Наталья Лапшина. СЕКРЕТ ВОЛШЕБСТВА

В подземном переходе стоял человек с марионеткой. Человек был высокий, седой, с окладистой белой бородой. Он мог бы сойти за волшебника из сказки, но разве бывают сейчас настоящие волшебники?

Марионетка тоже была колоритная: шут в колпаке с бубенцами. Артист и кукла разыгрывали представление для прохожих, однако люди их не замечали. Спешили по своим делам. Иногда скользили взглядом по артисту и его кукле, но чаще смотрели как бы сквозь, или вовсе отмахивались. Казалось, кукловод работал в пустоте.

Но вдруг одна идущая мимо девочка замедлила шаг, и даже остановилась, залюбовавшись куклой. Обычная девочка лет десяти, в цветастом платье, с длинной русой косой и круглыми очками на пол- лица. Про таких обычно говорят «домашняя».

— Ой, какой… - прошептала она.

Артист пристально посмотрел на зрительницу, широко улыбнулся, подмигнул ей, и началась игра. Маленький шут плясал на ниточках, кувыркался, говорил на разные голоса и читал стихи. Будто бы сам. Без кукловода. Девочка смеялась и хлопала в ладоши. Сколько прошло времени, никто из них не заметил, может быть, час, а может, всего несколько минут. Наконец, шут и кукловод раскланялись. Спектакль закончился.

Девочка огляделась, будто очнувшись, потом, поймав на себе взгляд кукловода, смутилась, густо покраснела и достала из кармана монетку.

— Спасибо Вам.

— Не нужно. Оставь на мороженое. Это тебе спасибо. Как тебя зовут?

— Варя.

— А меня Иван Сергеевич. А этого субъекта,— артист кивнул на марионетку, — зовут Жан и он живой. Только это секрет.

Варя серьезно кивнула.

— Он тебе понравился?

— Да. Вы ведь им не всё время управляли? Или мне показалось?

Иван Сергеевич лукаво взглянул на Варю: не так проста.

— Хочешь научиться делать таких кукол? Я могу тебя научить. Приходи в воскресенье на Мастеровую улицу, дом семь. У меня там мастерская кукольных дел. Думаю, тебе у нас понравится.

Тем же вечером Иван Сергеевич сидел у себя на кухне. Жан тоже сидел за столом и пристально смотрел на хозяина. Между ними происходила странная односторонняя беседа.

— Да, нашёл себе замену. Ты её видел. Доверчивая, открытая новому, но не глупая. Раскусила нас обоих. Вот только застенчивая. В волшебство верит больше, чем в себя. Думаешь, не придёт? А я говорю, что придёт обязательно. Вот и увидим.

Жан не отвечал. Только понимающе смотрел на хозяина и внимательно слушал, как всегда. Таких попыток было уже много: кукольник три года ищет себе замену. Пока безуспешно. Эти его «люди, способные на чудеса» даже не могут найти дорогу к мастерской. Или не ищут. Может, хозяин просто идеализирует их? Принимает за искру волшебства что-то совсем другое? Хотя, в сегодняшней девочке, действительно, что-то было. Впрочем, рано загадывать. Пусть сначала придёт.

Варя встала рано. Сегодня обязательно случится что-то интересное. Человек, похожий на волшебника, пригласил её в кукольную мастерскую. Только вот как туда попасть? Ещё вчера Варя попыталась найти нужную улицу на карте. На электронных картах такой не оказалось. На старой дедушкиной карте города — была. Возле парка с аттракционами. Может, её уже снесли, когда перестраивали город? Но ведь Иван Сергеевич вчера сказал, что там работает.


Наскоро позавтракав, Варя подсела к бабушке на диван. Бабушка вязала что-то тёплое и полосатое. Увидев внучку, старушка заулыбалась.

— Ну что, Варюша, какие новости?

— Бабушка, я вчера встретила настоящего волшебника. Он делает кукол… Он обещал и меня научить …Я очень хочу к нему пойти… Только маме не говори, пожалуйста.

Бабушка удивленно покачала головой.

— Волшебник, говоришь? Жили раньше в городе волшебники, только пропали куда-то. Никто не знает куда. Учиться у настоящего волшебника — это счастье… Только вот нет их больше. А нечестных людей много стало, так что посиди-ка ты дома, Варюша.

Варя отправилась к себе в комнату. Что же делать? Остаться дома? Тогда она больше не увидит волшебника. Но не послушаться бабушку? Боязно. Да и что скажет мама? Хотя, если уйти ненадолго, можно вернуться домой раньше мамы. А бабушка Варю не выдаст, она сама хотела учиться у волшебника.

Варя выскользнула из комнаты. Бабушка дремала на диване, вязание выпало у нее из рук.

Если не сейчас, то уже никогда. Варя на цыпочках прошла в прихожую, сняла с крючка бабушкин ключ от квартиры и открыла дверь. На секунду девочка замешкалась у порога, но потом решилась и выбежала на улицу.

