• Московский BAZAR

Зинаида Кокорина. Парижские старты

На старт!

В июле 2008 года мне посчастливилось совершить турне Кёльн – Париж – Амстердам. В Германии и Голландии я была раньше. Заветной мечтой было попасть в Париж. И вот – мечта сбылась! Есть много в мире городов, поражающих своей историей и красотой. И каждым из них можно восхищаться. Но есть ли люди, равнодушные к величию Парижа, история которого совершала неожиданные повороты, пересекающиеся с событиями разных эпох? Поэтому рассказ мой об этом чудном городе будет повествовательным, ведь здесь каждый шаг – это история. Я поделюсь только тем, о чем узнала за три дня малый срок для великой истории.

Наша туристическая группа выезжала в Париж из Дрездена в десять вечера.

На автостанции, недалеко от вокзала, группировались кучки туристов. Мы прислушивались к речи. Наша группа была от русского Reisebüro, то есть, русскоговорящая. К удивлению, русская речь была слышна в нескольких местах. Русские, как выяснилось позже, в основном из Израиля, совершали отсюда вояж по Европе разными маршрутами.

Определившись, мы вместе со всеми туристами, беспокойно обозревали прибывающие автобусы. Давняя мечта попасть в Париж не давала душе покоя. Скорей бы… Скорей!.. И вот появился двухэтажный автобус с надписью SCHELOTHMANN REISE, из которого выпрыгнул молодой человек в желтой бейсболке, как было условлено. «Это наш!» единым выдохом воскликнула группа и ринулась к автобусу. Ох уж эта русская суетность: а вдруг, неувязочка с местами… Наконец чемоданы уложены в багажное отделение и туристы чинно разместились на этажах. Я удовлетворилась вторым – лучше обзор. Свободных мест, кстати, оказалось еще много, так как маршрут проходил через Кёльн и Дюссельдорф.

Групповод Андрей проинформировал нас о том, что у водителей есть горячий кофе, чай, сосиски, свежее пиво и тому подобное – голодными не останемся. В час ночи, когда вся группа была в сборе, он ознакомил нас с программой маршрута и пожелал хорошо отдохнуть, так как в шесть утра по прибытии в Париж к нам присоединится гид и спать будет некогда до следующей ночи. После каждой фразы он добавлял «Окей», это словечко прилепилось к его имени, и мы прозвали его Андрей-Окей. К концу поездки имя укоротилось до второй половинки.

Париж встретил нас сонными улочками, с тесно прижавшимися, как будто согревающими друг друга, домами-утюжками. Беспросветно-серое небо грозило в любой момент выплеснуть накопившуюся влагу. Но нас не смущала его нахмуренность. Все туристы были очарованы видом города-мечты.

Вскоре к нам присоединилась гид Лили и сразу внесла ясность: Париж живет ночной жизнью, а утром просыпается поздно. Обилие на улицах туристических автобусов и пешеходов наводило на мысль, что в этом городе с двенадцатимиллионным населением число туристов чуть ли не удваивает его численность.

Как выяснилось чуть позже, Лили – уроженка Питера, уже двадцать лет живет и работает в Париже. Специализация почти по всем экскурсиям показала ее профессионализм. Экскурсии, проведенные ею, были насыщены не только знанием истории, но и дополнениями из архивов и вспомогательной литературы. Заканчивая вводное слово об очередной экскурсии словами «На старт!», она резко разворачивалась и «летела» впереди группы. Попробуй тут поныть, что ступни не привыкли ни к «массажному» пробегу по булыжникам, коими вымощены все улицы и площади Парижа, ни к ускоренной трусце вверх и вниз почти по всем его семи холмам…

Первым нашим стартом был подъем на самую высокую точку Парижа – Монмартр. На вершине белели купола великолепной церкви Сакре-Кёр.

Сакре-Кёр

Лавируя по узким улочкам и крутым подъемам с барами и кафе, куда раньше приходили знаменитые художники, писатели и поэты, автобус пробрался до стоянки. Дальше – пешком. До церкви предстояло преодолеть множество ступенек величественной лестницы. Лили предложила по желанию (пожилым и слабым) воспользоваться фуникулером.

Маршрут наш начат… Первый старт –

И взят туристами Монмартр!

Под куполами церкви Сакре-Кёр –

Париж Великий! Каждый взор

Однажды устремляется сюда

К святыне Франции – «Сердцу Христа»!

Во время передышек на площадках гид рассказывала предание о первом епископе Парижа, святом Дионисии, поселившемся здесь со своими четырьмястами пятьюдесятью учениками и обезглавленном на этом месте. Монмартр – холм мученика (mons – гора, martyrum – мученик). Интересно было узнать от Лили и о судьбе Жанны Д’Арк…

И вот перед нами: слева – церковь «Сердце Христа»; справа – высокие белые стены величественной Сакре-Кёр! Над входом конные статуи двух исторических личностей: Людовика IХ Святого и Жанны Д’Арк. Над четырьмя маленькими куполами возвышаются огромный купол и колокольня, в которой находится один из самых крупных колоколов мира, весом 19 тонн. Налюбовавшись интерьером базилики, насыщенным декоративными элементами – мозаикой, мрамором, статуями, – мы поднялись на купол. Сердце замирает! Перед нами величие Франции – Париж! Внизу, насколько охватывал взор, расстилался город – 13 километров в длину и 9 километров в ширину (со всеми двадцатью районами), архитектурный облик которого, в стиле ренессанса и классицизма, складывался на протяжении многих веков.

