Иван Габов. ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ ТРЕТЬЕГО РОДА

Обновлено: 11 нояб. 2020 г.

Итан Уоттакер, отставной морской офицер, появился в Уилмингтоне несколько месяцев назад.

Он купил небольшой особнячок на Вудлон-авеню, в сотне ярдов от озера Гринфилд. Уже через две недели благодаря своему крепкому торсу, армейской выправке и хорошо подвешенному языку мистер Уоттакер смог устроиться администратором в центр социального обслуживания на Уиллард-стрит.

Жил он тихо и скромно, как и подобает одинокому джентльмену. С соседями был приветлив, но сдержан. А чтобы разбавить холостяцкий быт и завести друзей на новом месте, мистер Уоттакер стал субботними вечерами захаживать в винную таверну на пересечении Бернетт-бульвара и Уодделл-стрит или в «Дублинский ирландский паб» на Каролина-Бич-роуд. Там, в пабе, Итан и познакомился с приятелями-соседями Сагертом Брэди и Гиллаганом Дойлом. Сагерт работал в магазине «Страна свежих продуктов», а Гиллаган с сыном держал автомойку Doctor G’s Car. Жили они недалеко от Вудлон-авеню – на Айви-серкл.

Сагерт был вдовцом. Гиллаган про жену свою никогда никому ничего не рассказывал, будто ее и не существовало вовсе. Но все в округе знали, что жена его была слаба по психической части, и лет пятнадцать назад Гиллаган отправил ее в частное закрытое заведение.

Со временем мистер Уоттакер обустроил дом, распродал ненужные вещи, кое‑что отправил на свалку, и скоро вся троица стала проводить субботние вечера в его особнячке. Все они предпочитали светлому «Будвайзеру» ирландское темное «Разливной Гиннесс», а покер – бриджу.

Итан иногда расспрашивал приятелей о ком-либо из местных. Сагерт охотно рассказывал ему все, что знал, и даже то, чего не знал, начиная с того еще времени, когда в городе располагалась штаб-квартира компании «Железная дорога Атлантического побережья». Гиллагану же удавалось охарактеризовать любого человека одним словом, максимум – двумя.

Зашел как-то разговор о Метью Дэниелсе. Сагерт тут же сообщил, что тот является потомком самого Спенсера Комптона, графа Уилмингтона, который был премьер-министром при дворе Георга II, в честь которого и дали название городу. А Гиллаган только буркнул:

– Маразматик конченый.

Лишь однажды, когда Сагерт Брэди закончил для Итана Уоттакера свою получасовую восторженную речь об Айрис Коллинз – миловидной хозяйке магазина подарков, что в старом городе у набережной, – только тогда Гиллаган Дойл, потерев ладонью свою трехдневную щетину на подбородке, произнес целую тираду:

– Сука она, конечно, факт. Но «камаро» у нее – супер! Восьмицилиндровый V‑образный двигатель – 345 лошадиных сил! Система ограничения выхлопов, шестискоростная ручная коробка передач, черные алюминиевые диски с полированными спицами, с шинами Goodyear F1 и кузов купе! Да...

Как-то раз, скинув двойку и предоставив возможность Гиллагану с нахальной тройкой штурмовать фулл хаус Сагерта, мистер Уоттакер направился к холодильнику у окна. Достав из верхнего ящика три банки пива, Итан глянул на улицу. Там, на той стороне от дороги, у большого белого дома под терракотовой крышей парковался огромный черный джип.

Итан вернулся на свое место, поставил банки в центр стола и негромко спросил:

– А мой сосед напротив – мистер Мэйверик – что он за человек?

– Джон Мэйверик, – охотно отозвался Сагерт. – Психолог. У него кабинет в Кресент Хайтс.

– Долбанный нигер, – вбил гвоздь Гиллаган.

– Он здорово помог Мэдоку, когда умерла Шевонн, – продолжил Брэди. – Я думал, старина Мэдок не сдюжит тогда, ведь они сорок лет прожили душа в душу… Да… А еще Джон Мэйверик пишет фантастические рассказы, и даже издает их за свой счет. Сам я не читаю подобную литературу…

– Можно подумать, что ты вообще что-то читаешь, – съязвил Дойл.

– Но говорят, – Сагерт словно не заметил Гиллагана, – что рассказы эти очень даже ничего, про птичек с человеческими глазами, зеркальные комнаты с кошачьими ангелами... Только все странные, мрачные какие-то. Помню, кто-то говорил, что все в них «пронзительно, как последний вздох»... Да и сам он странный, как инопланетянин.

– Черный писатель! – хмыкнул Гиллаган, тасуя колоду.

– А мистер Мэйверик практикует на дому? – спросил Итан внезапно.

Сагерт лишь развел руками.

– Так сам и спроси его, – буркнул Гиллаган.

Как-то вечером, пребывая в добром расположении духа и что-то насвистывая, мистер Мэйверик в сером шерстяном костюме и с серой фетровой шляпой в руках возвращался с собрания попечительского совета начальной школы Sunset Parc. Уже подойдя к своему дому, он чуть не столкнулся с крепким, выше среднего роста мужчиной в синих джинсах и толстом коричневом пуловере. На ногах у него были высокие армейские ботинки.

– Извините, мистер Мэйверик. Я не хотел напугать вас. Я ваш сосед Итан Уоттакер, – представился незнакомец.

– А-а, – протянул руку мистер Мэйверик.

– Мой дом напротив, – пожимая протянутую руку, сказал Итан.

Джон Мэйверик посмотрел на утопающий в старых кленах небольшой дом.

– Раньше в этом доме жили Райли…

– Верно. Я в Уилмингтоне всего несколько месяцев.

– Припоминаю, я видел вас неоднократно... издали. Чем занимаетесь, мистер Уоттакер?

– Служу, – неопределенно ответил бывший военный. – Можно просто Итан.

И вдруг неожиданно выпалил:

– Вы инопланетянин, мистер Мэйверик?

Джон Мэйверик ошалело осклабился, обнажая ослепительно-белые зубы: