Ольга Грушевская. Цикл «Португальская эйфория». История 2. Вино из города Порту

Пост обновлен 7 авг. 2020 г.



Порту

История, о которой пойдет речь на этот раз, связана с городом Порту, его называют северной столицей Португалии. Это второй по величине город после Лиссабона – в нем проживает 240 тысяч человек - и расположен он в 270 км к северу от столицы.

Когда на эту территорию пришли римляне, они обнаружили, что район уже давно освоен, и дали ему название Portus Cale. Это название позже преобразовалось в Portucale, впоследствии давшеее название всей стране — Portugal.

Порту – город удивительный и совершенно разный: узкие извилистые улочки и глубокая старина удивительным образом переплетаются с инженерными новшествами нашего времени. Например, Порту - первый город на Иберийском полуострове, в котором было организовано трамвайное движение; а река Дору известна как река пяти мостов, поражающих технологическими решениями.


Порту

К ним относится мост Понте-де-Дона-Мария-Пиа, возведенный в 1877 г. по проекту Гюстава Эйфеля, он принес его автору всемирную славу. Сейчас мост не используется, а является историческим памятником. Второй - мост Понте-де-Дон-Луиш, возведённый в 1886 г. по проекту ученика Эйфеля Теофила Сейрига. Это уникальное двухуровневое сооружение с колоссальным арочным пролетом, которое на момент открытия было самым большим в мире. Мост Дона Луиша является символом города Порту. Остальные три моста - это бетонный мост Аррабида, трехарочный Понте-де-Сан-Жуан и совсем новый бетонный Понте-до-Инфанте (2003 г.)



Во время прогулки по реке Дору нам удалось рассмотреть как следует все пять мостов.


Мосты

В прогулках по улицам город Порту показался нам необыкновенно уютным и просто созданным для «плутаний». Здесь срочно надо рассказать о знаменитом квартале Рибейра, который расположен на правом берегу реки Дору, в нескольких километрах от места ее впадения в Атлантический океан.


Рибейра - это уникальный музей под открытым небом, объявленный ЮНЕСКО всемирным культурным достоянием.

Чтобы попасть на Рибейру и насладиться особым духом старой Португалии, мы спустились на фуникулере на набережную Дору и увидели целую галерею крутых улочек и переулков, внутренних двориков и кофейных террас.


Вид с фуникулера на Рибейру

Фасады домов выложены знаменитой цветной португальской плиткой азулежу[1], из нее же выполнены и указатели улиц. Такие таблички из азулежу с названиями вообще характерны для всех городов Португалии.


Фуникулер

Квартал Рибейра, несмотря на достаточно «потертый» обветшалый вид, оказался совершенно жилым: во многих домах были покрашены балконы, в отрытых окнах развевались кружевные занавески и на подоконниках стояли цветы. При этом рядом могло зиять черное окно с разбитыми стеклами – частные квартиры, из которых хозяева давно уехали, но которые по закону неприкосновенны в течение 50 лет. Этакие «веселые» трущобы в разноцветных тонах.

Несмотря на хаотичное расположение улиц, ориентироваться в квартале было легко: спускаясь вниз, обязательно попадаешь на залитую солнцем набережную. Вот где гулять одно удовольствие: множество баров, кафе, ресторанов и сувенирных лавочек, все улыбаются, во многих местах играет живая музыка: поют фаду, в общем, жизнь бьет ключом.



На одной из террас нам попозировала сытая любопытная чайка, подпустившая нас к себе совсем близко – даже zoom не понадобился! Проходя мимо ресторана «Chez Lapin», мы увидели футболистов из местного клуба «Порту»,

а продвигаясь вдоль набережной, обратили внимание на пришвартованные небольшие кораблики - сегодня их используются для речных туристических поездок (мы, кстати, совершили обзорную экскурсию по реке Пяти мостов именно на одном из них), а когда-то на таких «лодках» перевозили портвейн из деревень в город... И тут-то мы подходим непосредственно к нашей второй истории.


Кораблики

В моей второй истории речь пойдет о знаменитом португальском портвейне - порт, а точнее порто, как называют его сами португальцы.

Португалия и порто – вещи неразделимые. Мы, конечно же, попробовали этот напиток в оригинале и по достоинству оценили его удивительный вкус, согревающий душу и тело, а потому скажу с уверенностью: кто не попробовал в своей жизни хоть раз оригинальное порто, тот ничего не понимает в винах, – вот оно истинное «преобладание настроения над сюжетом».