Там, вниз, история королей, дворцовой знати, полководцев, архитекторов, скульпторов, художников, ученых.

Все еще впереди

В восторге от экскурсии, но измученные непривычным марш-броском (учитывая почти бессонную ночь), мы почти скатились в объятия автобуса. Так хотелось сесть на уютное сидение и расслабить ноги. Предстояла автобусно-пешеходная экскурсия по городу. Сочувственно-учтивые водители подготовили горячий кофе. Однако впечатления быстро прогнали усталость. Да и оптимизм гида не позволял расслабиться. Мы уже готовы были к следующему старту.

Когда часа полтора назад выходили из автобуса для подъема к церкви и проходили через небольшую площадь, то обратили внимание на кучку художников, сидящих возле своих мольбертов и выставленных на показ картин. Это площадь Тертр. Когда-то здесь хозяйничала богемная публика. На площади нет памятников. Время здесь как бы остановилось на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков, что придает площади свое обаяние, свой шарм. Здесь так же живут и работают, а вечером встречаются в кафе и ресторанчиках художники. Теперь, когда мы возвращались назад, площадь была многолюдной, пестрящей полотнами и прочими поделками. Длинные кисти, красиво расставленные веером, издали напоминали камышинки в вазах. Лили пояснила, что это не великие произведения живописи, но в них вложена большая любовь к Парижу

У подножья Монмартра на площади Бланш красуется красная мельница. Это знаменитый театр «Мулен-Руж». В начале ХIХ века здесь зародился знаменитый французский канкан.

Этот танец произвел настоящий фурор в Париже. Великолепными афишами художника Тулуз‑Лотрека, постоянного посетителя этого театра, артисты были прославлены далеко за пределами Монмартра. По сей день в водевилях и опереттах канкан зажигает публику своим темпераментом.

Далее нам предстояло знакомиться с Парижем, не выходя из автобуса до Люксембургского дворца. Восхищались красотой и величием церкви Сен-Сюплис. Спроектированная в неоклассических формах, она строилась многими архитекторами почти век, с семнадцатого до восемнадцатого. Гид пояснила, что в интерьере, над входом, помещен один из самых знаменитых орга́нов мира и что церковь по величине уступает только Нотр-Дам.

Совершенно по-иному смотрится самая старая церковь Парижа Сен-Жермен-де-Пре.

Построена она в романском стиле (XI–XII веков). Церковь была освящена папой Александром III в 1163 году. Белая, с высокими длинными окнами и величественной романской колокольней, она напоминает церкви Санкт-Петербурга. Стоит эта церковь на одноименной площади – одном из самых оживленных уголков старого Парижа, в чем мы убедились по ее многолюдности. Из-за множества припаркованных машин автобус наш не остановился и мы поехали дальше. Со слов гида узнали, что, начиная с послевоенного периода, писатели всех национальностей стали стекаться сюда и целые дни проводили за столиками, чем прославили многие здешние кафе.

Позже еще пару раз с высот Парижа мы любовались тем, что плотно застроенные районы его разделяются берегами извивающейся, принимающей цвет и настроение неба Сены. Зеленые просветы садов и Марсова поля геометрическими фигурами разных размеров и форм своей яркостью вносят свежесть в великолепное панно города… И вот теперь мы подъехали к одному из этих зеленых красот, обширному городскому парку – Люксембургскому саду.

Ох уж эта ограниченность во времени… Мы могли полюбоваться только большим восьмиугольным водоемом, окруженным клумбами с яркими цветами, высаженными орнаментом. Вокруг стоят статуи французских королей и знаменитых женщин. Статуи просвечивают среди деревьев в густой зелени парка. По публике заметно, что она приходит сюда отдыхать. За водоемом во всей красе виден Люксембургский дворец. Возведен он по воле Марии Медичи. Жена короля Генриха IV была родом из Флоренции и хотела, чтобы дворец напоминал ей о флорентийской атмосфере. Дворец всегда был собственностью королевской семьи вплоть до революции. Здесь работает Сенат республики. Наслаждаться красотой и свежестью парка у нас не было времени. До размещения в гостинице предстояло еще посетить Пантеон, Собор инвалидов и Военную школу.

С 512 года на этом месте покоится прах св. Женевьевы, которая собрала всех женщин города и спасла Париж от варваров. Ее могила стала объектом паломничества. В 1774 году, после обращения к Женевьеве за помощью, Людовик XV оправился от тяжелой болезни и после этого дал обет воздвигнуть в честь святой церковь. В 1776 году королем был заложен первый камень. Так возник храм Нации – Пантеон. Фасад здания, после подъема по лестнице, опоясан двадцатью двумя колоннами в классическом стиле и украшен рельефом «Отечество между Историей и Свободой, вручающее венки выдающимся горожанам».

