• Московский BAZAR

Ольга Грушевская. Цикл «Португальская эйфория». История 1. Мертвая королева

Пост обновлен авг. 7


Алкобаса

История, о которой пойдет речь, тесно связана с городом Алкобаса. Мы побывали там с экскурсией, сделали множество красивых фотоснимков и покинули город совершенно потрясенные рассказанной нам историей.

Но... все по порядку.

Город Алкобаса, основанный в 1210 г., расположен на реке Алкоа в 180 км к северу от Лиссабона. Численность населения небольшая и составляет сегодня 55 тыс. человек.

Монастырь Санта-Мария-де-Алкобаса

Город известен основной достопримечательностью – монастырем Санта-Мария-де-Алкобаса (Mosteiro Santa Maria de Alcobaca), который признан объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Монастырь был основан первым португальским королём Афонсу Энрикешем в 1153 г. и в течение двух столетий служил королевской усыпальницей. А собор монастыря был первым португальским зданием в готическом стиле и одним из самых богатых и престижных монастырей в средневековой Европе.

Монастырь известен еще и тем, что в нем находятся удивительной красоты мраморные саркофаги легендарной Инеш де Каштру и короля Педру I Справедливого, известного в истории еще и как инфант Педру, сын короля Афонсу Храброго (Афонсу IV).

Именно о потрясающей истории любви Инеш и Педру, в веках воспетой и дополненной романтическими деталями, я и расскажу.

Чуть забегая вперед, хочу сказать, что многие называют Инеш и Педру португальскими Ромео и Джульеттой, но лично я не вижу в них ничего общего с персонажами шекспировской трагедии. На мой взгляд, это совсем иная история: с иными характерами, первопричинами, настроением, исторической площадкой, да и самим развитием сюжета, где любовь и политика переплетены наитеснейшим образом. Единственное, что связывает эти две истории, так это любовь и трагическая развязка, что не удивительно: любовь и смерть всегда ходили рядом. И в этом парадокс любви, находящий во все века отражение в стихах и прозе: любовь – источник жизни и смысл бытия, несет в себе одновременно и сильнейшее разрушительное фатальное начало, что вновь и вновь напоминает нам о дуальности природы и всех ее составляющих.

Лишь ты, любовь, таинственная сила,

Играющая слабыми сердцами,

Несчастную красу свела в могилу

И жизнь ее наполнила слезами…

Луиш Камоэнс «Лузиады» [1]

Но давайте же скорее обратимся к нашей волнующей истории.

А история такова.

Король Португалии Афонсу IV не зря был прозван Храбрым – он был благородным и отважным королем, смело сражавшимся с врагами и защищавшим свою страну. В королевстве Афонсу Храброго было много забот: то воинственные мавры пытались вернуть былые завоевания, то непокорные феодалы поднимали мятежи. Не было покоя и от Кастилии - самого сильного государства на Пиренейском полуострове: Кастильские короли все никак не могли простить Португалии ее независимости и даже двести лет спустя еще считали ее своей провинцией. Усугубляла положение и свирепствовавшая в стране чума. Но этого было мало!

Неспокойно было и в семье короля. Много беспокойства причинял королю родной сын – инфант Педру, безрассудный и неуправляемый по своему молодому характеру. Его поступки часто были непростительны для наследника трона и возмущали королевский двор. И мудрый король, преследуя сразу две цели – воспитательную и политическую, решил сына женить [2]. Король считал, что женитьба не только остепенит неугомонного Педру, но будет и во благо для Португалии. Ведь всем известно, что брачные союзы всегда считались в истории самым действенным инструментом внешней политики: между представителями иберийских королевств столетиями заключались династические браки, и короли Португалии и Кастилии даже порой не могли точно сказать, кто они по происхождению – испанцы или португальцы.

Костанса Мануэла Кастильская, 1318-1345

Выбирая для сына жену, король Афонсу думал не долго: выбор его очень скоро пал на Констансу (Контанцу) Мануэлу Кастильскую, которая и прибыла к португальскому двору в 1339 г. Новоявленная невеста Констанса была бледна, грустна и слаба здоровьем.

