Мария Сидлер. ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ

По дороге на дачу, раз за разом, моё внимание привлекал один дом. Каждый раз хотелось сбавить скорость, когда я проезжала мимо. Казалось бы, что в нём притягательного? Обычный особняк, явно был выстроен для показухи собственного благополучия, таких полно. Стоит одиноко на краю леса, смотрит слепыми окнами на оживленную трассу… Дом явно заброшен.

Хотя, может, именно заброшенность приводит меня в замешательство? Мол, вот сейчас ты успешная, у тебя тоже есть большой дом. Пока есть. Но в один момент ты можешь перестать быть хозяйкой своей жизни, в один момент может все рухнуть – финансовое, личное благополучие – и тогда… Тогда твой дом тоже будет ветшать на глазах вяло сочувствующих и более успешных соседей.

И однажды я не выдержала и притормозила. Неожиданно для себя вывернула руль и почти бесшумно проехала по заросшей травой грунтовке к забору. Вблизи особняк оказался еще более запущенным, чем виделся с трассы. Штукатурка висела лоскутами, окна выбиты, двор превратился в свалку. Жалкое зрелище!

Постояв немного, собралась разворачиваться, когда заметила яркий детский мяч около крыльца. Мяч был явно новым. Кто мог его забыть у заброшенного дома? Я пожала плечами и ответила сама себе – скорее всего, дети из поселка по соседству. Детей всегда тянет к подобным местам. Таинственность одиноких домов притягательна.

Я все-таки развернула машину, но поехала не дальше по трассе, а вернулась немного назад, туда, где ранее видела указатель к поселку. Доехав до будки охраны, я несколько раз посигналила. Двое парней в камуфляже вышли из будки, настороженно глядя на незнакомое авто, но, увидев за рулем девушку, расслабились.

Опустив стекло, спросила:

-Ребята! Я хотела узнать, кто хозяин заброшенного дома? Того, который стоит у леса?

Парни недоуменно переглянулись:

-А вам зачем?

-Купить хочу! – я назвала выдуманную, но достоверную причину.

-Так он с привидениями! – в голосе одного из охранников слышался неприкрытый испуг. Второй толкнул его в бок и паренёк смущённо умолк.

-С привидениями? – переспросила я.

-Вы, дамочка, вот что… Я вам щас дам телефончик администратора местного, вы у него всё и спросите… - второй охранник порылся в своих неисчислимых карманах, извлёк из недр комбинезона растрёпанную записную книжку и медленно продиктовал мне номер.

-Спасибо! – искренне поблагодарила я. – А можно я со стороны посёлка подъеду, посмотрю на особняк?

-Валяйте! Только там дорога того, плохая…

-Ничего, переживу.

Шлагбаум поднялся, и я медленно покатила по дороге коттеджного посёлка.

Местечко оказалось помпезное. Сразу видно, что обитают в нём люди небедные. Ну да мне-то что? Я ж взаправду тут жить не собираюсь.

Ошибившись пару раз с поворотами, я, наконец, вырулила к воротам. Они были плотно закрыты, зато сбоку зияла дыра вместо калитки. Я заглушила мотор и вышла из машины. Тишина оглушала. Именно за тишину я люблю жизнь за городом. Но здешняя тишина была мертва – ни единого порыва ветра, пения, чириканья птиц, других звуков, свидетельствующих о том, что место обитаемо.

Я прошла через дыру на территорию. Пусто и уныло. Аккуратно пройдя по двору, старательно огибая кучи мусора, дошла до крыльца. Дверь, ведущая в заброшенный дом, до сих пор выглядела солидно. Казалось, её одну не затронула общая обветшалость. Казалось, стоит постучать и дверь откроется, и меня встретят удивленные незваным вторжением хозяева… Казалось… Я резко отдернула руку, уже готовую постучать. Из-за двери послышался детский смех.

«Там никого нет!» - разум отказывался считаться с органами слуха. Теперь я слышала мужской и женский голоса. Слов не разобрать, лишь приглушенное бормотание.