Так что же такое это знаменитое во всем мире порто?

Чуть-чуть истории

Порто - это крепленое вино из города Порту, а точнее, из долины реки Дору, где португальцы уже 2 тысячи лет выращивают виноград для изготовления вина.

Как нам рассказали, на территорию современной Португалии завезли виноградные лозы финикийцы, и теперь эти сорта винограда, адаптированные за долгие годы к местным условиям, больше нигде не встречаются. Долину Дору еще называют «живым европейским музеем вина», и неспроста: можно самим воочию увидеть и знаменитые виноградники, и террасы, на которых они выращиваются. Кто отправится туда в сентябре, сможет застать непосредственно процесс сбора урожая - о нем я расскажу ниже. А с некоторых пор в долине стал очень популярен агротуризм! Можно поселиться на винограднике, как в загородном отеле, и даже поработать на сборе и сортировке, но это удовольствие не из дешевых!

Виноград здесь выращивают в основном старинным способом - высаживая лозы возле деревьев, по которым они поднимаются на большую высоту. Большая часть вина потребляется местными жителями - от 60 до 90 литров на человека в год. На экспорт идет в основном красное вино, в меньшей степени белое и розовое. А вот доля портвейна в экспорте - всего 6%, хотя именно вино из Порту и принесло Португалии всемирную известность.

История портвейна началась в XI веке, когда Генрих II Бургундский, заработавший славу в битвах с маврами от имени Афонсо VI, короля Кастилии и Леона, женился на дочери Афонсо и получил в приданое графство Портукале. Генрих не зря был Бургундским - он высоко ценил родное вино, а потому решил в новом «имении» развести виноградные лозы из своей родной Бургундии, прививая их заново или частично заменяя местные виноградные лозы, оставшиеся от римского владычества. Вот такие французские корни у знаменитого порто.

Но... это лишь корни. Как отдельный напиток порто все-таки возник благодаря англичанам. А как было дело, существуют две версии.

По одной из версий, которую нам поведал гид и которую я потом уточнила в других источниках, считается, что порто появился в результате торговой войны между Англией и Францией, а также в результате попыток виноделов сохранить качество вина, плохо выдерживавшего морские перевозки. Вот такое забавное сочетание международного конфликта и желания сохранить товар и привело к созданию известного во всем мире вина.

Как утверждается в ряде источников, началось все с того, что в 1688 г. король Франции Людовик XIV запретил вывоз французского вина в Англию - в отместку за то, что парламент «снял с работы» его друга, английского короля Якова II. Конфликт развивался, и в 1696 г. уже король Англии Уильям III ввел запрет на импорт французских вин из Бордо.

Привыкшие к вину англичане стали поспешно искать альтернативу, а потому их купцы и поехали за вином в традиционно дружественную Португалию, что привело к тому, что в 1703 г. англичане и португальцы подписали Метуанское торговое соглашение, которое гарантировало льготные таможенные пошлины для вин Португалии.

Пошлины-то англичане снизили, но тут же возникла и другая проблема — португальские вина не выдерживали перевозок: путешествие было долгим, а холодильные камеры тогда еще не изобрели. Поэтому, чтобы прекратить брожение и сделать вино пригодным для длительной транспортировки, виноделы стали добавлять в вино спирт – исключительно для сохранения продукта! В результате в вине сохранялся сахар и получалось сладкое крепкое вино. Англичанам вино очень нравилось, и спрос на портвейн в Англии рос с огромной быстротой.


Eduard Theodor Ritter von Grützner

Но есть и другая версия - на мой взгляд, не только не противоречащая первой, скорее, ее дополняющая. Согласно легенде, в 1678 г. один аббат из монастыря в городке Ламегу, предместье Порту, угостил двух ливерпульских виноторговцев «весьма приятным, сладковатым и на редкость слаженным» вином. Ливерпульцы пришли в восторг: «Это лучшее из всего, что мы пробовали в долине!»[2] - воскликнули они и продолжили начатое веселье. В какой-то момент шумного застолья аббат, как я понимаю, дал, увы, слабину и раскрыл секрет удивительного напитка: в вино во время брожения он добавлял коньячный спирт. Кстати, так называемый коньячный спирт к коньяку никакого отношения не имел - это чистая виноградная водка, агварденте, известная еще как «огненная вода» крепостью 77о. Классическая пропорция, которую определили местные виноделы, сводилась к тому, что в процессе брожения добавляли 1 л агварденте в 4 л вина. Однако в те времена речь о производстве портвейна еще, разумеется, не шла. В долине Дору делали (и делают до сих пор) просто хорошее плотное красное вино из разновидностей сорта «турига». Лишь постепенно, в начале XVIII века, увидев, что англичанам особенно по вкусу более крепкий вариант этих вин, перешли на технологию, автором которой и считается аббат из Ламегу.

