Евгений Скоблов. АНОНИМНОЕ АКНКЕТИРОВАНИЕ


День уже перевалил за половину. За окном офиса темнело, и я готовился выйти в ноябрьский вечер, чтобы отправиться, наконец, домой. Пожалуй, выпить пива, и домой. Вторник, как и понедельник, день тоже не из легких, просто об этом вслух никто не говорит. Принято считать, что одного тяжелого дня в неделю достаточно.

Я выключил компьютер, допил остатки кофе и снял трубку зазвонившего телефона. На связи был мой непосредственный шеф, заместитель директора по работе с персоналом. Вечер вторника ноября, и вот это короткое «зайди», никак не способствует спокойным сборам домой, через посещение «стекляшки». «Зайди» в семнадцать тридцать буквально означает появление внепланового задания, которое, в лучшем случае, придется выполнять завтра, а осмысливать порядок действий, что, как и в какой последовательности делать, сегодня. Или, учитывая крутой нрав нашего генерального директора, сегодня до упора… и завтра, тоже до упора.

– Что, Александр? Не вижу радости в глазах, – пошутил Сергей Иванович, – садись. Тут вот какое дело нарисовалось. Я только что от директора.

Значит, задача лично от генерального.

– Кофе хочешь? – Сергей Иванович включил чайник на приставном столике, – нет? А я, пожалуй, выпью.

Я, наверное, слишком уныло посматривал на Сергея Ивановича, и ему моё выражение лица показалось смешным. Он хмыкнул и раскрыл рабочий блокнот.

– В общем так, Александр Евгеньевич. Дело, как говорится не очень сложное, но весьма и весьма ответственное, угощайся.

Он выставил на стол передо мной тарелочку с жареным арахисом. После того, как бросил курить, мой начальник стал в больших количествах употреблять арахис, и всегда стремился угостить им меня. Я насторожился: это что же за такое простое, но очень ответственное задание, которое нам поручает лично генеральный? Уж не ленточку ли перерезать у ЗАГСа?

Оказалось, нет. Оказалось, Михаил Григорьевич очень недоволен, и даже, не на шутку озабочен внутри коллективными взаимоотношениями. Имеется ввиду весь коллектив, ни много ни мало, сто пятьдесят сотрудников. Дескать, появились сигналы (от некоторых, особо ответственных сотрудников) о том, что обстановка в коллективе «не того», мягко говоря, не вполне здоровая.

– А это, – Сергей Иванович попытался копировать интонации генерального, – грозит непредсказуемыми последствиями, самыми незначительными из которых будут снижение КПД всего нашего «организма».

Об этом генеральный говорит на каждом совещании, каждом общем собрании трудового коллектива, и для меня новостью не было. Но сейчас, насколько я понял, директор решил взяться за дело всерьёз. А для начала, ему понадобился зам по работе с персоналом, мой непосредственный шеф, Сергей Иванович. А значит, и я.

– В общем так, Саша, – приступил к постановке задачи Сергей Иванович, – «Первый» (так иногда между собой мы называли директора) хочет «прощупать» коллектив…

– И женщин тоже? – грустно пошутил я.

– Всех! – улыбнулся начальник. – Всех подряд. Для этого, он хотел бы, чтобы мы провели анкетирование, само собой анонимное. Социологический опрос, значит. Надо разработать анкету, с вопросами по самым разным направлениям, раздать её по отделам… Обсчитать результаты и сделать текстовую справку, чтобы было понятно, что к чему.

В недалеком прошлом, ещё при бывшем генеральном, мы проводили подобные «исследования», и даже не один раз. И даже «болванки» анкет до сих пор имелись у меня в компьютере.

– Анкета, – продолжил Сергей Иванович, прожёвывая зёрнышко арахиса, – должна быть свежая, соответствующая моменту, старые не подойдут… даже и не думай.

– Ну и что же он хочет узнать, наш папа? Мнение коллектива о нём самом? Могу сразу ответить на этот вопрос, – я всё же вынул из папки блокнот и открыл его.

– Не только, – спокойно продолжал Сергей Иванович, – о всех его замах тоже, и в общем, как коллектив относится к руководству. Рейтинг, так сказать. Ну и всё остальное: удовлетворяют ли условия труда, размер заработной платы, качество питания и ассортимент в нашем кафе. Решение всяких бытовых вопросов. А самое главное, и это надо будет обязательно отразить в справке-отчёте – что нужно сделать, чтобы сплотить людей для успешного выполнения предстоящих больших дел. В общем, надо подумать. И, кроме того, если разобраться, это же входит в наши обязанности…

Я хотел сказать, что лично в мои обязанности, не входит проведение социологических опросов, анкетирования. Так же, как изучение общественного мнения и отношения рядовых сотрудников к руководству. Это должны делать независимые эксперты, то есть специалисты не из нашего «улья». Если, директор хочет получить объективные результаты.