При входе в светлый и просторный зал ощущается атмосфера торжественности. Объемность зала подчеркивается колоннами, приподнятыми над уровнем пола. На треугольных сводах изображены аллегории нравственных и гражданских ценностей: Слава, Смерть, Родина, Справедливость. Живописные холсты, скульптуры, росписи – творения великих художников и скульпторов. В центре зала мерно, как пояснила гид, раскачивается маятник Фуко.

Сразу за хорами лестница, которая ведет к крипте, где в склепах покоятся тела двадцати семи великих граждан Франции, удостоенных чести быть погребенными в этом храме. Среди них политики, писатели, ученые, борцы сопротивления. В их числе Виктор Гюго, Эмиль Золя, Жан Монэ, Мария и Пьер Кюри, Вольтер и Руссо. Залюбовавшись сводом, украшенным фреской, и памятником Дидро, я едва успела догнать группу, спускающуюся в крипту…

Впечатляет здание Собора инвалидов. Квадратную структуру венчает позолоченный купол. Строгий фасад с колоннами в верхней части украшен статуями королей: «Карл Великий» и «Св. Людовик». На втором этаже – группа «Ангелы с орудиями страстей». Под куполом интерьера расположена крипта, в центре которой находится могила Наполеона. Впечатляет монументальностью, величиной и красотой! Большой саркофаг из красного финского порфира установлен на пьедестале из зеленого гранита.

Саркофаг

пояснила Лили, этот гранит (извините, если ошибаюсь, массой более семи тонн), был доставлен сюда россиянами. Тело Наполеона, одетое в форму гвардейского стрелка, хранится внутри шести гробов: первый сделан из железа, второй – из дерева акации, третий и четвертый – свинцовые, пятый – из эбонита, шестой – дубовый. По кругу крипты – хранители: двенадцать статуй «Победы». Скончался Наполеон 5 мая 1821 года, и только через девятнадцать лет, в сентябре 1840 года, останки императора были возвращены во Францию.

В капеллах интерьера находятся усыпальницы родственников и полководцев Наполеона. Стены расписаны фрагментами из картин, повествующих о военных подвигах Наполеона. Впечатляет пышность Собора! Французский народ чтит память Наполеона Бонапарта – первого консула (1799 – 1804 гг.) и императора Франции; человека огромной личной одаренности, сильного трезвого ума и непреклонной воли, беспощадного в достижении цели, и великого полководца.

Военная школа – это величественное здание, расположенное в глубине Марсова поля. Когда-то здесь проходили военные маневры. От центрального здания по обе стороны разместились два боковых корпуса, в которых проживало одновременно 7,5 тысяч человек. Пред зданием «Двор чести». В левом крыле учились военные всех сословий, в правом – офицеры высшего сословия. В столовой питалось одновременно 4,5 тысяч человек, остальные 3 тысячи – обслуга. Все строение венчается куполом. Над центральным входом – огромные солнечные часы. Интерьер здания для туристов недоступен; туда можно войти только с разрешения военных властей. Правая сторона предназначена теперь для младшего офицерского состава, а в левой живут инвалиды.

Очень интересна и впечатляюща история этой школы. Большой вклад в ее открытие внесла маркиза Помпадур, желанием которой было обучить военному искусству юношей из малоимущих семей и дать им возможность сделать военную карьеру. Здесь один год обучался Наполеон, окончивший школу в звании лейтенанта артиллерии. Интересную историю рассказала гид о посещении школы Петром I. Когда он выступал перед военным составом с лестницы школы, у тех создалось впечатление, что русский царь – человек огромного роста (сами французы не высоки). Позже, при посещении Петром школьной столовой, военные не признали в нем царя. Из дневника Меншикова: Петр I заказал себе одежду французов (парик, кружева…), надел короткие штаны-кюлоты и сапоги с десятисантиметровыми каблуками (стал ростом 2 метра 32 сантиметра). С таким ростом он и остался в истории для многих.

Военные, получившие инвалидность при участии в боевых действиях, имели и имеют возможность остаться пожизненно для проживания в Доме инвалидов, при определенных строгих условиях и порядках, дабы не просить милостыню.

Все эти наши экскурсии продлились до 16 часов. Теперь нам предстоит разместиться в гостинице, отдохнуть два часа и снова – на старт!

По городу (без старта)

После двухчасового отдыха в отеле Le Manhattan, хоть и трехзвездочном, но очень уютном и комфортном, хотелось уже скорее очередного старта… Но теперь нам предстояло продолжить поверхностную автобусно-пешеходную прогулку по городу в сопровождении Андрея (без Лили).

За время путешествия по Парижу мы имели удовольствие много раз пересекать площадь Согласия. Отсюда можно любоваться панорамой города, Елисейскими полями, мостом Согласия с фасадом Бурбонского дворца, а также садом Тюильри, оазисом тишины и спокойствия, как отозвалась о нем гид. Вот так удачно расположена в центре города эта великолепная площадь. Трудно представить, что все эти места когда-то были обыкновенным болотом. Начиналось строительство здесь в ХVII веке. Взор прежде всего устремляется на обелиск, расположенный в центре площади, который на всю свою двадцатитрехметровую высоту покрыт ажурным орнаментом. Оказывается, это не орнамент, а высеченные иероглифы, из которых составлен текст о доблестных делах фараона Рамзеса. Обелиск был подарен Луи Филиппу египтянином Мехметом Али и установлен здесь в 1836 году. По углам площади красуются восемь статуй – символы главных городов Франции (Лион, Марсель, Бордо, Страсбург и др.). Впечатляют, а скорее даже завораживают два чудных фонтана с бассейнами, в которых установлено множество статуй – речных аллегорий! Всякий раз, проезжая мимо, не могла отвести глаз от этих фонтанов.

