Илья Славицкий

Дневной полёт (Полёты во сне и наяву)


Пролетаю над гнездами спящих в тумане кукушек,

Крыламахами ветки сбивая с торчащих вершин,

Отделяя границы высот от банальности суши,

И надеясь собрать по крупице остатки души.

Выдавая за истину то, что отринуто всеми,

Принимая на веру забытое в прошлом враньё,

Воронья беспокойного грай, мудрецов мелкотемье

На подрамнике неба рисую сознанье своё,


Захламлённое пылью дымящихся старых вулканов,

Сквозь озонныё дыры глядящее в звёздную даль,

Где прелестницы прошлые машут ногами канканов,

А герои грядущие жмут, догоняя, педаль.


Привыкаю к улёту, как раньше к бутылочной влаге.

Понемногу и ноги шаги забывают свои,

Про тропинку в лесу и про мох на изгнившей коряге,

И про взгляд сквозь листву, и поющие рядом ручьи.


Между этим и тем, между временем и вневременьем

Остаётся пока ещё чуть постижимый пролёт.

Я бегу вдоль него, как ребёнок за собственной тенью,

А кукушка кукует во сне и упасть не даёт.



Суета

Суета сует – всё суета

Еккл. 1:2

Что мне дано помимо суеты?

Дано ли мне хоть что-то не отсюда,

Иль всё, что здесь дано мне, позабуду

В безмолвном окруженьи пустоты?


Сажая в землю утром семена,

Не знаю, что ростки увидят вечер,

И с четырёх сторон слетает ветер

На кислый вкус вчерашнего вина.


Вниманье пониманьем затенив,

Надеюсь, что мой разум что-то значит,

И трудоднями отдых мой оплачен,

Хоть, в общем-то, бессмысленны они.


А за границей разума плывут

Куда-то облака за облаками –

Я им вослед, глаза прикрыв руками,

Гляжу и что-то вижу наяву,


Что видел в снах когда-то или где-то

Да позабыл в потоке суеты,

И разум откликается на это

Коктейлями из правды и мечты.


Выход


Я мог бы выйти в окно,

Но вышел в закрытую дверь.

Там было совсем темно,

Там бегал какой-то зверь.

Не верь ему, он сожрёт!

Кричала какая-то тварь,

И капал джекпот ей в рот,

Как теплый елей в алтарь.


Я зверя нашёл рукой

Поскольку кругом ни зги.

Он был шерстяной такой,

Что съехали прочь мозги.


Он видел везде врагов

И тихо в ночи завыл,

И, морду уткнув в него,

Я временно всё забыл


О криках и косяках

Которые я отжал,

О ссадинах на руках –

А он об меня дрожал,


А он на меня сопел,

Невидимый через тьму,

И глаз его чёрный перл

Подсвечивал слёз кайму.


И так до утра, вдвоём

Сидели мы где-то там,

И думали о своём,

И ночь не была пуста.


Утренний полёт (Полёты во сне и наяву)


Куда летит поутру бурундук,

Раскинув крылья жёлтые как вата,

Глотая воздух синий на ходу?

Быть может, в этом юность виновата,

Но я её влиянья не найду.

Каким он будет на исходе дня?

Усталым? Злым? Исполненным печали?

А вы когда-нибудь такое замечали –

Как хрип грозы унынье отгонял?


Шуршанье крыл рождает череду

Картин живых, и красок несомненных –

Всё это им, конечно, вдохновенно,

Но я какой-то связи не найду.


Полёт куда-то на восходе дня

Всегда моё вниманье привлекает

Есть в этом сила, видимо, такая,

Что сон исходит разом от меня.


Летящие вдали бурундуки –

Как вы легки, желты и сокровенны!

Открыты памяти пустые сундуки,

Картинки падают и опустели стены,

И трепетно махание руки


Вослед ушедшим, улетевшим вдаль,

Унёсшим всё, что с ними приключилось,

Ведь это не беда, скорее – милость,

Забыв, лететь неведомо куда


Среди простых, как ты, бурундуков,

Или ворон, что тоже ведь не плохо,

Вослед заре и грозовым сполохам

В году неведомом вдоль кромки облаков


Невыдуманная История


Я видел Дональда во сне:

Шёл Дональд, видимо, ко мне.

