• Московский BAZAR

Иван Габов. ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ ТРЕТЬЕГО РОДА

Пост обновлен нояб. 11

Итан Уоттакер, отставной морской офицер, появился в Уилмингтоне несколько месяцев назад.

Он купил небольшой особнячок на Вудлон-авеню, в сотне ярдов от озера Гринфилд. Уже через две недели благодаря своему крепкому торсу, армейской выправке и хорошо подвешенному языку мистер Уоттакер смог устроиться администратором в центр социального обслуживания на Уиллард-стрит.

Жил он тихо и скромно, как и подобает одинокому джентльмену. С соседями был приветлив, но сдержан. А чтобы разбавить холостяцкий быт и завести друзей на новом месте, мистер Уоттакер стал субботними вечерами захаживать в винную таверну на пересечении Бернетт-бульвара и Уодделл-стрит или в «Дублинский ирландский паб» на Каролина-Бич-роуд. Там, в пабе, Итан и познакомился с приятелями-соседями Сагертом Брэди и Гиллаганом Дойлом. Сагерт работал в магазине «Страна свежих продуктов», а Гиллаган с сыном держал автомойку Doctor G’s Car. Жили они недалеко от Вудлон-авеню – на Айви-серкл.

Сагерт был вдовцом. Гиллаган про жену свою никогда никому ничего не рассказывал, будто ее и не существовало вовсе. Но все в округе знали, что жена его была слаба по психической части, и лет пятнадцать назад Гиллаган отправил ее в частное закрытое заведение.

Со временем мистер Уоттакер обустроил дом, распродал ненужные вещи, кое‑что отправил на свалку, и скоро вся троица стала проводить субботние вечера в его особнячке. Все они предпочитали светлому «Будвайзеру» ирландское темное «Разливной Гиннесс», а покер – бриджу.

Итан иногда расспрашивал приятелей о ком-либо из местных. Сагерт охотно рассказывал ему все, что знал, и даже то, чего не знал, начиная с того еще времени, когда в городе располагалась штаб-квартира компании «Железная дорога Атлантического побережья». Гиллагану же удавалось охарактеризовать любого человека одним словом, максимум – двумя.

Зашел как-то разговор о Метью Дэниелсе. Сагерт тут же сообщил, что тот является потомком самого Спенсера Комптона, графа Уилмингтона, который был премьер-министром при дворе Георга II, в честь которого и дали название городу. А Гиллаган только буркнул:

– Маразматик конченый.

Лишь однажды, когда Сагерт Брэди закончил для Итана Уоттакера свою получасовую восторженную речь об Айрис Коллинз – миловидной хозяйке магазина подарков, что в старом городе у набережной, – только тогда Гиллаган Дойл, потерев ладонью свою трехдневную щетину на подбородке, произнес целую тираду:

– Сука она, конечно, факт. Но «камаро» у нее – супер! Восьмицилиндровый V‑образный двигатель – 345 лошадиных сил! Система ограничения выхлопов, шестискоростная ручная коробка передач, черные алюминиевые диски с полированными спицами, с шинами Goodyear F1 и кузов купе! Да...

Как-то раз, скинув двойку и предоставив возможность Гиллагану с нахальной тройкой штурмовать фулл хаус Сагерта, мистер Уоттакер направился к холодильнику у окна. Достав из верхнего ящика три банки пива, Итан глянул на улицу. Там, на той стороне от дороги, у большого белого дома под терракотовой крышей парковался огромный черный джип.

Итан вернулся на свое место, поставил банки в центр стола и негромко спросил:

– А мой сосед напротив – мистер Мэйверик – что он за человек?

– Джон Мэйверик, – охотно отозвался Сагерт. – Психолог. У него кабинет в Кресент Хайтс.

– Долбанный нигер, – вбил гвоздь Гиллаган.

– Он здорово помог Мэдоку, когда умерла Шевонн, – продолжил Брэди. – Я думал, старина Мэдок не сдюжит тогда, ведь они сорок лет прожили душа в душу… Да… А еще Джон Мэйверик пишет фантастические рассказы, и даже издает их за свой счет. Сам я не читаю подобную литературу…

– Можно подумать, что ты вообще что-то читаешь, – съязвил Дойл.