Но не сказал.

Какая разница? Есть указание генерального, значит надо его выполнять, а обсуждать, как лучше выполнить указание можно сколько угодно, только тихо.

Просто сам по себе факт проведения анкетирования может вызвать неоднозначную реакцию среди сотрудников. Но и это ещё не все. Результаты опроса, могут не порадовать, и даже более чем вероятно, что не порадуют «Первого», это же понятно. Раз анкетирование анонимное, могут написать, и напишут всё, что угодно.

Сергей Иванович, словно прочитав мои мысли, сказал:

– Михаилу Григорьевичу нужна объективная картина. Сам понимаешь, для чего: посмотреть, где узкие места, где требуется лично его участие, а кому и оказать помощь…

«… а также, в каком отделе больше баламутов и недовольных», – подумал я. Но вслух сказал:

– Я понимаю, что сегодня надо разработать анкету, а завтра размножить и раздать по отделам?

– Да, – просто сказал Сергей Иванович, – а послезавтра представить Михаилу Григорьевичу результаты.

– Не получится. Пару дней потребуется на ответы, Вы же знаете наш народ. Пока раскачается…

– Ну ладно, добавляем пару ещё дней, я ему скажу об этом, хотя, сам понимаешь, очков нам это не прибавит, – начальник встал и прошелся к двери. Потом добавил. – Видишь ли, Александр, мы, в принципе, могли бы пригласить профессионалов, для проведения опроса. Но… сам понимаешь, результаты опроса могут быть непредсказуемы, а шефу не хотелось бы выносить сор из избы. Мало ли куда могут попасть эти выкладки, пригласи мы социологов со стороны…

Я почесал затылок, выходило, что результаты надо было представить в субботу. Допустим, в субботу «Первого», по обыкновению не будет, значит в понедельник. И то, во второй половине дня, после всех совещаний, планёрок и всего прочего.

На разработку анкеты у меня было более четырёх часов. Кое-какие вопросы, я всё же взял из старых материалов, но в основном, сформулировал и расставил в определенном порядке новые вопросы, соответствующие духу времени. При этом попытался учесть всё, о чем говорил Сергей Иванович и добавил кое-что от себя. Домой добрался глубоко за полночь, без пива, а с самого утра среды пошел по отделам.

Ребята встречали меня без особого энтузиазма. Народ с подозрением отнесся уже к самому факту моего появления с пачкой анкет в руках. А уж когда я просил всех собраться и объяснял, что от них требуется, люди в большинстве выражали свое «Бу-у-у», и самым наиболее повторяемым выражением было: «Достали уже, на самом деле». Я же терпеливо всем объяснял, что анкетирование проводится исключительно в интересах народа. И, хотя проводится оно на добровольных началах, в настоящий момент, руководству очень необходимо, чтобы высказало свое мнение по животрепещущим вопросам максимальное число сотрудников. Генеральный Просил Лично. В общем, дело продвигалось с грехом пополам, и я периодически отзванивался по мобильному Сергею Ивановичу.

Народ, в основном, был недоволен. Некоторые брали анкеты двумя пальцами, словно, боясь испачкаться. Зато «порадовали» женщины. Они открыто и громко (без всякой опаски «быть взятыми на заметку») говорили о своем негативном отношении ко всему, по их мнению «неправильному», что происходит в нашем коллективе. Мне было сразу понятно, что они укажут в анкетах. Тем не менее, к вечеру, мне удалось раздать анкеты всем, кто был на месте, включая заведующих отделами. Некоторые из них сначала отказывались, но глядя, как я докладываю по мобильному телефону о ходе работы, всё же оставляли анкеты у себя.

Вечером Сергей Иванович похлопал меня по плечу и сказал, что половина дела уже сделана.

– Осталась ерунда, – улыбнулся он, – собрать, посчитать, написать, представить… Да?

К вечеру пятницы все анкеты были сосредоточены у меня на рабочем столе, разложены по конвертам, на каждом из которых я карандашом написал наименование отдела, из которого мне принесли анкеты.

Суббота была убита. Посчитать недолго, но вот сбить всё в единый документ, вывести общие проценты, сделать выводы и придумать предложения по итогам опроса оказалось гораздо труднее. Надо же учитывать, что я не профессионал в этом деле, а довольно плохой любитель. Обрабатывать анкеты с помощью «ключа» на компьютере, я не умел, не смотря на то что у меня было специальная программа, и считал «вручную». Я опасался, что придется прихватить и воскресенье, что, конце концов и случилось. Дело двигалось медленно, я часто сбивался, приходилось начинать сначала. Потом всё пересчитывать снова. К обеду воскресенья, у меня перед глазами разбегались сиреневые круги, проценты сливались с численными показателями, однако, работа была сделана.