Вместе с ней в качестве фрейлины также прибыла и фрейлина Инеш де Каштру[3] (Ines de Castro), которая была дочерью кастильского вельможи Педро Фернандеса де Кастро. В свое время маленькую девочку Инеш, сироту по матери, отправили в Вальядолид, где ей предназначили быть компаньонкой и подругой маленькой инфанты Констансы Кастильской. В тот момент жизни дочерей благородных семейств связались неразрывно и, как оказалось впоследствии, трагично.

Инеш де Каштру, неизв. художник

Бедная принцесса Констанса так и не пробудила любви в сердце инфанта Педру, да он и не скрывал своего равнодушия. А вот удивительная красота придворной фрейлины Инеш пленила молодого человека тотчас, как он ее увидел.

«Тщетно пытался Педро умолить короля не настаивать на его браке с Констанцией: дело зашло слишком далеко. В то время как епископ соединял руки новобрачных и говорил им о будущей их жизни и любви, и душа принца, и его взгляды стремились к той, которая стояла позади невесты, затмевая всех своей красотой. И в первый же вечер принц настиг Инесу в одной из комнат дворца и стал говорить ей о своей любви», - пишет в своей новелле Т. Щепкина-Куперник [4].

Педру влюбился в Инеш страстно и неукротимо, и неспроста - красотою и статностью фрейлина превосходила не только свою госпожу, но и всех придворных дам. Инеш обладала внешностью необычной, скорее изысканной, одной из особенностей которой была длинная лебединая шея. Современники ее так и прозвали – «Лебединая Шейка». Естественно, Педру стал все чаще и чаще пренебрегать законной супругой Констансой, что, кстати, не помешало ему произвести с ней на свет троих детей.

В романтической версии Щепкиной-Куперник говорится, что Инеш поначалу пыталась бороться с грешной любовью, но Педру был настойчив и однажды прислал ей известный роман о Фламенке, где он заложил одну страницу. Вот что прочла в ней Инеш:

«Есть женщины, которые заставляют томиться влюбленных, говоря им "нет", и их называют чистыми и целомудренными; но стыд той, которая устами отказывает в том, на что сердце ее давно согласно. Овидий сказал: "Придет время, и та, которая презрела возлюбленного, будет одинокой, холодной и старой; та, которой ночью приносили розы, чтобы, проснувшись, она нашла их утром у порога, - будет покинута всеми; помните это, красавицы!»

Но тут надо на секунду приподнять романтическую завесу в этой истории, заглянуть за кулисы и сказать пару слов о политической обстановке. Все бы ничего – любовные связи дело приятное, но отдаление инфанта Педру от законной кастильской супруги ставило под угрозу и без того исторически сложные отношения с Кастилией. Именно благоволение Педру к Инеш позволило изгнанным с португальского двора кастильским дворянам подойти очень близко к власти, и, более того, братья Инеш стали друзьями принца и доверенными советниками. Король Афонсу IV не одобрял влияния «опасной дамы»[5] на сына и терпеливо ожидал, когда же эта «интрижка» закончится. Но, к несчастью, «интрижка» не закончилась.

Инеш и Педру продолжали встречаться вопреки недовольству Короля. Инеш, кончено же, понимала, насколько опасны были ее отношения с Педру, но, возможно, еще в детстве и юности она вынуждена была уступать принцессе Констансе, поэтому, когда в права вступили чувства, Инеш не смогла уступить ей мужчину.

Король Афонсу долго терпел любовную связь сына с Инеш – завести при дворе фаворитку было делом обычным, но когда у любовников уже появились дети, король встревожился не на шутку. В Португалии не раз бывало, что незаконнорожденные сыновья оспаривали трон у законных наследников. Сам Афонсу в молодости тоже воевал с побочным братом за отцовский престол [6]. Беспокойство короля и знати, испуганной влиянием Кастилии, усиливал и тот факт, что законнорожденный сын Педру и Констансы (будущий король Фернанду Португальский) был слабым и хрупким ребенком, как, впрочем, и остальные их общие дети, тогда как бастарды Инеш росли здоровыми и цветущими. Естественно, памятуя о собственном опыте, король опасался, что одни из сыновей Инеш в будущем начнет оспаривать права на престол законного наследника, что приведет страну к гражданской войне.