Начальник штаба шёл за ним,

Плохими мыслями томим –

Зачем его я пригласил,

Что я, наверно, ассасин,

И вечер кончится со мной,

Наверно, ядерной войной.


А Дональд мне сказал – Привет!

Нёс негр за Дональдом багет –

Такой батон, что я люблю.

Купил, наверно, по рублю,

Зайдя в соседний магазин.

Был вид его неотразим:

Костюм немного мешковат,

Ботинки стоптаны назад,

А галстук, связанный узлом

Как будто для борьбы со злом.


Поднялись на второй этаж.

Меня немного бил мандраш –

Чего-то важное забыл!

Но на мандраш я свой забил

И двери гостю распахнул.

Войдя, мой гость слегка зевнул,

Спросил – А где тут туалет?

И скрылся. В вазе на столе

Лежало горкой маршмалло –

Мне с этим очень повезло

Поскольку гостя угощать

Мне было нечем натощак.


Вот Дональд вышел, всё спустив,

Свистел весёленький мотив

И бодро руки потирал.

Тут подошедший генерал

Ему напомнил на ушко

Что шёл сюда не за горшком,

Что важный утренний визит

Большие планы отразит.


Мой стол был явно маловат,

Но я его раздвинуть рад

Был для невиданных гостей.


Я ждал Программы Новостей,

Где эксклюзивы кувырком,

Но на экране шёл ситком,

И кто-то целовал взасос,

А кто-то ахинею нёс.

Потом рекламные трусы,

Потом швейцарские часы,

Но ни полслова обо мне

Как будто видел всё во сне.


Звонок дверной прорезал тьму.

– Открыто! – крикнул я ему

И тут увидел – это входят

Серёжа, Миша и Володя.


Тут я с кровати навернулся

И, кажется, совсем проснулся.


На кухне, в свете утра сером,

Два незнакомых офицера

Уже не показались странным,

Два чёрных рядом чемодана

И кнопки красные на них.


И вот, пишу я этот стих

А там, за дверью, шум и гам:

Грозят кому-то «По мозгам»,

А кто-то булькает стаканом...


...Тут рифмовать я перестану –

Пора на этот раз и мне

Помочь и миру и войне.

Пойду капусту принесу

И этим – целый мир спасу!


Дорога мостовая

Льет не переставая дождик открытым ртом.

Вымощена мостовая прямо перед мостом

КАменьями крест накось, с дырками там и тут –

Кто-то устроил пакость, вряд ли его найдут.

Строчки ложатся криво, валятся поперёк,

Кто-то мостил лениво, лишь бы отбыть свой срок,

Лишь бы дождаться снега не прикладая рук...

А по камням телега ободом стук да стук,

А на телеге – в красном, вышитом зипуне

Едет мужик на праздник, трезвый пока вполне

С полной бутылью белой крашеного стекла,

Едет, считая мелочь – хватит ли на калач.

Выгреб всё без остатка, да получилось – смех,

А позади – трёхрядка, полураскрывши мех,

Дребезгом равномерным глушит колёсный гул.


– Если продать, наверно хватит уйти в загул.

Если продать бутылку крашеного стекла,

Хватит купить горилки целый графин... – Текла

Мысль за другою мыслью, не оставляя след.


Дождик сочился с выси, не предвещая бед.

Вот и горбатый мостик, перед мостом – дыра.

Кто-то кидает кости, кто-то сипит – пора.

Круглое – катит дале, плоское – тянет вниз,

Лошади сена дали, то-то мужик, держись.

Лошадь копытом в яму, задом тугим – назад.


– Так растакую маму, – только успел сказать,

Вылетев врастопырку мордой в стекло и грязь.

– Кто тут оставил дырку? Вот ведь какая мразь!

– Жалко – порвал гармошку, но ничего – зашьём.


...Катится вдаль дорожка долгим житьём-быльём,

Катится с неба дождик в тёмные очи луж.

Бросил возница возжи – спит, запахнув полу...

Просмотров: 0Комментариев: 0
  • Facebook - Московский BAZAR
  • Instagram - MOSSALIT_BAZAR

© Московский BAZAR, 2020