top of page

Елена Абалихина. СОВЕЩАНИЕ

Утро понедельника и совещание несовместимы. Думал ли об этом Виктор Алексеевич, желая подчеркнуть свою значимость? Вряд ли. Сам жалел не раз: во-первых, имелись более важные дела, а, во-вторых, приходилось вспоминать специфику компании, в которой он занимал непоколебимый пост генерального директора. Сожаления выражались опозданием. Также произошло и в это утро. 09:10. Весь офис, кроме руководителя, в сборе. Что ж, пока самый статусный работник задерживается, предлагаем занять его место и послушать темы совещания.

— Куда не плюнь — все фотографы, — раздался голос сведущего финансиста, еле справлявшегося с таблицей excel. — Каждый дурак может им быть!

— А ты умеешь фотографировать? — бухгалтер Любовь Петровна подтвердила начало совещания.

— Нет.

— Видишь, не каждый, — бухгалтерия всегда найдёт нужные слова и лишние цифры.

— Мне друг фото прислал, — менеджер Женя пустил по ожидающему колесу фортуны телефон. — День рождения на работе отмечает. Смотрите, какая поляна.

— Жена у него молодец! — заключила романтичная пиарщица Марина.

— Он не женат! — стойко оправдывал друга Женя.

— Значит, кто-то очень хочет замуж!

Снова здравствуйте, Любовь Петровна.

— Маш, ты заболела? — спросил Костя - сотрудник СБ у девушки из отдела кадров.

— Нет, с чего Вы взяли?

— Ну, не знаю, может из-за маски у тебя на лице?

— Оставьте человека в покое. У него благая цель, он как Робин Гуд — отдаёт деньги богатым, — сказала Ольга — руководитель отдела продаж.

— Машк, это кого ты спонсируешь? — съязвил Костя. — Мировой терроризм?

— Почти. Лаборатории по сбору анализов. Никто так близко не знает Машу, как они, — поддержал Ольгу ведущий менеджер Роман.

— У кого-нибудь есть знакомые стоматологи? — держась за правую щёку, едва слышно спросил завхоз Пётр Алексеевич.

— Ой, — перебила его Марина. — Мы с парнем на выходных поехали к зубному. У него флюс. Так вы думаете? Нас не приняли. Отправили в другую. И никакой информации не дали, кроме улицы и номера дома.

— А ты хотела кортеж? Бесчеловечные. Ничего святого в медиках, да, Маш?

— Кто-нибудь планирует идти в отпуск? — прожевала Маша через маску. Она была слишком высокого мнения о себе, и противоположного о Косте, чтоб вступать с ним в диалог.

— Машенька, ну какой отпуск? Я впадаю в летаргический сон между уведомлениями от банка, — в разговор вновь включился Женя.

— Побойтесь Плутоса или хотя бы налоговой. У последней точно есть сведения о вашем доходе. И она знает, что значит мало и как это обеспечить, — Любовь Петровна снова в деле. Она как раз на прошлой неделе закончила с расчётом оплаты труда, и над Жениными данными пришлось покорпеть — слишком уж они не бились с её представлением о его компетенции.

— Кому, как не Вам, кому, как не Вам, Любовь Петровна, — Женя изобразил поклон и оживил в памяти свой монолог, к которому он готовился все выходные, а именно: «Где мои недоплаченные семьдесят три тысячи, Любовь Петровна?!»

— Сколько можно болтать? Мне ещё кучу дел надо сделать, — слово взяла универсальный солдат — Леночка. — Уже половина десятого.

Она была хуже занозы. Если с занозой можно справиться: там надавил, здесь поддел, то сколько не дави на Леночку, как не поддевай, всё равно придёт в самый неподходящий момент с таким же вопросом. Её Виктор Алексеевич старался избегать чаще других. И на то были причины: то она зайдёт, когда он печатает дизайн-проект ремонта своей квартиры; то, когда пытается продать принтер, стоявший в коридоре.

— А что случилось с принтером? — проходя мимо, поинтересовалась Леночка у директора.

 — Его ждёт прекрасное будущее! — отшутился тот, и, тяжело дыша, засеменил к выходу. Всё-таки принтер — не самая лёгкая вещь. «Можешь сегодня пораньше уйти!» — бросил он Леночке через плечо.