Я прочитал справку, и мне стало смешно, поначалу. Хотели объективных результатов? Получите, распишитесь. Семьдесят шесть процентов опрошенных указали, что генеральный директор не пользуется у них авторитетом. Восемьдесят девять процентов были недовольны размером своей заработной платы. Более шестидесяти процентов выразили недовольство организацией труда в их отделах и столько же показали, что их не устраивают непосредственные руководители.

Более семидесяти процентов респондентов указали, что их заставляют делать работу, не связанную с их функциональными обязанностями. Зато, в «рейтинге среди руководства фирмы», Сергей Иванович занял первое место, генеральный – предпоследнее. Ну и на закуску: на вопрос «Кто, по Вашему мнению, препятствует созданию наиболее благоприятных условий труда?» девяноста пять процентов указали на генерального, девяноста семь процентов – на первого заместителя генерального. Они оказались лидерами в этом вопросе.

Потом мне стало не смешно. Ведь, если эти данные лягут на стол «Первому», то будет плохо. В первую очередь под удар попадёт Сергей Иванович, как заместитель по работе с персоналом, а также, как непосредственный организатор социологического опроса. О своих требованиях, касаемо объективности исследования, директор забудет сразу же, как только прочтет справку! Кому нужна эта объективность, когда главный член коллектива, оказывается, мешает всем работать? Что это за объективность, если генеральный директор в рейтинге на предпоследнем месте? Начнутся поиски виновных, соответствующие «добрые слова» будут высказаны заместителям директора и заведующим отделами, и в итоге доберутся до того, кто проводил исследование, разрабатывал анкету, общался с людьми. И вот тогда, мне, возможно, придется собирать вещички…

По спине пробежал холодок. Я выкурил сигарету (что было категорически запрещено в помещениях фирмы, но воскресенье, и никого нет), запил её чашкой кофе. Потом ещё сигарета и ещё две чашки кофе. Потом достал из ящика стола коньяк и выпил половину кофейной чашки.

Потом снова сел за компьютер, и приступил к выполнению своего решения, которое сформировалось, пока я пил коньяк. Работа пошла быстро. У меня вышло, что у семидесяти шести процентов опрошенных директор пользуется высоким авторитетом, восемьдесят девять удовлетворены своей зарплатой полностью, остальные «выразили пожелание» прибавки (что вполне нормально). Девяноста процентов выразили свое удовлетворение работой нашего кафе. Семьдесят пять процентов «не видели никаких препятствий для удовлетворительной организации труда». В рейтинге среди руководства, на первом месте (с большим отрывом) оказался генеральный директор, далее следовали его заместители (согласно моему представлению об их значимости для генерального). Тридцать два процента я отдал тем, кто хотел бы усовершенствовать систему поощрений, и двадцать пять тем, кто не вполне удовлетворен взаимоотношениями в своем трудовом коллективе. Всё. Я откинулся в кресле и закурил. Теперь то, что я видел в экране можно было распечатывать и представлять генеральному.

Да, конечно, это не здорово. И не смешно. Нафиг нужно исследование с подтасованными результатами? Какой такой высший смысл имеет всё это мероприятие? Что хорошего оно может дать коллективу в целом? Но… мне-то что оставалось делать? Искать новую работу сейчас, мне вовсе не улыбалось. Я распечатал справку, и, на всякий случай, сохранил первоначальный вариант.

В понедельник утром, я положил результаты анкетирования на стол Сергею Ивановичу. Он внимательно прочитал справку два раза. Прикрыл глаза, задумался. Потом открыл один глаз, и как ворон уставился им на меня.

– Что-то не так, Сергей Иванович? – осторожно поинтересовался я.

– Не нравится мне всё это, Серебряков, – холодно произнес он, – не то.

– Что «не то»? – якобы удивился я, продумывая одновременно, что он конкретно, имеет в виду.

– Не то, это НЕ ТО, – монотонно проговорил начальник без прежней доброжелательности, – где ты взял эти цифры?

Тут уж я действительно удивился, он задает вопрос, как будто не знает, что цифры из обсчёта анкет.

– Почему у тебя только у семидесяти шести процентов сотрудников Михаил Григорьевич пользуется авторитетом? А где остальные двадцать четыре? – с металлом в голосе вопросил Сергей Сергеевич. – Или, вот это… восемьдесят девять процентов довольны своим заработком, а остальные одиннадцать? Мало им? Так пусть идут себе, другие места, более хлебные ищут! А это что такое: семьдесят пять процентов «не видят препятствий», а что же остальные двадцать пять? Кто им мешает? Ты вот здесь не указываешь, но ведь генеральный спросит же! Нет, Саша! С заданием ты не справился.

