Ефим Гаммер. ИЕРУСАЛИМСКИЙ СКАЗОЧНИК

В Иерусалиме, на улице царя Давида, живет старый-престарый человек. С незапамятных времен его величают Сказочником. Изо дня в день он сочиняет сказки, и за это все его любят. Более того, хотят, чтобы он сочинял сказки также о них. А это не так просто. Ведь человеку, о котором сочинена сказка, она не обязательно понравиться. И он скажет: «Какой же ты писатель, если не способен написать обо мне хорошую сказку?» Следовательно, чтобы быть настоящим писателем надо писать хорошие сказки, притом так, чтобы они нравились всем, кто хочет стать сказочным героем. А кто хочет? Ты? Но ты еще не попросил иерусалимского Сказочника написать о тебе. А кто попросил? Гномик Икс, затем гномик Игрек, следом за ними гномик Зет и вся развеселая компания гномиков. Интересно? Что ж, не то еще будет, когда ты начнешь читать про их приключения. Начнешь? Ну конечно, начнешь! Куда тебе деваться от такой интересной книжки?




ИЕРУСАЛИМСКИЙ СКАЗОЧНИК

1


В Иерусалиме, на улице царя Давида, живет старый-престарый человек. С незапамятных времен его величают Сказочником. Он ходит от дома к дому, стучит в бубен, и громко-громко, до звона оконных стекол, кричит:

– Покупаю давние, неизвестные мне сказки. Сочиняю современные. Меняю поломанные игрушки на новые! Рассказываю невероятные, но почти правдивые истории!

До сих пор никто не видел, чтобы сказочник купил хоть что-нибудь. А вот игрушки он на самом деле меняет, поломанные на новые. И истории рассказывает, удивительные истории. Послушать его – это сразу стать умнее. Послушать его – это сразу повзрослеть на год или два. А кто хочет стать умным‑преумным и повзрослеть, скажем, сразу лет на десять-двадцать, тот должен ходить за Сказочником, не отставая, и слушать все его фантастические рассказы без перерыва.

Я хотел быть умным-преумным, хотел быть взрослым-превзрослым. И поэтому ходил по улице царя Давида за Сказочником изо дня в день. Слушал его истории. Умнел и взрослел. И незаметно для себя превратился в представительного мужчину пожилого возраста. И как положено в этом возрасте, потерял все волосы на голове, зато приобрел шикарную бороду. Ни дать ни взять – дедушка!

Жить без волос на голове не самое большое удовольствие. Холодно. Зато с бородой – приятно. Все тебя уважают. Уступают место в автобусе. А если чихнешь, разом кричат: «Будьте здоровы!»

А я здоров, даже когда чихаю. Ведь мне на самом деле семь лет, хотя выгляжу на все сто. Вот это – великое чудо! Люди думают, что мне сто, а мне всего семь. И при этом – при всем своем богатырском здоровье – я умный‑преумный. Умнее не бывает!

И знаете ли вы, до чего я додумался? Нет, этого знать вы не можете. Вам совсем немного лет от роду, на голове у вас еще не выпадают волосы, и борода на лице не растет. А я потерял все волосы, отрастил бороду и заодно столь же могучий ум. И додумался до невероятного. «Если я взрослый, – пришло мне на ум, – то почему я без машины? У каждого взрослого – своя машина. Пора и мне иметь».

Пошел я в магазин детских игрушек.

Обращаюсь к дяде продавцу:

– Дайте мне машину с моторчиком.

– Какой марки? – спрашивает он. – У нас выбор богатый.

– А вот эту, американскую, «Форд». Мой папа катается на такой. И я хочу.

– О! – удивился дядя продавец. – У вас есть папа?

– И папа, и мама, и дедушка.

– Дедушка? – пуще прежнего удивился дядя продавец. – У вас есть дедушка?

Какой глупый дядя продавец! Как он не понимает, что если есть я, значит у меня должен быть папа, должна быть мама и должен быть дедушка. Как мне без дедушки? Кто мне в этом случае будет покупать мороженое, когда мы идем в кино?

– Есть у меня дедушка, – сказал я дяде продавцу. – А у моего дедушки есть папа – мой прадедушка.

Дядя продавец всплеснул руками:

– Смотрите на него! У этого дедушки есть прадедушка! С ума сойти!

Сгрудились вокруг меня и другие дяденьки продавцы, разглядывают, как диковинку.

– Не может быть! У дедушки – прадедушка!

А потом помчались за хозяином магазина, чтобы и он полюбовался мною – негаданным иерусалимским чудом.

– Где дедушка, у которого есть прадедушка? – послышалось из его кабинета.

– А вон там он – собственной персоной! – доложили ему дяденьки продавцы.

Я стоял у прилавка, ждал их возвращения и не понимал, что их так поразило.

Наконец дяденьки продавцы появились. И не одни, а с новенькой машиной «Форд», упакованной в большую коробку с красивыми этикетками.

– Хозяин магазина приказал! Дедушке, имеющему в столетнем возрасте прадедушку, вручить бесплатно детскую машину. С моторчиком. И сказать ему большое спасибо за то, что он жив и здоров.

Я поблагодарил их за подарок и спросил:

– А где же сам хозяин магазина? Я хочу ему тоже сказать спасибо.

– Хозяин магазина не может к вам выйти. Он плачет от счастья, что у вас есть дедушка и прадедушка. У него никого нет. Ни дедушек, ни бабушек. Их всех убили фашисты в концлагере Освенцим.



2


Вышел я на улицу, сел в свой маленький «Форд», включил зажигание. И поехал.

Но тут подбегает ко мне полицейский, усатый-преусатый.

– Куда вы собрались, дедушка?

– Покататься!

– Нельзя, дедушка!

– Как нельзя?

– Нельзя на детской машине кататься по проезжей части! Выруливайте на тротуар. И там катайтесь. А то остановили нам все движение. И не стыдно вам, дедушка?

– Мне не стыдно, – засмеялся я. – Потому что я совсем не дедушка. Мне всего семь лет. А что борода у меня преогромная, так на это не надо обращать внимание.

– Ах не надо обращать внимание? – полицейский протер глаза. – А вы мне не указывайте, дедушка, на что обращать внимание, а на что не обращать. Мне кажется, вы что-то путаете по старости со своим возрастом. И все же, даже для очень стареньких дедушек, правила дорожного движения такие же, как и для семилетних детишек. А не согласны, так платите штраф.

– Какой штраф? – смутился я. – Нет у меня денег, и никогда не было.

– Тогда попросите внуков. Пусть они заплатят за вас.

– Нет у меня и внуков! – вскричал я. И вскричал вполне справедливо: какие могут быть у меня внуки, когда мне семь лет?