович предполагал, что такой метод был вызван нехваткой учебников.

В 1934 году Новокурлакской ШКМ присвоили почётное звание образцовой. И действительно, свидетельство о награждении цело, оно красуется сейчас на стенде по истории школы. Подписал документ министр просвещения Бубнов.

Выпускники этой школы: П. К. Борзунов, М.А. Фролова и К. Я. Колмаков – с тёплым чувством вспоминали школьные дни и своих учителей. Сами в дальнейшем все стали педагогами.

ШКМ существовала не очень долго. В 1935 году её преобразовали в общеобразовательную десятилетку.

Новая школа.

Новый 1972 год принёс радостное событие. Ученики и учителя его встречали у ёлки, поставленной в огромном зале новой школы. По сравнению с классами старой школы этот зал (будущая столовая) казался дворцом.

Конечно, просторные классы не шли ни в какое сравнение с классами старой школы. И всё-таки все, учителя и старшеклассники, с грустью прощались с ней, такой обжитой и по-семейному уютной. Да, там всё было примитивно, по-домашнему тепло от грубоватых печек, сложенных из кирпича. Тесновато было за старыми партами, ютились 35-40 девочек и мальчиков около учителя в классе. И коридор был маловат для 700-800 человек, поэтому дежурные учителя частенько на перерывах выпроваживали ребят погулять на воздух. Все неудобства окупались другим: неописуемой красотой старого помещичьего парка. И вот новая школа, светлая, просторная, но… чужая. Особенно для тех учителей, кто много лет работал в старой.

Первые занятия в новой школе принесли восторги и восхищения. Здесь было всё, что нужно для полноценной учёбы и работы.

Теперь хочется рассказать о некоторых учителях новой школы и о краеведческой работе. Она началась давно - в конце 50-х годов. Первые юные краеведы сейчас уже бабушки и дедушки. Сначала кружок вёл учитель-фронтовик, преподаватель географии. Он много путешествовал с краеведами по родному краю, плавал с ними на лодках по окрестным рекам. Они добыли много экспонатов для музея, который и был создан этим же учителем, Акимом Ивановичем Щербаковым. И не только музей он организовал, и всё время его пополнял, наряду с этим он открыл в школе планетарий, хорошо оборудованный, обдуманно построенный. Ребята считали большой честью попасть в его кружок.

А Мария Максимовна Микляева была основателем литературно-драматического кружка. Школьники ставили в школе и окрестных сёлах спектакли по произведениям писателей, юбилеи которых отмечали на литературных вечерах. Сценарии спектаклей она писала сама. Например: «Мёртвое озеро» и «Поленька и горбун» по Некрасову, «Идиот» и «Дядюшкин сон» по Достоевскому, «Курлакская свадьба» и «Бабий хлеб» на местном материале. Тогда телевизоров ещё не было и эти спектакли в сёлах смотрели с большим интересом. Были в репертуаре и сказки. «Артисты» с удовольствием готовили костюмы и сооружали декорации.

Иногда для постановки требовались песни, и ребята шли за ними к бабушкам. Потом решили, пока живы наши бабушки и дедушки, собрать как можно больше материала. Это песни, пословицы, поговорки, местные сказки. Это и было началом краеведческой работы. Затем начали заниматься изучением истории своего села. Решили начать с архивных изысканий по заселению нашего края. Были поездки в Воронеж, в архив. Так и пошли, соблюдая хронологию событий. За время работы кружка сменилось несколько поколений краеведов-учащихся. Это были энтузиасты! Они посещали старожилов, записывали их воспоминания о событиях, свидетелями которых те были. Собрано много фотографий. Краеведы вели обширную переписку с теми, кто давал ценные сведения по тому или иному вопросу. Переписывались и встречались с наследниками последних владельцев курлакского имения помещиков Станкевичей. Посещали Московский Исторический музей. И по сегодняшний день кружок краеведов существует в нашей школе. Я его с большим интересом посещаю. Даже есть несколько исследовательских работ сделанных лично мной. Конечно, с помощью Макарова Николая Александровича, учителя немецкого языка и руководителя нашего кружка. Есть у нас и школьный театр. Только теперь он работает под руководством Сысовской Ирины Александровны, учителя русского языка и литературы.

Всю душу отдала работе Матвиенко Анастасия Митрофановна. Она по специальности учитель химии и долгое время была директором школы. Много лет здесь работают: Уразова Любовь Александровна, Денисова Надежда Александровна.

Вновь и вновь перебираю материалы школьного архива. Сколько учительских судеб, ученических побед и поражений, школьных буден. История нашей школы насчитывает полтора века. И лучшие ее годы еще впереди.


7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все