В 1661 году Мария Медичи приказала проложить в болоте дорогу для карет. Так возник знаменитый проспект Елисейские поля. Нет теперь той былой аристократичности, коей был наделен проспект и пересекающийся с ним квартал, когда в прошлых веках здесь проживало и вращалось светское общество. Перед нами современный, красивый район с богатыми магазинами, ресторанами, кинотеатрами и кафе… В самом начале проспекта стоят знаменитые «Кони Марли» скульптора Гийома Кусту, далее просматривается великолепный мост Александра III. С восхищением мы слушали рассказ гида об одном из самых красивейших мостов Парижа. Строительство его было предпринято в честь союза, заключенного между Францией и Россией (1890 – 1896 гг.). Мост носит имя царя Александра III. Первый камень для застройки моста заложил его сын – Николай II. Мост украшен богатым декором в виде гирлянд цветов, красивыми фонарями, которые как бы поддерживают аллегорические морские духи. Светлые тона, позолота, пышность украшений… Вид моста впечатляет!

Елисейские поля заканчиваются озелененной площадью де Голля.

От площади радиально расходятся двенадцать улиц, образующих звезду (Этуаль). Очень хорошо эта панорама просматривается с высоты. В центре площади возвышается Триумфальная арка. Построена она по воле Наполеона (1806 – 1836 гг.), который желал прославить императорскую армию. Арка высотой 50 метров и шириной 45 метров стала символом гордости французов и алтарем Отечества. Все четыре стороны ее украшены большими скульптурами из мрамора. О наполеоновских победах, о названиях крупных сражений, о военных походах – обо всем можно узнать, вчитываясь в надписи на барельефах, на щитах, на стенах внутренней части арки. Под каменной плитой в центре арки покоятся останки Неизвестного солдата, павшего в Первую мировую войну (1914 – 1918 гг.).

Прогулявшись по присыпанному песочком подножью арки, мы полюбовались издали на Лувр, который нам предстояло посетить на следующий день, и на автобусе поехали через Вандомскую площадь к театру «Гранд-Опера».

Гранд-Опера

Вандомская площадь в форме большого прямоугольника получила свое название от расположенного здесь дворца герцога Вандома, родного сына Генриха IV. В центре площади стоит колонна со статуей Наполеона. Статуя установлена так высоко, что без пояснения гида понять, кто там наверху, невозможно. А было время, когда там стояла и фигура Генриха IV. Впечатляют 66 спиралевидных барельефов, которыми украшен ствол колонны. На них изображены подвиги Наполеона 1805 – 1807 гг. Памятник является гордостью Франции. Все туристы непременно приезжают сюда.

…И вот мы возле знаменитого театра «Гранд-Опера»!

Кто не слышал об этом самом большом в мире театре, который может вместить 2000 зрителей! На его огромной сцене могут находиться одновременно 450 актеров. Снаружи здание украшено множеством декоративных элементов, венчает его широкий сплющенный купол. Перед двумя пилястрами первого уровня стоят статуи. Скульптурная группа «Танец», расположенная в центре, между статуями, завораживает красотой и тонкостью переданных движений.

В том, что сегодня в театре будет аншлаг, мы убедились по публике, которой была занята вся высокая лестница, ведущая в театр: на верхних ступеньках разместились желающие продать или приобрести билеты, на нижних – присевшие отдохнуть. Огромных размеров афиши перед зданием театра оповещали о том, что сегодня заключительные гастроли Московского Большого театра, идет опера «Борис Годунов». Нам оставалось только позавидовать и артистам, и посетителям, так как мы не могли попасть внутрь, хотя бы только для того, чтобы взглянуть на богатый и пышный интерьер «Гранд-Опера».

Теперь нам предстояло полюбоваться Эйфелевой башней. Построена она инженером‑мечтателем Эйфелем к Всемирной выставке 1889 года как памятник, соединяющий небо с землей. Конструкция высотой (с телевизионной антенной) 320 метров и весом 7000 тонн, состоит из 15 тысяч металлических деталей. После открытия выставки на Эйфеля посыпался град критики и насмешек в адрес его творения: башню называли «гигантским неуклюжим скелетом» и награждали прочими нелестными эпитетами… Парижане же устроили инженеру настоящий триумф! На лифте или пешком (1652 ступеньки) желающие поднимаются до одного из трех уровней (57 метров, 115 метров и 274 метра), где можно отдохнуть в ресторане, обозревая сверху все великолепие Парижа.