Итак, производство порто стало успешно расти, и тут вдруг в 1730 г. разразился ужасный скандал. Выяснилось, что виноделы, чтобы сбыть некачественные вина, пошли на хитрость! Они добавляли в вино - для цвета и вкуса - сахар и ягоды бузины. Британские торговцы стали кричать и жаловаться на качество, а перепроизводство вин вообще привело к падению цен и снижению объемов торговли. Возмущенные производители портвейна обратились к португальскому премьер-министру маркизу Себастьену Жозе ди Помбалу[3].

Себастьян Жозе ди Карвалью-и-Мелу

Великий реформатор слыл человеком мудрым, но жестким. Недолго думая, он велел провести границу в долине Дору и выгородить площадь с виноградниками, где производили порто (сегодня это площадь в 25 тыс. га). Эти виноградники подлежали сохранению. А вот виноградники вне долины Дору подлежали уничтожению! Что и было со временем осуществлено. Кроме того, ди Помбал ввел ряд жестких мер, направленных на создание монополии, а для надзора еще создал Всеобщую сельскохозяйственную компанию вин верхней Дору. А еще годом позже был принят закон, предопределивший и скитальческую судьбу, и солидную репутацию порто, - закон, по которому это вино должно было выдерживаться и разливаться по бутылкам только в предместье г. Порту – в Вила-Нова-ди-Гая[4].

К середине XVIII в.[5] порто окончательно вошел в моду, а тон в его производстве задавали англичане, и можно с уверенностью сказать, что южное по своему происхождению вино стало британским национальным напитком. Вот что я нашла об этом в сети: «Во многих английских семьях до сих пор принято в день совершеннолетия юноши откупоривать его ровесницу — бутылку порто того же «года урожая». А согласно некоторым историческим легендам, этот напиток оказался и соучастником побед Британской империи: говорят, что накануне Трафальгарской битвы адмирал Нельсон рисовал на столе план предстоящего сражения с наполеоновской армадой пальцем, смоченным в портвейне». Вполне вероятно, что «чернилами» тогда послужил портвейн категории «Руби», но об этом чуть позже.

Виноградные террасы в долине Дору

Виноградники

Но вернемся к виноградникам в долине Дору, которая, как вы поняли, стала единственным местом для производства порто. В 2001 г. винодельческий регион Алту-Дору, был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Эксклюзивность - дело, конечно, почетное, но вот вырастить и собрать урожай в такой местности поистине труд каторжный: земли в долине хоть и считаются одними из самых красивых в мире, но одновременно и самыми неподходящими для возделывания. Местность гористая, склоны берегов реки и её притоков крутые - до 60°, и, чтобы выращивать виноград, крестьянам в течение многих десятилетий приходилось и приходится срезать эту крутизну террасами.

Но террасы узкие, добраться до них очень трудно - только пешком, а виноград должен расти поближе к солнышку - на высоте не менее 500 м. Короче, уход за виноградниками, сбор ягод срезка гроздей, сортировка, выбраковка и доставка - всегда осуществлялись только вручную! К тому же в долине летом жарко, выше 35°С, и никаких тебе свежих ветерков с Атлантики, которые могли бы хоть как-то смягчить климат, а все потому, что путь им преграждают горы Серра ди Марао.

Хотя, с другой стороны, именно эти горы, защищающие местность от северных ветров, и создают идеальный климат для выращивания винограда. Кроме того, почва в долине, хоть и считается бедной, состоит из множества удерживающих влагу сланцевых слоев. Эта влага бесперебойно питает корни виноградной лозы, которые порой уходят в землю на двенадцать метров.

Как ни крути, а континентальный климат и бедные почвы создают экстремальные условия для лозы. В этих краях существует даже поговорка, что люди голыми руками выжимают вино из камня. Но... чем хуже лозе...— тем выше качество вина![8] Так что неудивительно, что этот аристократический напиток, получаемый в результате огромных усилий человека и природы, обладает сильным и упрямым характером.

Вот такая суровая история – история, ставшая на протяжении многих поколений неотъемлемой частью и образом жизни тысяч фермеров этой долины.

Сентябрь – сбор урожая

Сбор винограда в долине начинается в конце сентября. Вот как художественно описывают сбор винограда: «Осенью, во время уборочной кампании, местные сборщики винограда медленно двигаются вдоль рядов с лозой, которые круто спускаются к воде. Начиная свой день еще до восхода солнца над высокими гребнями холмов, сборщики погружают руки в листья лозы, которые к тому времени становятся красновато-коричневыми, и срывают тяжелые грозди винограда, сладкие как джем».

Как нам рассказали, сбором винограда по традиции занимаются женщины: они вручную срезают и отбирают виноград, в маленьких корзинах сносят его на промежуточные «станции» и перегружают в корзины побольше. Тут уже подключаются мужчины – несут большие 50-килограммовые корзины к грузовичку или трактору с тележкой, который, в свою очередь, везет виноград в давильню.

Раньше, как известно, виноград давили ногами в специальных ваннах - «лагарах». Но только не все знают, что делали это исключительно потому, что ноги не могли раздавить косточек, которые добавляют в вино горечь. Некоторые производители и сегодня по-прежнему используют «ноги», хотя этот труд тяжел, малопроизводителен и достаточно дорог. Но большая часть виноделов все-таки прибегает к современной технике, позволяющей давить виноград так же бережно.

Тем не менее, у работников есть веселая вековая традиция – танцевать в «лагарах», давя ногами ягоды, тем самым знаменуя завершение сбора урожая.

После давильни наступает следующий этап: сок винограда вместе с кожурой помещают в цистерны, где он начинает бродить[9], а спустя какое-то время - в нужный момент - в сусло добавляют спирт, и брожение останавливается, образуя смесь крепостью 18–23° с содержанием сахара 8–10%. Но это ещё не порто!

Тут-то и начинается самое интересное. Дело в том, что порто вызревает не сразу. Всю зиму он стоит в емкостях там, где его сделали - в кинтах (порт. Quintas), винодельческих хозяйствах. И только в начале весны, с конца февраля по март, перевозится в низовья реки, к городу Порту, но не в сам город, а на склады Вила-Нова-ди-Гая, которые находятся на левом берегу реки и соединены с Порту мостами – как раз теми, о которых я писала выше.

Хранилища Вила-Нова-ди-Гая

На складах Вила-Нова-ди-Гая вино купажируют, а потом либо переливают в огромные бочки-буты - «пипаш», либо в бутыли. В емкостях вино оставляют дозревать на два, три, пять, десять, тридцать, сорок, а то и больше лет — как решит производитель.

Хранилища компании Graham’s

Причем бутыли хранят под замком - в горизонтальном положении (иначе пробка сохнет), в полумраке, при 17оС и в течение всего срока трогать их категорически запрещается вплоть до увольнений и прочих «карательных» мер.

Хранилища компании Graham’s

в Вила-Нова-ди-Гая,

стеллажи с бутылками под замком

и дополнительной изгородью



Вывески на крышах винных хранилищ в Вила-Нова-ди-Гая смотрят за реку


Вила-Нова-ди-Гая имеет свою историю. Вот что пишут о предместье в источниках: «Для удобства хранения и дальнейшей транспортировки вина по океану англичанам понадобились настолько вместительные хранилища, что напротив Порту, на противоположном берегу реки, возник целый пригород — Вила-Нова-ди-Гая. До сих пор полтора десятка британских фирм имеют здесь собственные винные склады, так называемые лоджи. Вывески с их названиями, заманчиво светящиеся по вечерам, видны из центра Порту. Они придают этому красивому старинному городу некий гедонистический колорит. На складских стенах можно увидеть отметки уровня воды, сделанные в годы наводнений. Бывало, что бочки с портвейном при таких разливах иногда уплывали из лодж, и у рыбаков, промышляющих в устье Дору, появлялась возможность стать обладателями 550 литров бесплатного портвейна — именно столько вмещает здешняя традиционная винная тара».

Порто перевозили в Вила-Нова-ди-Гая на плоскодонных грузовых лодках с квадратным парусом — «barcos rabelos», в традиционных бочках. Такое путешествие по реке было более «щадящим» для вина, нежели на телегах по неровным дорогам.