Чувствуя себя героиней какого-то банального ужастика, и покрываясь мокрым потом, я ринулась обратно через двор к машине. Но, как бы я не была напугана, сбегая с крыльца, мозг зафиксировал, что яркого мяча больше нет.

В машине мне стало егче. Немного успокоившись, я проделала обратный путь до КПП и мило помахала охранникам на выезде. В зеркальце заднего вида, увидела, как «младший» покрутил пальцем возле виска. Что ж, не так уж он и не прав!

Дома мне начало казаться, что всё произошедшее, всего лишь розыгрыш глупых охранников. Но любопытство мучило, и я решила все-таки позвонить администратору поселка, чтобы разузнать, кто жил в доме и отчего особняк ветшает, вместо того, чтобы служить новым хозяевам?

-Алло? День добрый, меня интересует заброшенный особняк в коттеджном поселке… Да, да, именно там! Не продается? Но у меня другие сведения и я бы хотела осмотреть дом. Встретиться? Хорошо… Завтра в два я смогу подъехать к вашей конторе… До свидания!

На следующий день, ровно в два, я уже стояла около офисного здания, где располагалась управляющая контора. Девушка на ресепшен встретила меня приветливой улыбкой:

-Проходите, Виталий Алексеевич уже ждет вас!

Управляющий был лыс, толст и любезен.

-Наталия Владимировна! Очень рад познакомиться!

-Виталий Алексеевич, мне тоже приятно, но давайте к делу…

-Дом. Вас он заинтересовал чем-то? Или это любопытство?

-И то, и другое. Кто были его хозяева? Отчего вы сказали вчера, что дом не продается?

-Этот особняк… У него скверная репутация в посёлке.

-Только не надо повторять бредни охранников про привидения! Я в них не верю!

-Наболтали-таки? Вот паршивцы, сколько уж раз предупреждал.

-Не ругайте их, лучше объяснитесь!

-Особенно нечего объяснять. Странные вещи творятся там, вот и всё. То голоса слышатся, то свет ночью горит, а когда входим – нет ни одной целой лампочки… Называйте как хотите, но в доме нечисто, это факт.

-Дом пытались продать?

-А как же. Есть наследники… Наследница. Но продать не получается! Накануне сделки все клиенты отказываются! По разным причинам, но кажется, что истинную они просто скрывают. Уж очень лица у них перекошенные были.

-Вы можете дать координаты собственника? Меня интересует покупка дома.

-Записывайте номер телефона Юлии… Она будет рада избавиться от балласта.

Я позвонила сразу же. Трубку долго не снимали, я уже успела дойти до машины, когда, наконец, раздалось заспанное «Алло!» и это в середине рабочего дня! Немногие люди могут себе такое позволить!

-Юлия Игоревна? Меня зовут Наталия Владимировна. Ваш телефон мне дали в управляющей компании… Что? Да, Виталий Алексеевич… Дело в том, что я хотела приобрести особняк... Встретиться? Когда? Хорошо, буду.

Эта неведомая мне Юлия обладает хорошей реакцией – предложила встретиться через полчаса, а сама только с кровати встала!

В назначенное время я вошла в зал маленького кафе. Посетителей не было, лишь за дальним столиком сидела хрупкая девушка и с видимым удовольствием ела.

-Юлия И…

-Можно просто - Юля!

-Тогда я просто Наталья, - я улыбнулась ее непосредственности.

-Вы извините, я со вчера ничего не ела… Утром только с ночного дежурства…

Я мысленно себя отругала – вот так, составила о человеке мнение, как о лентяе, а она, оказывается всю ночь работала! Я посмотрела на ее красноватые шелушащиеся руки.

-Вы врач?

-Да, - Юля удивленно посмотрела на меня, - а что похоже? Обычно меня за студентку принимают, говорят, врач так несолидно выглядеть не может! – девушка улыбнулась и мне тоже показалось, что она слишком молода для такой серьезной профессии.

-А я, между прочим, - продолжила Юля, - хирург!

Настала моя очередь удивляться – вот эта девочка хирург?