До парка Варя добралась без приключений. Парк был совсем небольшой, со стариной каруселью с лошадками, колесом обозрения и комнатой смеха. На заросшей травой танцплощадке несколько незнакомых мальчишек сражались деревянными мечами. Как рыцари. Такое Варя видела только в кино. Она залюбовалась поединком и остановилась. Наконец, один рыцарь выбил у другого меч. Победа! Заметив Варю, мальчишки приветливо ей замахали. Может, спросить у них дорогу? Но как-то боязно. Одноклассники её часто дразнили из-за очков и болезненной застенчивости. Эти оказались дружелюбными. Один из них подошёл, широко и как-то по-хорошему улыбаясь.

— Привет! Хочешь поиграть с нами?

— Я ищу Мастеровую улицу. Но не могу найти.

— Это хитрая улица. Она от многих прячется. Иди прямо. Увидишь длинный синий забор. Нужно идти вдоль него, пока не увидишь в нём щель. Ныряй туда и как раз окажешься на Мастеровой. Только пока идёшь, повторяй какую- нибудь считалку про ремесло.

Варя растерянно заморгала. Это шутка?

Мальчик ободряюще ей подмигнул:

— Это правда. По-другому туда не попасть.

Что оставалось делать? Варя пошла, повторяя про себя: «На златом крыльце сидели…». Больше ничего не пришло в голову. Только вот закончила она по-своему: «Я буду кукольником». Вот и две раздвинутые доски в заборе. Лезть прямо туда? Как-то глупо. А если над ней все-таки посмеялись? Может, лучше вернуться домой? Но тогда она не сделает живую куклу. Никогда! И ничего волшебного уже никогда не случится…

Варя решилась.

С другой стороны забора на газоне ярко желтели одуванчики. Шагах в десяти стояла обычная, совсем не волшебная пятиэтажка. Из окна первого этажа выглядывал Жан и махал Варе рукой. Варя удивленно моргнула. Такого не может быть. Но тут за шторой мелькнул Иван Сергеевич. Это он управлял куклой? Девочка улыбнулась и помахала в ответ.

Мастерская была просторная, светлая. Пахло здесь деревом, красками и лаком. На стенах висели куклы, маски и рисунки. Иван Сергеевич сидел за столом и что-то рисовал.

— Здравствуйте!

— Здравствуй, Варюша. Хорошо, что ты пришла. Значит, хочешь сделать куклу?

— Да. Живую, как у Вас.

— Хорошо. Какая это должна быть кукла? Расскажи.

Девочка задумалась.

— Фея. С большими синими глазами, с длинными волосами и ещё обязательно с крыльями, как у бабочки.

Иван Сергеевич внимательно слушал, улыбаясь одними глазами: Варя пришла. Он не ошибся. Идеи у неё есть. Это может быть интересно.

— Ты умеешь рисовать?

— Немного.

— Тогда нарисуй. Как получится. Это называется «эскиз». С него начинаются все куклы.

Кукольник подал девочке бумагу и карандаш. Варя села за стол напротив и начала рисовать. Не очень умело, но сосредоточенно. Через несколько минут она подала кукольнику рисунок — грубоватый. Неумелый. Но на то он и волшебник, чтобы увидеть не то, что нарисовано, а то, о чём мечтается. Несколько уверенных штрихов, и вот уже эскиз заиграл новыми красками. У феи появилось жемчужно-голубое платье, мягкие серебристые локоны, синие глаза и легкие ажурные крылья. Это будет Лунная бабочка.

Варя в это время с интересом осматривалась. В мастерской было уютно. Даже чужие взгляды не смущали, как обычно. На нее смотрели куклы, веселые и добрые. Все они будто бы приглашали девочку поиграть, стать немного не такой, как всегда. Даже дракон и Кощей Бессмертный здесь были забавными.

Вот только один портрет на стене. Снежная Королева. Величественная и грозная. Холодная, как лёд и несгибаемая, как железо. Почти как мама. Варя вздрогнула, встретившись с ней взглядом.

Иван Сергеевич нахмурился:

— Что случилось?

Варя покачала головой.

— Просто не люблю эту сказку.

Девочка как-то сразу сникла и стала собираться домой.

— Хочешь, я тебя провожу, чтобы дома не ругали?

Варя просияла и благодарно кивнула мастеру. Тот взял девочку за руку и решительным шагом направился на встречу со Снежной Королевой.

Что-то от Снежной Королевы в Вариной маме Анне Ильиничне действительно было: высокий рост, большие серые глаза, тонкие поджатые губы и властные манеры.

Стоило ей только взглянуть на дочь, как та опустила взгляд и вся будто бы одеревенела.

— Варвара! Ты исчезла на полдня… Оставила больную бабушку одну… Нарассказывала ей глупых сказок… Это безответственно. И ты сама это знаешь. Иди к себе. Поговорим потом.

Короткие рубленые фразы, от которых щёки горят, как от пощёчины. Варя на ватных ногах прошла к себе в комнату и села на кровать. Она совсем не хотела подслушивать. Порядочные люди не подслушивают. Но обрывки фраз ей, все-таки, были слышны.

«У Вас очень талантливая дочь…», «Всё бесплатно, не беспокойтесь…» и совсем странная фраза: «Волшебство существует, когда-то Вы в него верили». На этом разговор прервался, и в квартире стало тихо. Варя затаилась, как мышка, но мама не зашла к ней, а только долго и беспокойно ходила по комнате, как зверь по клетке.