В этот день мы, естественно, просто даже физически не могли выстоять огромную очередь, чтобы насладиться этим впечатлением. Но Лили сообщила ранее, что у желающих такая возможность будет в последний (третий) день. Чуть забегу вперед старта… Увидеть город с высоты первого уровня мы смогли уже на следующий день – с башни Монпарнас, подъем на которую осуществляется на самом быстром лифте в Европе (60 метров за 38 секунд). Прямо скажу, что ощущение подъема с такой скоростью не из приятных – уши закладывает. Зато восхищает сам эффект: нажал на кнопку «пуск» – и ты уже на той высоте, с которой только птицы могут в полете любоваться городом!

Но это будет завтра. А сегодня мы медленно бредем от подножия башни к автобусу по зеленому ковру Марсова поля и с улыбкой наблюдаем за отдыхающей публикой, расслабленно расположившейся в расслабленных позах на каждом свободном метре этого облюбованного парижанами и туристами места.

Андрей информирует о том, что завтрак будет в 8.00. При этом он без улыбки добавляет, что французы утром едят только булочку с кофе. «Окей!» Нам бы до постели…

С замиранием сердца

Собравшись утром в кафе на завтрак, мы оценили юмор нашего Окея. Шведский стол был уставлен яствами от разного рода напитков до всевозможных кулинарных шедевров. На теплых плитах грелись колбасные изделия. Нарезки колбас и сыров нескольких сортов, уложенные в виде причудливых фигур, приглашали полакомиться с аппетитом. Ах, как жаль, что даже булочку нельзя с собой взять… Опыт предыдущего дня, когда не было свободной минутки ни перекусить, ни выпить чашечку чая или кофе, так и подталкивал прихватить с собой аппетитную булочку. Тем более что небезразмерный желудок даже и попробовать-то всей этой прелести не позволил… Но уважающие себя туристы соблюдают этикет!

К концу завтрака появилась Лили и ознакомила нас с программой дня. Сегодня мы стартуем в Нотр-Дам и в музей Огюста Родена, поднимаемся на башню Монпарнас и, после полуторачасового перерыва на обед, гуляем по Лувру.

По своей истории Париж, упомянутый Юлием Цезарем еще в I веке до н. э., можно отнести к городам среднего возраста, если считать, к примеру, что он ровесник Бухаре, моложе Рима, но старше Москвы…

Первое население Парижа формировалось на одном из самых больших островов реки Сены – острове Сите. В период средневековья остров стал центром светской и религиозной жизни города. Здесь и был воздвигнут Собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари).

Сердце замирало в момент появления пред нашим взором этого памятника Франции, под сводами которого происходили величайшие события национальной истории. О некоторых из них нам напомнила гид: здесь получил корону Франции Генрих VI Английский (XV век) и, спустя семнадцать лет, праздновал освобождение от английского господства Карл II Французский; здесь Наполеон был коронован как император Франции и здесь в 1944 году генерал де Голль отпраздновал освобождение города от четырехлетней фашистской оккупации… Строительство Собора было начато в 1163 году и завершилось только в 1345 году. Повествование обо всех событиях, которые веками слагали историю этого великолепного памятника Франции, о красоте этого храма как одного из лучших памятников готического стиля и о его интерьере, может занять намного больше времени, чем длилась наша экскурсия…

Поэтому «спущусь на землю», а точнее, на тот небольшой кружок-пятачок, возле которого задерживаются туристы перед входом в Собор. Считается, что если встать на этот кружок и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Посмотрим…

Невозможно передать словами ощущение, возникающее при входе в храм. Кажется, что сознание растворяется, уплывает под своды этого великолепия!

Мне раньше случалось заходить в католические церкви (храмы), и всегда я обращала внимание на располагающую доброжелательность к присутствующим. Время посещения не установлено и не ограничено. Никто не будет давать наставлений. Можно спокойно присесть отдохнуть, расслабиться… Что привлекло мое внимание здесь – это свободный доступ к свечам, просто расставленным возле стен. Они не про-да-ются. Где-то в сторонке ненавязчиво приютились ящички, в которых ты сознательно можешь оставить (или нет) монеты за свечу. Никто не обратит на тебя внимания, не сделает замечания.

Время, выделенное нам на посещение Собора, пролетело мгновенно, но невозможно было оторвать взгляд от этой завораживающей красоты, поэтому осталось чувство какой-то неудовлетворенности. В глазах стояли лики святых, озаренные подсветкой; изящные орнаменты; цветные стекла витражей, изображающие месяцы, знаки Зодиака; добродетели и пороки…

Покидая Собор, взглядом еще раз устремляешься на круглое кружевное окно-розу диаметром около десяти метров над входом, перед которым расположена статуя Мадонны с младенцем и с ангелами по бокам.

Проезжая вдоль набережной Сены, мы любуемся комплексом зданий Дворца правосудия. Территория, занимаемая им, благодаря своей защищенности была выбрана в качестве резиденции римских правителей и королей. После того, как в средине XIV века Карл V был вынужден переселить королевскую резиденцию в Лувр, здесь разместился парламент. К Дворцу пристроены другие здания, такие как Сент-Шапель и Консьержери. Когда Дворец был резиденцией короля, в апартаментах жил королевский офицер – консьерж. Позже это здание было приспособлено под тюрьму. Во время революции сюда были брошены тысячи людей, в том числе Дантон, Робеспьер и Мария-Антуанетта… На кухне с четырьмя огромными каминами можно было жарить мясо для двухсот-трехсот человек. В помещении верхнего этажа собирали заключенных, чтобы подготовить к гильотине. Вот такую историю имеет этот красивый комплекс с вытянутыми узкими окнами, башенными пролетами и черными крышами со шпилями на башенках.