-Да, да! И неплохой хирург! У меня в больнице самая маленькая смертность!

-Юля…

-Да, конечно, я увлеклась! Всегда так – стоит заговорить о работе, как забываю обо всем остальном. А вы хотели поговорить о доме.

- Конечно. Задам бестактный вопрос… Откуда у врача такой особняк? Даже в таком плачевном виде он требует немалых вложений – вот хотя бы налог на землю…

-Вы правы… Это моя беда, а не дом! Наследство от папы-генерала. Хорошо, что, кроме дома он оставил кое-какие средства, а то бы вовсе не на что его содержать было. Так что зарплата врача у меня не единственный источник доходов. Продать дом пятый год не могу… С тех самых пор, как папа умер… И жить там не могу. Пробовала активно, пока дом в нормальном состоянии был. Хорошо бы вы его купили… - Юля мечтательно закатила глаза. - Я бы тогда путешествовать отправилась!

- Управляющий сказал, что дом несколько раз хотели купить… - я старательно подталкивала разговор к интересующей меня теме.

- Вот, вот – хотели… Но не купили. В последний момент отказывались от сделки, - Юля вздохнула, - а в чём причина – никто так и не сказал! У одной пары чуть залог не пропал. Мне так неудобно было, еле вернула – они даже денег брать не хотели, только бы я их больше не тревожила.

-Так что не так с домом?

-Всё вроде так… Но… Может, мне от горя мерещилось? Голоса. Как будто папин и его жены… И ребеночек плакал… Мне казалось, что я ума схожу. Одни выходные только и выдержала в доме, потом обратно в городскую квартиру сбежала. С тех пор пытаюсь дом продать. Нехорошо, наверное, память об отце всё-таки, но что мне с ним делать?

-Юля, а остались контакты прошлых покупателей?

-Где-то есть…Да зачем вам? Если сомневаетесь, то сразу откажитесь.

-Если возможно, я бы позвонила этим людям. Не думаю, что они меня не отпугнут, но хотелось бы понять причины их отказов.

-Сейчас… - Юля принялась щелкать кнопками мобильного. – Только у меня не все. Но думаю, хватит и тех, что остались.

Я старательно переписала номера. С Юлей договорилась в следующие выходные поехать посмотреть дом. Девушка весело упорхнула, вероятно, окрыленная надеждой избавиться от докуки, а я осталась сидеть за столиком над остывшей чашкой кофе. Неужели я и вправду собираюсь купить этот странный дом? Зачем он мне? Зачем мне вообще надо знать его тайну? В том, что тайна есть, я даже не сомневалась. Как будто интуиция подсказывала, что делать дальше. Я решительно взялась за телефон и начала набирать номера один за одним.

Большинство тех, кому я позвонила, сказали мне в телефонном разговоре примерно одно: «Девушка, не покупайте! Дом проклят!» Меня это не убедило. Но никаких комментариев я не получила – люди просто бросали трубки или просили их больше не беспокоить. Оставался последний номер. Его-то я и набрала.

-Алло?

-Вера Тимофеевна?

-Да…

-Меня зовут Наталья Владимировна. Мне хотелось бы вам задать один вопрос о доме, который вы не купили. Мне сказали, что вы в последний момент отказались… Дело в том, что я тоже собираюсь его приобрести и хотела уточнить причину вашего отказа от сделки… - слова вступления я уже выучила наизусть.

На том конце провода царило молчание.

-Не покупайте этот дом… - наконец раздался тихий голос. «Ну вот, сейчас тоже повесит трубку», -успела подумать я.

-Не покупайте, потому что в доме живут… - собеседница, казалось, с трудом подбирает слова.

-Люди? Но он же пустой и заброшенный…

-Я не сказала, что в доме живут люди… В доме живут те, кому больше некуда пойти.

-Бомжи что ли? – моему удивлению не было предела.

-Почему сразу бомжи? – в голосе Веры Тимофеевны послышался беззвучный смех. - Вы ещё молоды и не знаете иного мира, кроме этого… Они сами расскажут тебе все, когда придет время.