«Горько жаловалась Констанция старому королю на чаровницу, отнявшую у нее супруга; попы толковали ему о грехе беззакония, в котором жил наследник короны; придворные угрожали ему влиянием Инесы на Д. Педро и тем, что она употребит свою власть во вред Португалии и сделает ее провинцией своей родины. Так ревность, хитрость и низость развенчивали любовь и клеветали на ее божественное происхождение» [7].

В 1349 г. бедная Констанса, измученная болезненными детьми и равнодушием мужа, умирает и Педро приобретает долгожданную свободу.

Афонсу тщетно пытался женить сына вторично - все напрасно: Педру по-прежнему не желал расставаться с возлюбленной и отказывался жениться на ком бы то ни было, кроме Инеш – совершенно неприемлемой для государства королевы.


Инеш и Педру

Тогда Афонсу IV приказал удалить Инеш со двора, и ее с детьми отправили в Коимбру, старую столицу Португалии.

Там кроткая Инеш в полях блуждала,

Близ вод Мондегу думам предаваясь,

И своего кумира вспоминала,

В несбыточных мечтаньях забываясь.

Смирившись с решением отца, Педру, тем не менее, не только не забыл свою возлюбленную, но летел в Коимбру в мраморный Дом любви (Quinta del Amor), где жила Инеш. Частые визиты Педру в Коимбру породили среди королевской знати слухи о намерении Педру жениться на Инеш.

Озабоченный судьбой своей страны король был в ярости, полагая, что обезумевший от любви инфант даже не сознавал, к каким последствиям для Португалии мог привести его союз с Инеш.

После еще нескольких попыток разлучить влюбленных и отказа непокорной Инеш расстаться с инфантом и вернуться в Кастилию король, наконец, согласился с советниками, настаивавшими на убийстве Инеш. Однако слово «убийство» следует здесь заменить на «казнь», так как советники вели речь именно о казни кастильской «заговорщицы».

В 1355 г., когда инфант уехал на охоту, король с ближайшими тремя советниками помчался в Коимбру в Дом любви. Там он велел привести к нему Инеш с детьми.

Когда Инеш несчастную втащили

В покои короля, такую жалость

Ему рыданья женщины внушили,

Что сердце короля от горя сжалось…

Инеш сразу поняла, зачем приехал король с советниками, и, упав на колени, в слезах молила его пожалеть ее и детей.


А далее в истории есть две версии. Первая заключается в том, что король успокоил несчастную и даже отправил ее в покои, но тотчас велел своим помощникам привести приговор в исполнение. По другой версии, Афонсу все-таки в первый раз не тронул Инеш и уехал, а разрешение совершить казнь он дал лишь какое-то время спустя, и все произошло без его присутствия.

И грянул час безжалостной расправы,

В гробах усопших сонм зашевелился,

Узнав о даме, что всю жизнь страдала,

А после смерти королевой стала.

Но, так или иначе, присутствовал Афонсу при убийстве Инеш или нет, а 7 января 1355 г. Инеш де Каштру была казнена путем отсечения головы, а приговор привели в исполнение советники короля: Пьеро Коэльо (порт. Pêro Coelho), Алваро Гонсалвеш (порт. Álvaro Gonçalves) и Дього Пашеко (порт. Diogo Lopes Pacheco).

Не ведая в душе своей укора,

Красу Инеш несчастной не жалея,

Убийцы ей ланиты осквернили

И кровью белизну их обагрили.

Когда инфант узнал о злодейском убийстве, горе утраты и жажда возмездия переполнили душу. «...Педро застал весь дом в отчаянии, не передаваемом словами, а Инесу - лежавшей на столе в том самом атласном платье, в котором она стояла под венцом. С тех пор стал Дом любви называться в Коимбру Домом слез, Quinta das Lagrimas»[8].

