Илья Славицкий

Дневной полёт (Полёты во сне и наяву)


Пролетаю над гнездами спящих в тумане кукушек,

Крыламахами ветки сбивая с торчащих вершин,

Отделяя границы высот от банальности суши,

И надеясь собрать по крупице остатки души.

Выдавая за истину то, что отринуто всеми,

Принимая на веру забытое в прошлом враньё,

Воронья беспокойного грай, мудрецов мелкотемье

На подрамнике неба рисую сознанье своё,


Захламлённое пылью дымящихся старых вулканов,

Сквозь озонныё дыры глядящее в звёздную даль,

Где прелестницы прошлые машут ногами канканов,

А герои грядущие жмут, догоняя, педаль.


Привыкаю к улёту, как раньше к бутылочной влаге.

Понемногу и ноги шаги забывают свои,

Про тропинку в лесу и про мох на изгнившей коряге,

И про взгляд сквозь листву, и поющие рядом ручьи.


Между этим и тем, между временем и вневременьем

Остаётся пока ещё чуть постижимый пролёт.

Я бегу вдоль него, как ребёнок за собственной тенью,

А кукушка кукует во сне и упасть не даёт.



Суета

Суета сует – всё суета

Еккл. 1:2

Что мне дано помимо суеты?

Дано ли мне хоть что-то не отсюда,

Иль всё, что здесь дано мне, позабуду

В безмолвном окруженьи пустоты?


Сажая в землю утром семена,

Не знаю, что ростки увидят вечер,

И с четырёх сторон слетает ветер

На кислый вкус вчерашнего вина.


Вниманье пониманьем затенив,

Надеюсь, что мой разум что-то значит,

И трудоднями отдых мой оплачен,

Хоть, в общем-то, бессмысленны они.


А за границей разума плывут

Куда-то облака за облаками –

Я им вослед, глаза прикрыв руками,

Гляжу и что-то вижу наяву,


Что видел в снах когда-то или где-то

Да позабыл в потоке суеты,

И разум откликается на это

Коктейлями из правды и мечты.


Выход


Я мог бы выйти в окно,

Но вышел в закрытую дверь.

Там было совсем темно,

Там бегал какой-то зверь.

Не верь ему, он сожрёт!

Кричала какая-то тварь,

И капал джекпот ей в рот,

Как теплый елей в алтарь.


Я зверя нашёл рукой

Поскольку кругом ни зги.

Он был шерстяной такой,

Что съехали прочь мозги.


Он видел везде врагов

И тихо в ночи завыл,

И, морду уткнув в него,

Я временно всё забыл


О криках и косяках

Которые я отжал,

О ссадинах на руках –

А он об меня дрожал,