Из трубки донеслись гудки. Вот так. Вроде бы сказала больше остальных и в то же время ничего, что объясняло бы странности дома.

Я продолжала ездить каждый день мимо «дома с приведениями». Он провожал меня слепым взглядом, от которого спина покрывалась мурашками. Когда наступили выходные, я с трудом заставила себя ехать по знакомой дороге на встречу с Юлей и её странным особняком. Девушка ждала меня на КПП, греясь в будке охраны. Увидев мою машину, она выбежала навстречу, и сама подняла шлагбаум. Через пару минут мы стояли напротив уже знакомых мне закрытых ворот с дырой вместо калитки.

-Мне отчего-то не по себе… - призналась Юля. – Мне никогда не бывает страшно, даже, когда привозят почти безнадежных больных… А сейчас вот страшно. Несмотря на то, что это дом моего отца…

-Юля, а раньше, до того, как папа умер, ты здесь жила?

-Нет, только в гости приезжала к нему и его жене Веронике.

-Вероника не твоя мама?

-Нет, что ты, Вероника была вторая жена отца. С мамой они развелись очень давно, когда я маленькая была. А Вероника – его большая любовь. Правда. Я не ревную ничуть. У них были такие отношения…. Вот мне так жить с моим будущим мужем!

-Расскажи, пожалуйста.

-Это длинная история. Но ладно, всё равно вылезать не хочется из машины. Расскажу.

….Они встретились банально. Пожилой генерал влюбился в молоденькую штабную секретаршу. Все пугали его, что ей нужно только его положение и достаток. Но Вероника совсем не обращала внимания на регалии. Какое-то время не принимала в подарок ничего, кроме цветов и конфет. Она тоже была влюблена в моложавого генерала – несмотря на свои 56, Игорь Николаевич выглядел молодцом и был силен как бык. Вероника сдалась после продолжительной осады. Их счастье расцветало на глазах, несмотря на злые языки с обеих сторон. Дом в коттеджном поселке стал сосредоточием тепла и уюта. Супругам никто не был нужен, кроме друг друга и… ребенка. Вероника быстро забеременела и легко родила очаровательного мальчика Олешку. Немолодой папаша и молодая мать были беспредельно счастливы.

Дочь от первого брака Юля тоже радовалась за отца. Она подружилась с мачехой и с удовольствием нянькалась с единокровным братишкой. Но видно кто-то решил, что такое избыточное счастье не имеет право на долгое существование.

В один осенний день Вероника возвращалась из детской поликлиники домой. И напротив собственного дома, когда она уже готовилась повернуть на знакомый проселок, в её легковушку врезался, вылетевший на встречную полосу, МАЗ. Мать и сын погибли на месте. Генерал умер от сердечного приступа ровно через два часа – сразу после того, как ему сообщили о несчастье. Дом опустел…

-Грустная история, - единственные слова, которые мне удалось вымолвить.

Юля кивнула. Из её глаз градом катились слёзы. Я протянула руку, погладила её по волосам. Сама с трудом сглотнула ком в горле.

-Я понимаю, почему ты не смогла жить в доме…

Девушка отрицательно помотала головой.

-Нет, не в этом дело… Да, тяжело было видеть папины и Вероникины вещи, невыносимо – Олешкины игрушки… Но с другой стороны, кроме напоминания о горе, они несли в себе и позитив воспоминаний о былом счастье, о людях, которых я очень любила. Вот только их голоса сводили меня с ума.

Мы помолчали. Вдруг Юля схватила меня за руку.

-Наталья, ты не обидишься, если я не продам тебе этот дом? Мне вдруг пришло в голову, что он так долго не продается, потому что папа этого не хочет. Ему неприятно, наверное, что я так решила распорядиться местом, где он был счастлив. Но, если хочешь, я покажу тебе дом внутри.

Я кивнула с облегчением – значит, не придется потом расстраивать девочку своим отказом. Мы вышли из машины и вместе прошли к крыльцу. Яркий детский мячик снова лежал около ступенек. Рядом валялся на боку трехколесный велосипед. Я вздрогнула. Как можно такого маленького ребенка отпускать гулять одного по посёлку, пусть даже охраняемому? Девушка тем временем открывала дверь. Ключ нехотя провернулся в замке, Юля дернула ручку, и мы вошли…

Обычное обшарпанное помещение. Мебели почти нет, а та, что осталась стояла зачехленная, обернутая черным целлофаном и производила пугающее впечатление в осенних сумерках. Паркет местами вздулся, что не удивительно, т.к. отсутствие окон делало дом пристанищем непогоды. Штукатурка на стенах и потолке тоже выглядела плачевно. Но ничего таинственного и загадочного не было. Не метались призрачные тени по стенам, не раздавались потусторонние стоны. Ничего. Просто полуразрушенный дом.

Мы прошлись по всем комнатам. Я озиралась, подспудно искала того ребенка, который оставил игрушки у крыльца. Хотя, как он мог попасть в закрытый дом? Окно первого этажа было слишком высоко. И все же присутствие детей ощущалось. На втором этаже, сохранившемся чуть лучше первого, на шатком столе лежала упаковка памперсов. На ней не было ни пылинки. В другой комнате валялись разбросанные погремушки – новые, бросающиеся в глаза своей глянцевостью на фоне общего серого пыльного запустения. Я показала на них Юле. Она отрицательно помотала головой – нет, это не Олешкины. В немом удивлении мы обошли весь дом и вновь спустились вниз. Вышли наружу, торопясь покинуть странный дом. Велосипеда и мяча возле крыльца уже не было. Я выдохнула с облегчением – наверное, малыш был где-то в заросшем саду за домом.

Выруливая на шоссе, я увидела аварию ровно на том месте, где надо было поворачивать на поселок. Машины столкнулись не так давно – народ вокруг толпился, но ни «скорой», ни «ГИБДД» не было. И как мы не услышали звук столкновения? Ведь дом стоит так близко. Юля, тоже разглядев аварию, закричала:

-Останови! Я врач, возможно, там нужна помощь!

Я послушно притормозила на обочине. Девушка рванула дверцу машины, скомандовав на ходу:

-Аптечку автомобильную принеси!

В этот момент я поверила, что она хороший врач, несмотря на молодость.

А Юля уже бежала к пострадавшим. Я нашла в багажнике аптечку, к счастью, не просроченную, и побежала за ней.

Открывшееся вблизи зрелище было ужасно. Две груды покореженного металла, под ногами хрустит стеклянная крошка, покрывающая асфальт точно колкий снег зимой. Знакомые охранники – и когда они успели добежать до места аварии? – пытались открыть поврежденные двери. Юля, просовывая руки сквозь острые края окон, пыталась нащупать пульс у пассажиров. Вдруг она, что есть силы, задёргала заднюю дверцу одной из машин. Охранники начали помогать. Наконец, дверь поддалась и Юля нырнула в салон. Обратно она осторожно вытащила обмякшее тельце маленького ребёнка. Это была рыжая девочка. Даже в сумерках её волосы отливали огнем. Я с трудом держалась и не падала в обморок. Юля, напряженно закусив губу, осматривала ребёнка. Но вот я увидела, как она, с изменившимся лицом, положила девочку на землю и поняла, что здесь ничего уже было нельзя сделать. Девушка что-то сказала охранникам и пошла смотреть другого пассажира – вероятно, мать погибшей девчушки. Та слабо шевелилась на земле.

Точно в тумане я наблюдала, как один из парней накрывает ребенка своей курткой. Будто девочку можно ещё согреть!

И в этот момент случилось невероятное. Наверное, если бы мои чувства не были обострены тогда до предела, я бы этого никогда не увидела. От заброшенного дома летели две призрачные тени. Мужская и женская. Они зависли над тем местом, где лежало тело девочки, протянули руки, и к ним выплыла маленькая тень. Она доверчиво вложила свою прозрачную ладошку в руку женщины и три призрака удалились обратно к особняку. Повинуясь какому-то неясному чувству, я побежала следом. И остановилась, как вкопанная, на обочине рядом со своей машиной – окна дома светились тёплым мягким светом.

-Я же говорил вам, что это дом с привидениями, - от неожиданно прозвучавшего в холодной тишине голоса, я едва не подпрыгнула. Медленно обернулась. Рядом стоял второй из охранников. Я машинально кивнула. Но он, словно не замечая меня, продолжал.

-На этом участке дороги часто бьются. Окна всегда горят, если в аварии погибают дети.

Парень развернулся и пошел обратно. Тишина нарушилась тоскливым воем сирены. К месту трагедии подъехала «скорая».

В город Юля не поехала. Сказала, что не может сейчас оставаться одна. Мне тоже было тоскливо, поэтому вместе мы поехали ко мне домой. Я показала Юле гостевую комнату, выдала туалетные принадлежности и ушла к себе. Ночью же приснился странный сон.

«Теперь ты понимаешь, почему нельзя никому покупать дом?» - спрашивал меня призрак молодой женщины. «Понимаю…» - отвечала я. «А другие не понимали… Нам приходилось их отпугивать…» «Понимаю…» «Только одна женщина поняла кто мы и сама отказалась от вмешательства» «Понимаю…» «Вот и хорошо, спи….» Призрак исчез. До утра я проспала без сновидений. Встала же я с твёрдым намерением - надо помочь Юле привести дом в порядок. Но сначала надо всё ей объяснить...

…В доме мягко горели настольные лампы. Десяток детишек разных возрастов сидели в круг на пушистом мягком ковре. Они внимательно смотрели на новенькую девочку с огненно-рыжими волосами.

-Дети, знакомьтесь, это Кристина. Она теперь будет с нами жить, - представила девочку красивая молодая женщина.

Кристина выглядела немного смущённой, но всё-таки с любопытством оглядывала незнакомое помещение. Скудный свет ламп не скрывал большие размеры комнаты и красивые обои в паровозиках. На потолке загадочно мерцали нарисованные облака. Закрытые окна отражали их в чистом темном стекле, как будто там, за окном по вечернему небу тоже плыли облака…

В комнату уверенным шагом вошел спортивный мужчина.

-Вероника, дорогая. Ты уже познакомила Кристину с остальными детьми?

-Конечно, Игорь… - ответила Вероника мужу и обратилась к девочке. – Не стесняйся, Кристина, сейчас вы поиграете немного и будем укладываться спать… Поздно уже, да и устали мы все, особенно ты…

Она мягко подтолкнула Кристину к детям, а те уже повскакивали с ковра, окружили новенькую, что-то загалдели, перебивая друг друга…

Вероника обернулась к мужу.

-Игорь, как ты думаешь, это правильно? Ну то, что мы с тобой делаем?

Мужчина нежно привлёк к себе жену.

-Конечно, ведь мы даём этим детям возможность жить. Пусть и такой жизнью. В этом доме они живы, они играют, учатся… Они живут. Мы живем. Нам даровано такое право в обмен на отнятое счастье. Жаль, что на нашем участке дороги много аварий и в них так часто гибнут дети. Все они достойны жить. Дети ведь не замечают того, что стали призраками…

К ним подбежал мальчик лет трёх.

-Мама, папа, Кистина такая холосая, сто я зенюсь на ней, кода выласту!

-Обязательно, Олешек! – засмеялась Вероника...


9 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Все года, и века, и эпохи подряд Все стремится к теплу от морозов и вьюг. Почему ж эти птицы на север летят, Если птицам положено только на юг? В. Высоцкий Обаяние южного города Павла не обрадовало. О

Любопытные лучики сентябрьского солнца заглядывают через окна в учебную комнату. Отразившись в стальной поверхности манипуляционных столов, рассыпаются на тысячи желтых искорок, слепят глаза. За белым

ЧЁРНАЯ ДЫРА Когда микроскопическая чёрная дыра, созданная искусственно в орденоносном институте имени Ленина, втянула в себя всех учёных и лаборантов, наступил хаос. Мало-помалу уходили в неизведанное