top of page

Наталья Бирюкова

 

Обветшает к концу ноября

облачение сада и леса.

Станет блёклой и скучной заря

за отдёрнутою занавеской.

 

Даже дождь перестанет ворчать.

Замолчат пересмешницы-сойки.

И под вечер тусклее свеча

обозначится в окнах пристройки...

 

Стол и стул, печь-буржуйка, топчан, –

много ль надо, чтоб скрыться от мира,

чтобы досыта, всласть помолчать

вместе с напрочь расстроенной лирой...

 

Намолчаться до звона в ушах,

до першения в глотке, до зуда

в пальцах, жаждущих карандаша!..

 

Чтобы выплеснуть, как из сосуда,

наконец на тетрадный листок

стихотворной строкой откровенье!..

И покажется ярче восток

и вкусней сквозняка дуновенье...


8 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Екатерина Владимирова

Память Ты думаешь, я помню, что ты мне тогда сказал? Зачем держать в голове всякую лабуду? Зато я помню нападение хазар В девятьсот пятидесятом году. Я помню Януша Корчака в газовой камере. Ещё я помн

Юрий Дьяков

Тишина. Запах свежего хлеба Тишина. Запах свежего хлеба. Никого, только ветер в лесу. Облаками покрытое небо, Паутинка дрожит на весу. И мне кажется – все это было, Только не было тягостных лет. Может

Иван Поляков

Молодой соловей Вечер синим крылом, опустился на пруд, В небе звезды с луной заиграли, А за прудом в кустах молодой соловей Свой вечерний концерт начинает. Он распелся вчера, а сегодня уже Своим пение

コメント


bottom of page