О взлете на вершину башни Монпарнас я уже упоминала раньше. Только дополню, что на этом старте сердце замирает не от вида современного небоскреба (восхищает только его высота), а от самого процесса взлета и панорамного обозрения Парижа.

Когда планировала поездку в Париж, одним из заветных желаний было посетить музей Огюста Родена. Прочитанный в студенческие годы биографический роман о нем в серии «Жизнь замечательных людей» произвел на меня такое впечатление, что желание увидеть гениальное творение его рук осталось в мечтах. Значит, правда, что мечты сбываются! Минуя длиннющую очередь в кассу, мы проходим во двор музея. Вот он, Роден! Скульптура из бронзы и мрамора поражает своей жизненной силой и мощью. Я стараюсь не пропустить ни одного слова Лили. Мне кажется, что только для меня она с таким воодушевлением и восторгом рассказывает о шедеврах, об эпизодах жизни Родена.

Из-за смелого выражения в скульптурах сильных человеческих эмоций многие работы (к примеру, пронизанная тонкой поэзией группа «Поцелуй») не принимались на выставках – как парижских, так и мирового значения – чуть ли не до последних лет жизни Родена. В гипсе, бронзе, мраморе передана сложность и энергичность движения. Самые известные из его творений выставлены в саду: «Граждане Кале», «Мыслитель» и – вот они! – «Врата ада». С сорока лет и до конца жизни (скульптор умер в 1917 году) Роден работал над этой композицией, навеянной «Божественной комедией» Данте, воплощая в ней мир человеческих страстей. Излюбленный мотив ваятеля – творения, выходящие из необработанного материала («Рука Бога», «Крик»). Они выставлены среди множества работ в интерьере. Гений скульптора раскрылся полностью в обнаженных фигурах («Св. Иоанн Креститель»). Так и хочется прикоснуться рукой к этим фигурам, чтобы ощутить их тепло.

В музее выставлены полотна Моне, Ренуара, Ван Гога, а также несколько картин одной из самых важных женщин в жизни скульптора – Камиль Клоде.

Теперь нам предстоит пообедать, передохнуть и – стартуем в Лувр.

Все то, что увидим мы здесь и услышим –

фиксируем памятью, текстами пишем.

Это теперь я перелистываю и перечитываю блокнот с записями, просматриваю фотографии и раскладываю по полочкам все услышанное от гида. А в дни наших пробежек по маршрутам Парижа в голове все настолько перемешалось… Казалось, что вряд ли будет возможно когда-то весь этот калейдоскоп эмоций сложить в последовательную цепочку. На удивление, перевозбужденная от всего увиденного зрительная память зафиксировала даже вскользь промелькнувшие сюжеты.

Подкрепившись и отдохнув, мы в предвкушении встречи с шедеврами Лувра с воодушевлеием стремимся к новому старту. Автобус высаживает нас на улице Риволи. Свое название улица получила после победы Наполеона над австрийцами при Риволи в 1797 году.

Перед нами Лувр – художественный музей. Еще 200 лет назад это был королевский дворец, построенный Филиппом II Августом в 1214 году для укрепления городских крепостных стен. Занимало тогда здание дворца всего четверть сегодняшней площади. Веками оно достраивалось, расширялось. Были пристроены западный корпус и часть северного. В XVII веке Лувр перестал быть королевской резиденцией. Он стал национальным музеем, основу которого составляли королевские собрания экспонатов. Музей пополнялся за счет Наполеоновских походов, закупок, пожертвований.

Еще вчера, любуясь стеклянной пирамидой на площади Лувра, мы думали, что скоро попадем в ее недра. Эта пирамида была построена на площади Наполеона в 1989 году. Она покрывает обширный вестибюль подземного входа (холл Наполеона), откуда эскалаторы доставляют посетителей в различные части музея. Лувр состоит из 198 залов, поделенных на семь департаментов, шесть из которых представляют экспонаты древних восточной, египетской, греческой, римской культур, культуры средневековья, эпохи Возрождения и более позднего времени, а также богатой картинной галереи.

Большое значение в музее уделяется искусству Франции. Чтобы посетители могли ориентироваться в лабиринтах различных разделов музея, на стенах установлены указатели‑стрелки с условными обозначениями маршрутов следования. К примеру, указатель с изображением Джоконды указывает путь в картинную галерею. Естественно, что за четыре часа экскурсии по Лувру даже бегом не пробежать по всем залам. Со времен Древней Греции существует понятие, что только в прекрасном теле может быть прекрасна душа. Поэтому очень хотелось увидеть фигуры, воплощающие идеал человека. Но, чтобы увидеть картины «Венера Милосская», «Копьеносец, «Дискобол», то есть попасть в греческий зал, пришлось познакомиться с шедеврами этрусского искусства – многочисленными терракотовыми статуями.