– Но говорят, – Сагерт словно не заметил Гиллагана, – что рассказы эти очень даже ничего, про птичек с человеческими глазами, зеркальные комнаты с кошачьими ангелами... Только все странные, мрачные какие-то. Помню, кто-то говорил, что все в них «пронзительно, как последний вздох»... Да и сам он странный, как инопланетянин.

– Черный писатель! – хмыкнул Гиллаган, тасуя колоду.

– А мистер Мэйверик практикует на дому? – спросил Итан внезапно.

Сагерт лишь развел руками.

– Так сам и спроси его, – буркнул Гиллаган.

Как-то вечером, пребывая в добром расположении духа и что-то насвистывая, мистер Мэйверик в сером шерстяном костюме и с серой фетровой шляпой в руках возвращался с собрания попечительского совета начальной школы Sunset Parc. Уже подойдя к своему дому, он чуть не столкнулся с крепким, выше среднего роста мужчиной в синих джинсах и толстом коричневом пуловере. На ногах у него были высокие армейские ботинки.

– Извините, мистер Мэйверик. Я не хотел напугать вас. Я ваш сосед Итан Уоттакер, – представился незнакомец.

– А-а, – протянул руку мистер Мэйверик.

– Мой дом напротив, – пожимая протянутую руку, сказал Итан.

Джон Мэйверик посмотрел на утопающий в старых кленах небольшой дом.

– Раньше в этом доме жили Райли…

– Верно. Я в Уилмингтоне всего несколько месяцев.

– Припоминаю, я видел вас неоднократно... издали. Чем занимаетесь, мистер Уоттакер?

– Служу, – неопределенно ответил бывший военный. – Можно просто Итан.

И вдруг неожиданно выпалил:

– Вы инопланетянин, мистер Мэйверик?

Джон Мэйверик ошалело осклабился, обнажая ослепительно-белые зубы:

– Наверное, так считают те два джентльмена, которые определенно захаживают к вам иногда? У одного из них автомойка, кажется…

– Мы играем в покер по субботам, по мелочи…

– Понятно… Итан, а не пропустить ли нам по стаканчику, за знакомство?

– С удовольствием, мистер Мэйверик.

– Можно просто Джон.

Всего через несколько минут с бокалами со слабым игристым – у психолога пиво не водилось – мистер Мэйверик и мистер Уоттакер уютно расположились в плетеных креслах на открытой террасе.

– У вас хороший дом, Джон, – сказал Уоттакер, чувствуя, как приятная прохлада разливается по всему телу.

– Спасибо. У меня приличная практика, а живу я один. А вы, Итан, бывший военный?

– Так точно, сэр.

– А ваша семья, Итан?

– Да как-то не сложилось.

– А чем думаете заниматься здесь?

– Я устроился в центр соцобслуживания. Хочу стать на якорь… А Уилмингтон, я полагаю, – тихая гавань?

– О, безо всякого сомнения. Только инопланетяне, больше никого, – мистер Мэйверик улыбался.

– А вы так и не ответили на мой вопрос, Джон, – мистер Уоттакер хитро сощурился.

– Неужели вы и правду верите в гуманоидов, контактеров и прочую уфологию?

– Так вы же сами пишете фантастические рассказы…

– А вы читали хоть один?

– Нет, мне рассказывал Сагерт Брэди…

– Я разочарую вас, Итан. Я не пишу про беготню с бластерами или световыми мечами, про яйцеголовых пришельцев или как их там… джедаев, про хищников или чужих в громадных звездолетах и прочем. О них мне достаточно рассказывают мои пациенты. Мне интересен сам человек, его чувства, мечты, боль, страхи.

