Игорь Бурдонов. ДОЛГИЙ ПУТЬ ОДНОГО КИТАЙСКОГО СТИХОТВОРЕНИЯ


Два года назад я познакомился с уникальным человеком и великим тружеником – переводчиком и русистом Гу Юем, профессором Нанькайского университета, что в городе Тяньцзинь в Китае.


Переводчик, русист Гу Юй

Он перевёл чуть ли не всех русских поэтов от Кантемира до ныне живущих: Пушкин, Лермонтов, Фет, басни Крылова, Брюсов, Бальмонт, Бунин, Цветаева, Рождественский, Гамзатов и так далее. Недавно перевёл Окуджаву и Цоя. А ещё прозу Горького, Пришвина, Пастернака и многих других. А ещё он знакомил нас с китайской поэзией: и как переводчик и как составитель.

Вот книги, изданные за последние 4 года. Это всё билингва: на китайском и русском.

В 99-ом награждён медалью памяти Пушкина за многолетнюю литературную деятельность в области сближения культур России и Китая.

4 января я получил от Гу Юя письмо, в котором он пишет:

«Сегодня перевел ещё одно интересное стихотворение поэта Гумилёва. Посылаю Вам посмотреть рукопись и прошу сделать замечания». Речь шла о неоконченной поэме Николая Гумилёва «Два сна».


Николай Гумилёв (1886–1921) и его поэма «Два сна».


Николай Гумилёв (1886–1921) и его поэма «Два сна».

История этой поэмы довольно запутанная. Датируется 1918 годом. Замысел поэмы возник у Гумилёва в Лондоне и Париже в момент работы над переводами из китайских поэтов, вошедших позже в книгу «Фарфоровый павильон».


В одном интервью 1917 года в Лондоне Гумилёв говорит:

«Новая поэзия ищет простоты, ясности и точности выражения. Любопытно, что все эти тенденции невольно напоминают нам лучшие произведения китайских писателей, и интерес к последним явно растет в Англии, Франции и России».


Сохранился план поэмы из 10 глав и четверостишие, которое иногда помещают перед началом поэмы. До нас дошли две главы, а остальные либо утрачены, либо так и не были написаны.


О чём эта поэма?

рис.4

Её главные герои – дети: девочка по имени Лай-Це и мальчик по имени Тен-Вей. Ещё там есть домашний дракон, пять столетий охраняющий семью Лай-Це, в подземелье томится злодей, «за дерзость прозванный Манчжуром», отцы девочки и мальчика, китайские мандарины, принимают посла Тонкина (это Северный Вьетнам), Тен-Вей читает им стихи, девочка шалит, а посол успокаивает смущённого её шалостью отца, говоря:


Здесь, в мире горестей и бед,

В наш век и войн и революций,

Милей забав ребячих – нет,

Нет глубже – так учил Конфуций.


Это первый сон.


А во втором сне Лай-Це выспрашивает дракона о приснившемся ей крокодиле, пристаёт к отцу с расспросами об Индии, вместе с Тен-Веем они играют, уходят всё дальше мимо опушки, мимо квадратов рисовых полей, через лесные просеки и где-то там, в кустах, Лай-це встречает как бы свою копию, девочку по имени Муаяни.


Николай Гумилёв (1886–1921) и его поэма «Два сна». Первые публикации


Сохранились два автографа первого сна: в старой и новой орфографии. Второй сон включен в «Посмертный сборник», изданный Георгием Ивановым в 1922 году и переизданный в 1923‑м. Начало 1-го сна в изменённой редакции опубликовано в парижской газете «Возрождение» в 1926 году. Обе эти публикации объединены в четырёхтомном собрании сочинений Гумилёва, изданном Глебом Струве в Вашингтоне в 1964 году.


На рис. 4. зелёным и красным отмечены строфы автографа 2 и «Посмертного сборника», жёлтым – строфы, отличающиеся от них, чёрным – отсутствующие. Но нас будут интересовать только три красные строфы: стихи, прочитанные Тен-Веем.


Два разных стихотворения



В автографах 1 и 2 совершенно разные стихотворения. Их объединяют только темы луны, воды, утёса и облаков.


Но это не значит, что второе стихотворение написано позже первого. Более того, оно написано даже раньше самой поэмы.