Неплохо было бы задержаться в зале прикладного искусства, чтобы внимательней разглядеть «Сокровищницы аббатства Сен-Дени», церковную утварь Средневековья, итальянскую майолику, драгоценности французских королей… В отделе французской скульптуры впечатлили шедевры Италии: «Три грации» Пилона, «Амур и Психея» Антонио Кановы…

Поплутав по нижним этажам Лувра, я поняла: на то, чтобы что добраться до вожделенной картинной галереи, у меня нет ни сил, ни времени. Наконец-то добираемся до верхнего этажа с залами картинной галереи. Из окон просматриваются изумительной красоты участки сада Инфанты, разбитого по желанию Марии Медичи в 1611году. Влившись в поток туристов, мы, не сопротивляясь, брели вдоль зала, подгоняемые любопытством увидеть «Джоконду». Издали мы любовались шедеврами, о которых были наслышаны со школьных лет: «Вирсавия» Рембрандта, «Мадонна в скалах» Леонардо да Винчи, «Кающаяся Магдалина» Жоржа де Латура, «Коронация Наполеона» Жака Луи Давида…

Бесполезно было искать удобное место, чтобы внимательно разглядеть какое-то полотно. Туристы всего мира в неописуемых позах изощрялись запечатлеть на фото- и видеокамеры всё подряд. С вымученными от усталости улыбками, они плотно держали позиции, и подступиться к картинам было практически невозможно. Всегда раздражает любое стадное скопление людей, даже в очередях… Но вот, по заметно уплотненной массе, я почувствовала, что где-то впереди объект моих мечтаний. Метров за десять от «Джоконды» с двух сторон было натянуто канатное ограждение, внутри которого молодые люди – 8-10 человек в строгих черных костюмах – как от мух отмахивались от навешивающихся на ограждение туристов. Даже пытаться проскользнуть поближе было выше моих сил.

Желание, поколебавшись, уступило разуму, и мы начали пробивать себе дорогу на выход из галереи. Хотелось только одного – поскорее, не плутая в лабиринтах, выбраться из Лувра. Говорила же нам Лили, что эта картина совсем не тот портрет, который когда-то писал Леонардо да Винчи с Моны Лизы и пронес его через всю жизнь, пока не попал во Францию. Ничего общего с его картиной почти не осталось в этом многократно реставрированном полотне. Но, как известно, искусство надо уметь ценить!

До закрытия музея двадцать минут, а на остановке в ожидании нашего автобуса уже бродила почти вся группа. Уставшие, полные восторга от посещения Лувра, все обменивались впечатлениями. Андрей предложил желающим ознакомиться с метрополитеном Парижа, раздал маршрутные карты. Мне кажется, что все вернулись автобусом в гостиницу и отдыхали до утра.

Счастливого пути!

Тоскливо рано утром покидать отель и укладывать чемоданы в автобус. Но предчувствие ожидаемых впечатлений от предстоящих в этот день стартов, улыбчивое лицо приветливого гида мгновенно выводит нас из полудремотного состояния сов.

Для начала получасовая экскурсия по просыпающимся улицам и площадям центра Парижа, и знакомство с кварталом Бастилии. Теперь это современный, постоянно перестраиваемый район города. О произошедших здесь величайших событиях напоминает только колонна де Жуйе в центре площади Бастилии. Свое название площадь получила от знаменитой крепости, построенной в конце XIV века по воле Карла V. Сначала крепость была военной цитаделью, затем превратилась в тюрьму, куда были заточены среди прочих Вольтер и герцог Орлеанский.

После восстания 14 июля 1789 года и взятия Бастилии все заключенные были освобождены, управляющий тюрьмой был зверски убит, а само здание было разрушено в течение одного года. Площадь была приведена в порядок Наполеоном в средине XIX века и стала ареной кровавых событий. На вершине колонны де Жуйе стоит четырехметровая статуя «Дух Свободы». Строгой критике подвергалось монументальное здание оперного театра Опера́ Бастилия – современное украшение площади, в огромном зале которого на 2700 зрителей проходят все оперные спектакли. Теперь этот театр, гордость парижан, считается самым современным в Европе. В старой Опера́ Гарнье проводятся только балетные спектакли.

Наш автобус направляется в пригород Версаль. Этот старт, судя по настроению группы, мечта всех туристов! Мы покидаем автобус на большой стоянке, перед входом на Оружейную площадь. Минуем два серых здания по обе стороны центральной аллеи. В левом здании жили мушкетеры – военная свита королей (Людовика XIII, Людовика XIV), а в правом гвардейцы кардиналов (Ришелье, Мазарини). Так вот где жили легендарный д’Артаньян и его друзья! Подведя к большому маршрутному стенду, Лили знакомит нас с расположением зданий, площадей и парков Версаля.



Немного истории. В 1632 году король Людовик XIII построил здесь охотничий замок. С 1662 года замок начал расширяться Людовиком XIV. Так появился дворец с конюшнями, площадями и парками. В Большой и Малой конюшнях могли помещаться одновременно до 2500 лошадей и 200 карет. С 1682 года дворец стал столицей королевства и оставался ею до 1789 года. Во времена революции он был разграблен и оставался покинутым. Луи Филипп в 1837 году отреставрировал здание, превратив его в музей. После Первой мировой войны Версаль был вновь восстановлен на средства Рокфеллера.