Мистер Мэйверик отставил пустой бокал и продолжил:

– Я родился и вырос на этой планете… Мы веками смотрим на звезды. Но все наши знания и технологии позволяют нам лишь барахтаться безвылазно в пределах Солнечной системы. И только. За пределы галактики мы запустили космические аппараты «Пионер-10» и «Вояджер-1». Связи с ними уже нет. «Пионер» летит в сторону Альдебарана. Точнее ползет со скоростью меньше пятнадцати миль в секунду. И если с ним ничего не случится, то он достигнет окрестностей звезды через пару миллионов лет! А наши ученые кричат при этом, что вопрос о дальних космических перелетах практически решен. Они говорят, что совсем скоро мы полетим к ближайшей к Земле трехзвездной системе – Альфа Центавра. Нужно всего‑то достичь скоростей, близких к скорости света. И для осуществления данного перелета уже якобы придумали и аннигиляционный двигатель, и какой-то там корабль с солнечным парусом. А для его разгона будут применяться лазерные установки на каком-нибудь астероиде… Идиоты!

– Почему? – искренне удивился Итан.

Джон Мэйверик нажал кнопку на маленьком пульте, и невидимые светодиоды словно выхватили из густеющего сумрака два пятна – журнальный столик с двумя креслами и высокую барную стойку на краю террасы. Джон положил пультик между двух бокалов и продолжил:

– Да потому что для того, чтобы преодолеть такие большие расстояния с такой огромной скоростью нам потребуются ресурсы, сравнимые с размерами нашей планеты. Иными словами, чтобы долететь до предполагаемых собратьев по разуму, нам нужно научиться перемещать в космическом пространстве саму Землю... Такой звездолет будет состоять в основном из топлива, которого потребуется несколько миллионов тонн. А если и удастся разогнать корабль до скорости, близкой к скорости света, то до конечной цели он просто не долетит – слишком много препятствий встретится на пути такому гиганту – планеты, астероиды, кометы, ловушки в виде неизвестного гравитационного поля. И гибель неминуема. Поэтому межзвездные перелеты могут осуществляться лишь с существенно меньшими скоростями. Но тогда эти полеты – из-за фактора времени – становятся бессмысленными…

– По-вашему, мы обречены на одиночество? – разочарованно спросил мистер Уоттакер.

Мистер Мэйверик поднялся, наполнил бокалы.

– Итан, был такой фильм Спилберга – «Близкие контакты третьей степени».

– Да-да, припоминаю…

– В основе сюжета – встреча людей с инопланетной цивилизацией, что, собственно, уфологи и называют контактом третьей степени. Строго говоря – контакты третьего рода. В фильме этому предшествуют разные странности. То в мексиканской пустыне из ниоткуда появляется эскадрилья самолетов без экипажа. А в Индиане в детской комнате включаются внезапно все механические игрушки и бытовые приборы, в окна ударяет яркий свет, потом ребенок пропадает, глохнут автомобили, а по шоссе летят огромные светящиеся шары… В индийском городе все местное население в молитвах постоянно повторяет пять звуков, которые доносятся с неба. А в пустыне Гоби среди песков вдруг появляется давно пропавшее в Бермудском треугольнике судно и – опять – без экипажа.

– Да-да, – Итан почесал затылок. – А потом прилетел огромный инопланетный корабль, из которого вышли все пропавшие люди: летчики эскадрильи, мальчик, экипаж морского судна. И в самом конце из корабля появляются странные маленькие пришельцы. И из всей группы землян-добровольцев они забирают с собой только одного безработного…

– Истерия. Вам не кажется? Повальное безумие.

– Наверное…

– Итан, а что, если мы не там ищем?

Мистер Уоттакер принял полный бокал из рук хозяина.

– Что, если инопланетная цивилизация уже давно присутствует на Земле? – в глазах психолога мелькнул странный блеск.

– Что вы имеете в виду, Джон?

– Космическая материя попадает к нам в виде осколков комет, астероидов или там метеоритов, – мистер Мэйверик уселся удобнее в кресле и продолжил:

– Войдя в атмосферу Земли, они сгорают почти без остатка. В том числе сгорел бы и такой огромный инопланетный корабль Спилберга...

Мистер Уоттакер нетерпеливо заерзал в кресле.

Джон Мэйверик, казалось, ничего не замечал:

– Большой взрыв дал рождение всем видам материи и силам, которые ими управляют. И одна из этих сил – электромагнетизм, электромагнитные силы. А видимый свет – это электромагнитное излучение с длинами волн от трехсот восьмидесяти до семисот шестидесяти нанометров. От фиолетового до красного. Для преодоления расстояния от поверхности Земли до поверхности Луны свету требуется чуть больше секунды с четвертью. Когда луч света пересекает границу между вакуумом космоса и атмосферой Земли, или между двумя различными средами, длина волны изменяется, но частота остается неизменной. Свет вызывает у человека зрительные ощущения. В зависимости от длины волны энергия света, воспринимаемая глазом, будет различна. При одних и тех же значениях энергетических величин световая энергия, например, зеленого света будет передана больше, чем фиолетового света, потому только, что чувствительность наших глаз к зеленому свету выше…

– И что же? – спросил Итан.

– А вы только представьте, что где-нибудь в миллионе световых лет от Земли есть мощный электромагнитный излучатель, который посылает нам кодированное послание. Изо дня в день человек, созерцая окружающий мир, незаметно для себя подвергается воздействию другой цивилизации.

– То есть все мы – контактеры, Джон?

– Нет, Итан, не все. Только небольшая группа людей. Еще с доисторических времен, когда закончились огромные тектонические сдвиги и Земля приобрела такой вид, как сейчас, уже тогда разные области планеты были подвержены различному воздействию электромагнетизма извне. Север Африки и центральная Америка – вот те области, где условия для получения кодированных сигналов были наиболее благоприятны. В других же точках планеты этому мешали климатические условия.

Мистер Уоттакер слушал с возрастающим вниманием.

– Для этой группы людей, у каждого последующего ее поколения, по сравнению со всем остальным человечеством, происходили все большие изменения. В Американском музее естественной истории можно увидеть самого древнего человека. Может показаться, Итан, что древний и современный человек очень похожи. На самом же деле первобытный человек питался исключительно растительной пищей. Для получения необходимой энергии из пищи, он ел траву и листья все время, за исключением сна. И основным органом у него был желудок. Когда человек стал есть мясо диких зубров, у него уменьшился желудок и стал развиваться мозг. А у той части населяющих Землю разумных существ, которые дополнительно подвергались избирательному воздействию электромагнетизма извне, у них эволюционные изменения мозга происходили еще быстрее. Здесь мы имеем дело с так называемой антропологической инженерией.

– Как это?

– Для запоминания, скажем, трехзначного числа человеку не нужны все шестнадцать миллиардов клеток головного мозга. Нужны три группы клеток. Когда человек вспоминает первую цифру, у него работает одна группа нервных клеток, при этом две другие – блокируются. Затем работает другая группа. И снова две других – блокируются. А для запоминания уже десятизначного числа у человека задействуются еще пятьдесят групп клеток мозга.

– И что же?

– Электромагнитный импульс инопланетного излучателя, попадая на Землю, блокировал часть клеток головного мозга человека, затормаживая некоторые физиологические процессы. И активизировал другие клетки, стимулируя развитие других способностей. Например, таких, как гипноз, телепатия, бионавигация, чаннелинг.

– Чаннелинг?

– Чаннелинг – спонтанное экстрасенсорное восприятие какой-либо информации, имеющей значимую ценность; бионавигация – способность выбирать направление движения с помощью органов чувств и инстинктов...

– И вы все это умеете? – в глазах Итана читались одновременно восторг и ужас.

– У каждого формировались свои способности.

– В зависимости от индивидуальных особенностей, так что ли?

– В зависимости от степени воздействия и степени восприятия.

– Вы хотите сказать, Джон, что на Земле издавна существуют две разные общности людей? – Итан заметно волновался. – Обычные люди, такие как я, и другие...

– Совершенно верно, мистер Уоттакер! – в глазах психолога снова появился знакомый блеск.

– Люди-Икс... И вы, Джон, принадлежите к этой группе людей, которая представляет на Земле инопланетный разум?

– Да, – просто ответил мистер Мэйверик.

Возникла неловкая пауза.

– И вы рассказываете мне такое... мне – первому встречному, – нарушил молчание мистер Уоттакер. – А вы не боитесь, Джон, что я могу рассказать кому‑нибудь?

– Во-первых, Итан, вам никто не поверит. А во-вторых – и это самое главное, – я сотру из вашего мозга все лишнее.

– Но разве это возможно?

– Конечно.

– А если я буду…

– Сопротивляться, вы хотите сказать?

– Да.