Тут, наконец, и я не выдержал:

– Вы же сами говорили, чтобы было объективно! Я, если честно сказать, итак несколько завысил показатели, что б Вам было известно. И кому нужно тогда всё это исследование?

– Тихо! – Сергей Иванович пристукнул ладонью по столу, – тихо, Серебряков, не забывай, где находишься. Я эти результаты генеральному не понесу. Давай, переделывай, у тебя на всё про всё полтора часа. Потом – эшафот, понял? Иди, и всё переделай! Да… и почему ты меня в рейтинге поставил на седьмое место? Ты не опупел ли случайно? Ты бы меня ещё после завхоза поставил!

Я подошел к двери, хотел выйти, но обернулся и спросил:

– А если он затребует анкеты?

Сергей Иванович посмотрел на меня как на дурака.

– Не затребует. У него и без тебя забот хватает. К тому же… он нам доверяет. – Сергей Иванович немного помолчал и добавил, – пока ещё доверяет.

«Переделка» много времени не заняла, я просто поставил другие цифры, максимально высокие, практически по всем параметрам, и всё стало выглядеть как в шоколаде. Но читать это было совершенно невозможно. Выходило, что у нас не коллектив, в котором работают обыкновенные люди со своими проблемами, симпатиями-антипатиями, отношением к работе и жизни, а роботы. Мне даже показалось, на мгновение, что генеральный не поверит в эту лабуду, на то он и генеральный. Более того, он ведь ОЗАБОЧЕН, и всё такое. В общем, я распечатал документ и отнес его начальнику.

Сергей Иванович бегло просмотрел справку, и удовлетворенно произнес:

– Но это же совсем другое дело, Александр, ведь можешь же, когда захочешь!

Он уложил справку в прозрачные корочки и ушел в приемную.

Я вернулся к себе в кабинет и приготовил кофе. Работать сегодня мне больше не хотелось. Всё же, какой-то нехороший осадок остался от всего этого дела. С учетом того, что пока ещё не известна реакция Михаила Григорьевича. Впрочем, мне было уже всё равно, какая будет реакция «Первого». Ответ всё равно держит Сергей Иванович, как его заместитель. Он же отвечает и за «моральное состояние сотрудников», и за «общественное мнение в коллективе». Я же только помощник, хотя и являюсь исполнителем всех основных заданий по нашей линии. Я подумал, что можно было и не затевать всю эту ерунду с анкетами, хождением по отделам. А сразу сесть, сочинить эту справку и дело с концом. Но… раз «старший приказал», значит, это для чего-то нужно?

Минут через пятнадцать дверь открылась, и я с удивлением увидел Сергея Ивановича, который с видом скромного победителя вошел в кабинет. По его виду я понял, что справка Михаилу Григорьевичу понравилась, а значит, цель достигнута, и мой шеф на коне.

– Ну что, Сашок, можешь поздравить меня с победой, – сказал он. – Я, как всегда, оказался прав. Ты только представь, что было бы, если бы я представил Михаилу Григорьевичу то, что ты там накропал? Я кстати, сказал, что исследование и обработку результатов проводил ты, так что и про тебя, если что, не забудут.

– А что «если что»? – поинтересовался я, всё же довольный тем, что всё прошло гладко.

– Ну как что? – Сергей Иванович помолчал, – Всё может быть, Саша. Тут вот, пока я был в кабинете у Самого, он с кем-то «сверху» по телефону говорил… И… я понял так, что грядёт сокращение у нас на фирме, процентов, эдак, на тридцать. Вот что. Но это только мои догадки. В любом случае, за себя можешь быть уверен. Толковые люди нужны всегда. А сегодня… да и на завтра, я объявляю тебе выходной. За хорошую работу.

Сергей Иванович улыбнулся и пожал мне руку.

Мне кажется, что результаты исследования, которое я провел, не имеют никакого смысла. Теперь уже, не имеют. Хотя… если сокращение, всё же грядёт, нас могут снова привлечь для проведения исследования. Например, чтобы выяснить, кого лучше включить в эти самые тридцать процентов.

Просмотров: 7Комментариев: 1

Недавние посты

Смотреть все

Александр Быстрюков. КАНАТОХОДЕЦ ЧЖУН

Небо кувыркнулось под ноги. Полоской металла сверкнула Янцзы. Чжун Иньго падал вниз. – Теперь ты с нами, Чжун! – пели хором ангелы, окружив Иньго. – Кто это? – думал Чжун, – Неужели ан... – Но тут пер