Чтобы попасть к зданию грандиозного Дворца, нужно, войдя в шикарные, с позолоченной отделкой, ажурные ворота, пройти через три двора. В глубине «Двора министров» стоит статуя Людовика XIV. Второй двор – «Королевский». Через него въезжали королевские кареты. Третий двор – «Марбр» – окружен первоначальными постройками Людовика XIII. Центральный павильон Дворца предназначался для королевской семьи, правое боковое крыло для кровных принцев, а левое для официальных фавориток. С «Королевского двора» вход во дворец, теперь в первую галерею Исторического музея, рассказывающего об эпохе Людовика XIII и его сына Людовика XIV. Продвигаясь по дворам Версаля вдоль длиннющей очереди в кассу, которая, как мне показалось, была протяженнее очереди в Эрмитаж, мы увлеченно слушали интересный рассказ гида о Людовике XIV. Легенда приписывает ему изречение «Государство – это я», а льстецы-придворные звали его «король-солнце». Из-за аллергической болезни кожи король мылся в своей жизни всего три раза. Тем не менее это не мешало ему быть любвеобильным и прожить 72 года. Каждая из официальных фавориток короля: Луиза де Лавальер, Француаза де Монтеспан, Маркиза де Ментенон и позже принцесса Юрсен, имела положение при дворе. Все 126 детей от фавориток получали титулы герцогов и графов, занимали генеральские и адмиральские должности, обладали большим личным состоянием. Содержание фавориток и их детей дорого обходилось казне.

Два боковых крыла и окончательная отделка здания выполнены по проекту Жюля Ардуэна‑Мансара. До наших дней закрепился в строительстве термин «мансарда», произошедший от его фамилии. В «Салоне Геркулеса» хранятся два великолепных полотна Веронезе «Ужин Христа в доме Симона Фарисея» и «Елизар и Ребекка».

Поражает красотой и роскошью галерея зеркал. Зеркала отражают свет, который проникает сюда через 17 расположенных напротив них окон. Взгляд постоянно устремляется на красивейший пейзаж за окнами Дворца. Это Версальские сады – гармоничное соединение природы и искусства! К сожалению, вход в Малый и Большой парки был для туристов закрыт. А так хотелось полюбоваться фонтанами со скульптурами богини Латоны с Апполоном и Дианой, фонтаном «Аполлон» с колесницей бога, запряженной четырьмя конями… Каждое помещение: залы, спальни, столовые, впечатляет роскошью, белой и золотой лепниной, шедеврами декоративного искусства.

Время, отведенное гидом на знакомство с Версалем, проскочило как-то уж очень незаметно. На первом этаже при выходе из дворца туристов ожидают ларьки с поделками, сувенирами и парфюмом, которым пользовались светские парижане того времени. На моем запястье почти полдня сохранялся въевшийся насыщенный запах капельки духов… Понятно, каким образом не любившие, да и не имеющие возможности мыться парижане, в париках и в нарядах из плотных тканей, маскировали тяжелые запахи на балах.

Теперь группе был предложен выбор с двух до шести часов вечера провести время на свое усмотрение: посетить Эйфелеву башню или поехать в «Диснейленд Париж». Далее ужин, вечерняя прогулка на корабле по Сене и отъезд. Мы предпочли познакомиться с Диснейлендом, который находится в 32 километрах к востоку от Парижа, то есть по пути из Версаля. И не пожалели.

Вечером, как было условлено, мы, уже немного отдохнувшие в автобусе от прогулок по «лендам» Диснеевского парка, возбужденные и с чудесным настроением, подъехали к Марсову полю. Погуляли, встретились с группой и поехали ужинать в итальянский ресторанчик, где нас уже ждали накрытые столы.

Теперь до десяти вечера прогулка по Сене. Вечерний Париж завораживал! Ярко освещенные окна роскошных, уже знакомых нам зданий, в бликах от иллюминации и подсветки ярких или же мерцающих фонарей выглядели совершенно иначе. Гиды на четырех языках информировали нас о пути следования. Мост Инвалидов, мост Александра III, здание МИД, мост Согласия, квартал Сен-Жермен, Новый мост… То с левого, то с правого борта постоянно встречались или обгоняли нас ярко освещенные катера и теплоходы с сидящими за столиками в кафе и барах отдыхающими. Все приветствовали друг друга взмахами рук и возгласами. Публика разных национальностей и возрастов восторгалась Парижем.

Последний – и неожиданный – сюрприз ждал нас у автобуса на мосту. Лили была с нами в этот вечер до конца. Андрей поторапливал группу подтянуться дружно к автобусу, где он встречал нас с шампа-а-а-а-нским!

Ровно в двадцать два ноль ноль, под выстрелы пробок, Эйфелева башня засветилась голубыми огнями! Они мерцали, кружились, сновали вверх и вниз…

А в центре хоровод из звезд подмигивал нам: «Счастливого пути!»

Просмотров: 5
  • Facebook - Московский BAZAR
  • Instagram - MOSSALIT_BAZAR

© Московский BAZAR, 2020