– Ну что вы, Итан. Никакого насилия. Вы ничего не почувствуете. Я просто блокирую часть клеток вашего мозга. Без прямого физического контакта. На расстоянии. Как только вы пойдете к себе домой. Для вашей же безопасности...

Итан вопросительно взглянул на психолога.

– Нет-нет, я вас не прогоняю, – мистер Мэйверик взял в руки бутылку и разлил содержимое по бокалам.

– И сколько таких, как вы, Джон?

– Не так много, как нам хотелось бы. Всего несколько тысяч. Мы называем себя избранными. А сам контакт – воздействием. Как правило, основная часть избранных – ученые. Некоторые из нас работают психологами, как я, или психотерапевтами. Чтобы находить нам подобных. Иногда воздействие идет не по нужному сценарию. Поэтому часть людей-контактеров страдают различными расстройствами или заболеваниями. И мы помогаем им.

– И вы можете посылать сигналы на ту планету, с которой… которая…

– Нет. Пока уровень наших возможностей ограничен несколькими метрами…

На террасе повисла тишина...

Одному нужно было осмыслить обрушившуюся на него информацию. Другой – но нам это доподлинно неизвестно – просто излил перед кем-то свою душу.

Ведь все мы – большей частью – одиноки, среди огромной Вселенной людей.

Утром следующего дня мистер Мэйверик, в сером шерстяном костюме и с серой фетровой шляпой в руках, вышел из дома.

На другой стороне улицы у своего «форда» ковырялся Итан Уоттакер.

– Доброе утро, мистер Уоттакер! – приветствовал соседа мистер Мэйверик. Уголки рта его тронула усмешка, в глазах сверкнул знакомый блеск.

– Доброе утро, сэр! – четко, по-военному ответил мистер Уоттакер.

Джон Мэйверик сел в огромный черный джип и уехал на работу в Кресент Хайтс.

Мистер Уоттакер сел в старенький «форд» и до самого вечера отбыл в центр социального обслуживания на Уиллард-стрит.

Все было как обычно. Как заведено в Уилмингтоне.

Только накануне, ночью, всему этому предшествовали некоторые события…

Мистер Мэйверик проводил мистера Уоттакера до самого дома, воздействуя на его мозг избирательным излучением. Вернувшись, принял душ и почти сразу заснул, едва коснувшись головой подушки.

Мистер Уоттакер, убедившись, что дверь заперта, проследовал сразу не в ванную комнату, а поднялся в небольшую мансарду. Там, открыв маленькую дверь, он оказался в узенькой, тускло освещенной комнате с большим креслом в центре. Удобно усевшись, Итан легонько нажал на подлокотники. Тут же откуда-то сверху мистера Уоттакера накрыла серебристая непрозрачная полусфера.

С залива Мейсонборо внезапно подул сильный ветер. Водная поверхность озера Гринфилд, рек Кейп-Фир и Брансуик, петляющих по равнинам Северной Каролины, покрыла мелкая непроходящая рябь. Вся водная поверхность ближайших водоемов до Атлантики превратилась в огромный экран с центром в мансарде известного нам дома на Вудлон-авеню.

Сейсмологическая станция в Уэйнессвилле зафиксировала землетрясение магнитудой 4,1 балла. По предварительным данным эпицентр землетрясения находился в юго-западной части озера Гринфилд, жертв и разрушений нет.

А ввысь, к далеким звездам, неизвестная, невиданная на Земле сила несла короткое кодированное сообщение. И если бы мы смогли это сообщение зафиксировать и перевести, оперируя известными нам определениями и понятиями, то прочитали бы следующее: «Произведен первичный контакт с носителем свойств от воздействия излучения, образованного по математической модели нелинейного спектрально-аддитивного передатчика. Носитель обладает системными изменениями в сравнении с особями, не подвергнутыми излучению. Считаю необходимым произвести более подробное изучение всех последствий воздействия излучения. Старший офицер дальней разведки IW070762».

Итан Уоттакер, отставной морской офицер, появился в Уилмингтоне несколько месяцев назад.

декабрь 2017

Просмотров: 4Комментариев: 1
  • Facebook - Московский BAZAR
  • Instagram - MOSSALIT_BAZAR

© Московский BAZAR, 2020