Сегодня же бочки с вином перевозятся из винодельческих хозяйств в хранилища Вила-Нова-ди-Гая на специальных грузовиках.

Мост Дона Луиша вечером

Как раз знаменитый мост Дона Луиша и соединяет Порту с Вила-Нова-ди-Гая.

А вот уникальные лодки с бочками порто сегодня можно наблюдать лишь во время ежегодной регаты, когда производители портвейна состязаются в товарищеском поединке. Вот так и получается, что «вино из города Порту» (в переводе с английского portwine означает «вино из Порту») имеет отношение не к самому городу Порту, а к его предместью Вила-Нова-ди-Гая, где оно и становится тем самым «порто», который знает весь мир.

Но все-таки в Порту есть особое место, непосредственно связанное с культурой этого напитка. О нем и его служителях написано много - это Сулар-ди-Виньу-ди-Порту, где можно попробовать 160 сортов порто.

Возраст и сорта порто

Порто может зреть от двух до нескольких десятков лет, в зависимости от своего характера и потенциала. Он может выдерживаться и в дубовых бочках, и в бродильных чанах, и в бутылках. Разные условия и методы созревания портвейна рождают разнообразие его стилей, каждый из которых обладает своим характером и требует особого употребления[10].


Вот, что дается в Википедии о классификации порто:

«Сначала портвейн выдерживается в дубовых бочках (чанах) объёмом 10000 л и более (до 60000 л) не менее 3 лет. Далее его судьба в зависимости от решения технолога будет иметь продолжение во взрослении в бутылке или взрослении в бочке. По методу выдержки все портвейны делятся на две категории. В первую входят портвейны, чьё многолетнее (от 3 до 40 лет) созревание проходит в дубовых бочках... и заканчивается вместе с розливом. Это все невинтажные портвейны, в первую очередь, ruby и различные виды tawny. … Вторую группу составляют портвейны, основной процесс развития которых проходит в плотно закупоренных стеклянных бутылках без доступа воздуха извне. Замедленное старение приводит к тому, что цвет напитка меняется гораздо более медленно, а вкус становится более тонкими, менее танинным. Очень малочисленную подгруппу этой категории составляет Vintage Port, который объявляется виноделом только в исключительно удачный год. Созревание винтажного портвейна после сравнительно недолгого контакта с бочкой происходит именно в бутылке и в этом отношении очень схоже со старением лучших бордоских вин. И те, и другие пить раньше 15-20 лет выдержки расточительно».

Очень коротко остановлюсь на категориях порто.


Порто, созревающий в бочках

«Тони» («Tawny») – переводится с английского как «рыжевато-коричневый» и производится из красных сортов винограда. В отличие от «винтажа» и ЛБВ, которые зреют в бутылках, он выдерживается долгие годы в дубовых бочках, «дышит» сквозь дубовые стенки, впитывая их аромат и мало-помалу отдавая им свой фруктовый вкус молодого вина, приобретая взамен богатую гамму тонких — бархатистых и пряных — ароматов, напоминающих о лакрице, лесных орехах и спелых фруктах. В бочках порто постепенно теряет свой естественный рубиновый цвет и из пурпурного становится золотисто-палевым.

«Колейта» (« Colheita»)это «Тони», который выдерживался от 7 до 20 лет из винограда одного урожая, который и указывается на бутылке. Винодел, на каком-то этапе проверяя качество своего выдерживающегося «Тони», может выделить несколько «Тони», особенных на вкус. В результате он оставляет этот «Тони» на выдержке с пометкой «Колейта» - это более выдержанный «Тони» получается. Однако, если «Тони» обычно больше передает стиль определенного винодельческого дома, то «Колейта» больше передает стиль года, в который был собран урожай.


Порто, созревающий в бутылке

Белый портвейн «Бранко» («Branco») - производится о из белых сортов винограда и выдерживается в самых больших дубовых бочках объемом более 20 тыс. л. Как и портвейн «Руби», он сделан из вин нескольких урожаев и выдерживается в деревянных бочках в течение 3-4 лет. Он может быть сухим, полусухим и сладким. Самым сладким из всех португальских порто является «Лагрима» («Lagrima»), который выделяется в особый вид белого порто.

«Руби» («Ruby») - молодой порто из красных сортов винограда, фруктовый и плотный, проводит свой минимальный срок в дубе, а зачастую после ферментации «отдыхает» в чанах из нержавейки, чтобы сохранить яркий цвет. Получен в результате смешения вин одного или нескольких урожаев. Среди «Руби» можно обнаружить простые и незатейливые экземпляры, которые вполне недороги по деньгам.