***

Всю ночь мастер не ложился спать. Вырезал новую куклу. Ему всегда нравилось работать по ночам. Не отвлекал шум города, отступали дневные заботы. К тому же, для настоящего волшебства нужна была капелька лунного света.

Сегодня работалось легко. Фея получилась маленькая, изящная, с тонкими запястьями и мягкой улыбкой. Варюша станет такой же, когда вырастет? Может быть. Итак, фигурка закончена. Мастер бережно уложил её на подоконник — так чтобы свет молодой луны упал на неё. Миг, и кукольное тело замерцало в темноте, а по губам скользнула живая лукавая улыбка.

Волшебство удалось.

Мастер тяжело встал из-за стола, закашлялся и медленно направился к себе в спальню. Магия отнимает много сил, а он уже не молод. Хорошо, что появилась Варя.


***

Увидев фею на следующий день, Варя от радости захлопала в ладоши.

— Как живая!

«Когда распишешь, станет совсем живой. А пока это только основа»,— пояснил кукольник.

И девочка взялась за кисти и краски. На щеках куклы проступил румянец, губы порозовели. Появился даже маникюр на ноготках. Девочка тоже понемногу оттаяла и разговорилась. Рассказала, что мама много работает, а бабушка часто болеет. Что сама Варя хочет быть актрисой и играть в театре. Только какая из нее актриса? Она некрасивая, невысокая и всех стесняется.

Иван Сергеевич с интересом слушал, проклеивая кукольный парик, и исподволь любовался Варей. Сейчас у ученицы блестели глаза, она улыбалась и увлеченно рисовала. Разве можно было назвать её некрасивой!

Через несколько дней у куклы появилось платье, причёска и крылья. Жан уже с интересом поглядывал на красавицу.

Наступил ответственный момент. Нужно было прикрепить к кукле нити и крестовину. Это Варя сделала сама, но под чутким руководством кукловода. Сначала нити рвались, путались и даже завязывались в узлы каким-то невероятным образом, но, в конце концов, всё получилось.

Осталось только научиться управлять куклой.

— Возьми её с собой. Прорепетируете перед зеркалом. По пути домой постарайся замечать, как двигаются люди. Как двигаешься ты сама. Ты раньше обращала на это внимание? Если что-нибудь случится, позвони мне. В любое время.

Варя серьёзно кивнула и бережно прижала к себе куклу, как дорогой подарок, как живое существо.


***

Увидев Варю с куклой, Анна Ильинична нахмурилась и грозно нависла над девочкой.

— Что это у тебя? Откуда?

Варя встретилась взглядом с матерью.

— Я её сама сделала, мам. Правда, она красивая?

Кажется, впервые Снежная Королева растерялась и не смогла ничего ответить.

Вечером Варя закрылась в своей комнате и попробовала сделать так, чтобы кукла прошлась по полу. Ничего не получалось. Движения выходили резкие, руки и ноги куклы болтались в разные стороны. Девочка тренировалась больше часа. Бесполезно. Никак не получалось управлять хотя бы двумя нитями сразу… Уже легли спать мама и бабушка, а Варя всё не выпускала крестовину из рук. В конце концов, она посадила куклу на стул, а сама села на кровать напротив.

— Ну почему ничего не получается? Что я делаю не так? Ведь я же знаю, что ты можешь. Ведь ты живая.

Марионетка едва заметно кивнула. Варя протёрла глаза. Такого не бывает. Может быть, это сон? Девочка ущипнула себя за руку. Больно. Значит, не сон. Значит, правда. Её фея ожила!

Варя снова взялась за крестовину. Медленно. Спокойно. Главное не спешить. Почувствовать каждую ниточку. Вдруг кукла медленно и плавно шевельнулась, почти сама. Варя только немного ей помогла. Получилось!

Девочка достала телефон и позвонила Ивану Сергеевичу. Шёпотом, чтобы не разбудить маму и бабушку, сбивчиво и торопливо попыталась рассказать, что произошло.

Наставник молча выслушал, а потом ответил:

— Хорошо. Значит, вы нашли связь. Это один из секретов мастерства. Ты теперь почти всё знаешь и умеешь. А самый главный секрет откроется тебе позже. На выступлении.

— Мы будем выступать?

— Обязательно. На Летней Ярмарке.


***

У Вари пересохло в горле. Руки дрожали, мысли путались. На неё смотрели десятки зрителей — гости летнего фестиваля. Они думают, что Варя настоящая актриса. Но ведь она только учится… Сейчас они это поймут и посмеются над ней.

И всё-таки Варя взялась за крестовину. Фея на ниточках медленно подняла руки.

Маленький мальчик в первом ряду дернул бабушку за юбку: «Ой, смотри! Кукла живая».

Нити натянулись, и Варя почувствовала, что теперь марионетка танцует сама.

Артистка расправила плечи, а потом заговорщически улыбнулась и подмигнула мальчику. У них появился общий секрет. Самый главный секрет волшебства.


5 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все