Лейла Бегим, Ефим Абрамов. У любви – аппетит пираньи (из цикла пьес «Аромат сновидений»)

Обновлено: 17 авг. 2020 г.

Место действия – СТУДИЯ.

Студия режиссера, в которой он живет и творит более сорока лет.

Эта студия для него – святилище, его храм и его исповедальня, место его творческих взлетов и падений, громких успехов и неудач.

Эта студия была свидетелем признаний в любви, свидетелем горьких разочарований, чувства ревности и безысходности.

Действующие лица:

Он – МАРК.

Она – ЭЛЕН.

Действие первое

На экране, вмонтированном в одну из стен студии, мелькают черно-белые кадры: лица актеров и режиссеров, толпы восторженных зрителей, вручение наград, счастливые лица лауреатов. Среди знаменитостей мы видим ЭЛЕН и МАРКА. На ней красивое вечернее платье, он в смокинге. Они в окружении коллег, о чём-то говорят, смеются…

Рядом с экраном висит картина «Выход из круга» – обнаженная женщина пытается вырваться из яркого круга, в котором она находится.

За большим окном то и дело возникают всполохи осенней непогоды – гремит гром, сверкает молния и слышен упругий шум дождя.

МАРК сидит в кресле рядом с журнальным столиком, на котором несколько бутылок спиртного, несколько бокалов, несколько пачек сигарет и несколько зажигалок. У него в одной руке стакан, в другой – пульт. Не глядя он нажимает кнопку пульта, и изображение на экране меняется. На экране ЭЛЕН. Она у микрофона на сцене большого киноконцертного зала.

ЭЛЕН стоит у рампы. В ногах раскрытый мокрый зонт.

ЭЛЕН НА ЭКРАНЕ (дождавшись, когда стихнут аплодисменты). Спасибо, друзья. Однажды моя мама сказала мне: никогда не верь критикам. Критики – это неудавшиеся актеры. Они завистники! (В зале смех, аплодисменты.) Верь зрителям. Только настоящий зритель может понять и почувствовать магию слова, театра, магию настоящего искусства:

Когда души струящийся поток, Несет тебя к гармонии и тайне, Когда ты слышишь шепот между строк Поэзии – ей внемлешь неустанно,

Когда на сцене проживаешь жизнь, Приняв успехи равно, как провалы, Тогда искусство – властелин души, У времени срывающее «Браво!».

ЭЛЕН входит в студию, осматривается и, не обращая внимания на МАРКА, неторопливо прохаживается, прикасается к вещам и предметам и, напевая песенку, улыбается собственным мыслям. Некоторое время она рассматривает картину, едва касается её кончиками пальцев, затем подходит к старинному комоду со столешницей и, бросив взгляд в сторону МАРКА, который не обращает на неё внимания, открывает верхний ящик. Быстро пошарив рукой в ящике, она достает легкий женский шейный платок, улыбается.

ЭЛЕН. Ты хранишь мой шейный платок? Да?

Марк молчит.

Зачем? Господи, ему больше тридцати лет… Удивительно, как он еще сохранился… Почему ты молчишь, дорогой? (Прижимает платок к лицу.) А-а! Понимаю. Он хранит мой запах. Неужели ты… Господи, Марк, как это трогательно. Правда!

Ах, этот шелковый платок, Благоухающий любовью... Его изящный узелок, Связал и нас – одной судьбою...

О, сколько чувства он впитал: И страсть, и ревность, гнев и нежность... В нем жизни прошлой аромат – В платочке, целовавшем шею.....

Ты помнишь?

Марк молчит.

Ты помнишь, чьи это стихи? Конечно, помнишь. Я знаю. У тебя хорошая память на имена и фамилии. А я не помню. Знаю, только, что стихи женские. То есть, писала женщина. Как же её фамилия?..

Марк наливает себе виски, делает глоток, достает сигарету, закуривает.