Но есть и среди «руби» более тонкое порто - это «Руби Резерв» либо «Винтаж Характер», который выдерживает в деревянных бочонках в течение 4 лет.

«Винтаж» («Vintage») - это тонкий, мягкий, редкий и самый заслуженный порто. Он производится из красных сортов винограда самого лучшего урожая[11] и составляет лишь небольшую часть произведенного в этот год вина. Хранят его в дубовой бочке 2-3 года. Затем он разливается по бутылкам и дозревает в течение нескольких лет или десятков лет в винном погребе. После 10 лет в бутылке он меняет свой цвет с ярко-вишневого на золотисто-коричневый. В бутылках, без доступа воздуха, «Винтаж» сохраняет богатый фруктовый вкус. Обычно перед подачей вино декантируют[12]. Некоторый «Винтаж», например, урожая 1946 г., уходит с аукционов Сотби и Кристи по огромным ценам, почти как известные живописные полотна или антиквариат.

«Лэйт Боттлд Винтаж» (ЛБВ) («Late Bottled Vintage») - как и классический «Винтаж», ЛБВ производится из урожая одного года. Но, если «винтаж» созревает в дубовых бочках в течение 2 лет, для ЛБВ срок удлиняется до 4–6 лет, отсюда и его название «Лэйт Боттлд» (буквально «поздно разлитый в бутылки»). Благодаря этому, ЛБВ готов к употреблению сразу после того, как попадает в бутылку и не предназначен для хранения. В отличие от «Винтаж», его можно пить и через несколько недель после того, как вы открыли бутылку, декантировать его необходимо, только если он пролежал у вас 2–3 года.

Год указывают только на «винтажных» порто или на ЛБВ. Все остальные сорта получают путём купажа, то есть смешения вин одного или нескольких урожаев.

Есть и еще несколько видов[13], например, розовый порто, появившийся только в 2008 г., но приобретающий все большую популярность за свой легкий стиль.

История про пробку

Про пробки, которыми закупоривают бутылки порто, надо сказать отдельно. Такая незначительная деталь – пробка! - но она является настоящей гордостью Португалии. Их изготавливают из коры произрастающего здесь пробкового дуба. Эти пробки даже идут на экспорт, и большинство европейских вин закупоривают именно ими.

Считается, что по запаху пробки эксперт может определить качество порто, его категорию, да и вообще – не испортился ли напиток за долгое время хранения! Отсюда и традиция – с серьезным лицом нюхать и изучать пробку только что открытой бутылки с порто. Как правило, условия хранения не позволяют портвейну испортиться, так что изучение пробки — не более чем освященный временем ритуал. Так что, если вы увидите «эксперта», с важным видом нюхающего пробку, скорее всего, это просто выражение уважения к традициям.

Так как же подают и пьют знаменитый порто?

Порто подается в специальном графине или в бесцветном, гладком, с тонкими стенками бокале для порто, имеющем тюльпановидную форму. На стенках бутыли держится густой осадок, характерный для этого вина, поэтому бутылку с портвейном «готовят» к подаче - держат в вертикальном положении от дня до недели в зависимости от выдержки. Есть и такое правило: откупорив бутылку, повторное ее не закупоривают, пробка вынимается лишь однажды.



Бокал наполняют наполовину, чтобы вино «подышало». Красное порто подается при температуре +18 °С, а белое при +10 или +12 °С.

Считается, что порто идеально сочетается почти с любыми блюдами. Но если это «Винтаж» и «Тони», то лучше отдать предпочтение шоколаду, орехам, цукатам, кофе, «синим» сырам или более простым, например, чеддеру. Хороши с порто ягодные и сочные фруктовые десерты.

«Тони» может подаваться охлажденным, поэтому он вполне подходит для лета, а насыщенный «Винтаж» лучше пить осенью или зимой. Белый порто обычно пьют как аперитив, причем самые сладкие его разновидности особенно хороши с гусиной печенью, а «Лагриму» пьют только охлажденным и подают к мясу и оливкам.

Порто - это одно из самых дорогих вин, и, как правило, его пьют в чистом виде, не смешивая. Хотя сегодня есть ряд коктейлей, в которых порто сочетают с коньяком, ликерами и даже пивом и соками.