Уволить офисного цербера, как не мечтали об этом Виктор Алексеевич и Ко, было невозможно. Во-первых, она прекрасно выполняла все задания, заменяла сотрудников в период отпусков, а, во-вторых, не просила за это доплаты. В такие моменты где-то облегченно выдыхала Любовь Петровна. Но вот во время глобальных перемен, таких как продажа принтера, инвентаризация ручек и чайных пакетиков, подписание договоров с подрядными организациями, где в смете пропускались нули, подписание договоров без ведома подрядных организаций, где все нули присутствовали, внимание Леночки всячески старались отвлечь бесполезными, но очень важными делами. Отвлечением занималась Ольга Васильевна — заместитель директора. Тем более ручки и чайные пакетики не могут быть лишними: у заместителя много родственников.

— Леночка, ну ты чего, нормально же общались, — отшутился Роман.

— Работали бы также, — съязвила та. Было в ней что-то неповторимое, что-то бухгалтерское.

— Смотри-ка, от феи до ведьмы тебя разделяет пара эндорфинов, — заметил Женя. — Не сдавайся. Ты же не экзамен в твоём вузе. Иначе бы мы не встретились.

— Господь беспощаден, — поддержал Костя. — Видимо, тоже медик.

— Это вы после кожвена так считаете? — не выдержала Маша.

— Ты всё-таки слишком много говоришь в последнее время, — заключил сбшник.

— А эта фраза от из уст СБ звучит особенно доходчиво и подавляет желание шутить не только над СБ, — задумчиво произнёс Роман.

Виктор Алексеевич открыл дверь офиса. На часах 09:45. «Может разошлись уже?» — подумал он с надеждой. Но гул из переговорной рассеял мечты.

— Доброе! — директор бодро зашёл в кабинет и сел во главе стола. — Что у нас сегодня?

— Надо решить, кто возьмёт блок по автоматизации процессов, — вставила Леночка.

Виктор достал кожаный блокнот для офисных совещаний. Для переговоров был другой, той же фирмы, но на 325 рублей дороже, а значит — статуснее. Гордый и внимательный, как и полагается начальнику, он всегда протоколировал происходящее. Так же и сегодня: расправив плечи, будто перед ним не ручка, а штанга, давно не встававший в берёзку и забывший, что такое турник, директор приготовился и одобрительно кивнул.

Леночка защебетала. Присутствующие погрузились в телефоны. Руководитель выводил кружочки на полях блокнота. Другого содержания на бумаге не было. Экран телефона Виктора показал: «Ожидается лёгкий дождь и понижение градусов до...» Эх, ему бы свой повысить. Да и вообще, подходящая погода для рыбалки.  В блокноте появился десятый круг.

— Отлично! — Виктор Алексеевич перебил Леночку, когда друг — директор другой компании, прислал ему фото расставленных удочек у пруда. — Возьми это на себя. К завтрашнему вечеру всё должно быть сделано! Каждый подготовьте мне отчёт о своей работе! Чтобы всё внесли в таблицы. Я на встречу! — сказал директор и захлопнул ежедневник.

— Я как раз высылал в пятницу! — обрадовался свободному времени Роман.

— Что высылал? — удивился директор, уже забывший о своём распоряжении.

— Ну, отчёт. Вы смотрели?

— У меня слишком много писем. Мог удалить. Всё проверь ещё раз и отправь. Так, завтра меня не будет.

— А отчёты? — удивился добросовестный Роман.

— Посмотрю удалённо. И не забываем, что по понедельникам у нас совещания! Мы компания, или кто?! — грозно заключил руководитель и вылетел из кабинета, забыв оба ежедневника — с кружочками — для совещаний и ромбиками — для встреч.

 

26 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Екатерина Владимирова. ЛИНГВИСТ

Серёга проснулся в половине десятого, когда в дверь позвонил Вован - Спишь, мерзавец? А я пришёл тебя будить. - Зачем будить? Сегодня ж суббота, можно поспать подольше, - удивился Серёга, зашарка

Юрий Дьяков

Наблюдения и выводы Висит ковёр и стену украшает. Два лебедя на том ковре и пруд. Спать по ночам он вовсе не мешает: Ведь лебеди молчат, а не орут. Сварил я суп и выпил кружку чаю, Я каждый день три р

Ада Ильина. АХ, УЖ ЭТА АСТРОЛОГИЯ

(Монолог Василия Филиппыча) Меня зовут Василий Филиппыч. Живу я со своей женой, ненаглядной Анютой в подмосковном городе Одинцово. Анюта увлекается астрологией. У неё там какие-то быки, тигры, кролики

Kommentare


bottom of page