В Португалии есть коктейль «Портоник» (портвейн + тоник), когда смешивается портвейн «Руби» с газированной водой и лимонным соком.

Кстати, считается, что порто - это чисто мужской напиток и по этикету женщинам он не положен. Женщинам предлагается херес - испанский собрат порто, только более сладкий. По мнению португальцев, спокойный вечер настоящего мужчины – вечер, который может его расслабить и одновременно вселить бодрость духа - это сигара и порто. Эх, кто бы спорил!

Что ж, остается только попробовать этот волшебный напиток и получить о нем личное впечатление!

А как же порто, изготовленные вне долины Дору?

Попытки сделать порто за пределами долины Дору, на другой почве, в других климатических условиях предпринимались многими виноделами. Например, в Южной Африке делать вино в стиле португальского оригинала начали еще в XVIII веке. «Констанция» (Vin de Constance) из Капской провинции некоторое время даже составляла успешную конкуренцию портвейну на европейском рынке.


У нас в Крыму вино под названием «портвейн» как появилось в веке XIX, так до сих пор и изготовляется. Его любил Николай II и расширял его производство. Но в 1917 г. для удешевления продукта вместо виноградного спирта стали лить зерновой и, как вы понимаете, напиток превратился во что-то другое – что-то, что порто (либо старым портвейном) назвать было уже нельзя, хотя в СССР позже продавали напиток с названием «портвейн» (марочные «Айгешат», «Кизляр» и ординарный «Портвейн белый № 12», «Портвейн белый № 33» и др.).

Пытаются производить порто и в самой Португалии, в винодельческих хозяйствах, расположенных за пределами долины Дору.

Так или иначе, но винных экспертов не переубедить – они свято верят в то, что порто, как и любое другое великое вино, должно производиться исключительно в месте своего происхождения. Поэтому вся португальская винная общественность предает анафеме все то, что под именем порто (портвейна) производится за пределами долины Дору, будь это хоть Южная Африка, хоть Крым.

Визит в хранилища «W&J Graham’s» -Symington Family

Путешествуя по Португалии, мы, конечно же, побывали на дегустации порто в Вила-Нова-ди-Гая, а точнее - в погребах компании «W&J Graham’s», которая на протяжении вот уже 300 лет остается семейным независимым предприятием с шотландскими корнями.

Как нам рассказали, в 1820 г. два брата Грэмс – Джон и Уильям – начали в Португалии свое дело. Они вложили деньги в виноградники в долине Дору, обзаведясь поместьем Кинта душ Мальведуш (Quinta dos Malvedos) и приложили немало усилий, поставив перед собой задачу производства именно качественного порто. Место, которое они выбрали для плантации, располагалось на южном плодородном склоне в месте слияния рек Дору и Туа. Кроме того, братья построили свои хранилища в Вила-Нова-ди-Гая.

В 1970 г. компанию «W&J Graham’s» купило семейство Симингтон, не самая старая в истории торговли порто, но самая сейчас многочисленная и сильная. Ее виноградные владения сегодня составляют 947 га. Председателем и соуправляющим директором Symington Family Estates (SFE) является Пол Симингтон (Paul Symington).

С 1984 года Британский журнал «Decanter» начал присуждать звание «Человека года», и Пол Симингтон стал 29-ым лауреатом. Кроме того, он имеет шесть дипломов «Винодел года» - почти никому не удавалось получить это почетное звание дважды.


Symington Family, Пол Симингтон второй справа

«В семье Симингтон уже давно существует правило: любой член семьи уходит от активной работы в компании в возрасте 65 лет вне зависимости от его вклада в общее дело. Это способствует успеху всего бизнеса, его живучести, более быстрому вовлечению следующих поколений в дела семьи, некоему вливанию «свежей крови». За счет этого компания Симингтон никогда не испытывала стагнации. Не за горами этот возрастной рубеж и для Пола. Он готов сдать дела и отдать бразды правления следующему поколению. Ему есть что передать и кому».[14]

Гедонизм

Что ж…

Подводя итоги, осталось лишь сказать, что хотя в моей второй истории – истории о португальском порто - простой жизненной прозы больше, чем в истории первой, романтической, – об Инеш и Педру, но скажите на милость, какой романтический сюжет вообще может родиться без бокала бархатисто-пряного порто?

Благодаря этому напитку не только рождаются легенды. Благодаря ему крепчают сердца и характеры, «выжимающие вино из камня», и вот уже ва