О примирении с королем не могло быть и речи, и сын, подняв мятеж против отца, вверг страну в гражданскую войну. Война шла два года.

Примирение Афонсу и его взбунтовавшегося сына Педру состоялось только в 1357 году, незадолго до смерти старого короля. И в том же 1357 г. Педру стал новым королем Португалии.

Первое, что сделал Педру I, став королем, так это покарал убийц своей возлюбленной. После смерти старого короля советники Коэльо, Гонсалвеш и Пашеко бежали в Кастилию, но двое из них были выданы Педру I и преданы жестокой казни.

А вскоре Педру править стал страною,

И гнев его настиг убийц жестоких,

Хотя, грозу почуяв над собою,

Они в Кастилье спрятались далекой.

По легенде, Педру сам выдрал им сердца, одному из груди, а другому - со стороны спины.


Король Педру Справедливый, 1320-1367

В народе Педру I получил имя Педру Справедливый, поскольку он не только отомстил за смерть Инеш, но и наказал других преступников, невзирая на их сословие и положение при дворе.

Что же касается дальнейшей личной жизни Педру I, то он так и не женился. Став королем, он сразу объявил при дворе, что еще в 1345 г., после смерти жены Констансы, он был якобы тайно обвенчан с Инеш де Каштру, а значит, она и является законной королевой Португалии, а их дети с Инеш – законные наследники. Однако никаких документальных подтверждений словам короля не найдено.

И здесь мы подходим к самой мистической и зловещей части всей этой запутанной истории.

По легенде, которую португальцы свято хранят и которой придерживаются, Педру I приказал вынуть из могилы тело возлюбленной Инеш де Каштру, короновать ее, а подданным - присягнуть на верность мертвой королеве [9].

Это была самая необычная коронация в истории всех времен: в королевском парадном зале сидела на троне Мертвая королева, а точнее - извлеченное из склепа истлевшее тело Инеш де Каштру, облаченное по требованию короля в королевские одежды. На ее голову была возложена королевская корона.

«Сегодня провозглашаем тебя, Инес де Кастро, именем Всевышнего и именем закона нашей страны королевой Португалии и Алгарви[10] - провозгласил Король Педру I, и весь двор – все придворные - один за другим преклоняли колена и целовали сморщенную руку мертвой Инеш.

Инес, не кори, что не умер с тобой:

Я здесь, на земле, задержался, чтоб мстить,

Но скоро я встречусь с тобой в небесах,

И там я тебя назову королевой,

Когда не успел на земле… [11]

А вот как описывает коронацию в своей новелле Щепкина-Куперник:

«- Я попрошу свершить обряд тут же, в тронной зале, так как королева не может встать.

- Государь, но ведь ранее надо свершить обряд бракосочетания, - возразил епископ.

- Он давно совершен - вами самими, мой святой отец, в домовой капелле Коимбры, - разве вы забыли это? - спросил король, и страшная улыбка искривила его уста. И первый резко вскрикнул, точно раненая птица, юный инфант дом Фернандо; но так взглянул на него Педро, что крик замер в его горле.

Трясущимися руками епископ поднял корону над недвижной королевой и начал обряд, а когда он был окончен, король приказал приступить к целованию руки. И первый приник к этой руке долгим поцелуем и громко сказал: - Я говорил тебе, ты будешь королевой.

И откинул кружевную вуаль, закрывавшую лицо королевы, - а в это время подошедшая к руке ее первая придворная дама, герцогиня ди Санта-Фе, крикнула и упала на ковер: из-под кружев глядели черные глазные впадины, и череп улыбался своей страшной улыбкой: на троне была королева Португалии - Инеса прекрасная».

Инеш де Каштру перезахоронили в монастыре Алкобасы, поместив ее тело в белый мраморный саркофаг.

Король Педру I успешно правил Португалией. Его царствование можно было бы назвать счастливым, если бы, как говорили, не глубокая скорбь, терзавшая сердце. Его часто видели в монастыре Алкобасы стоящим на коленях перед саркофагом Инеш де Каштру и подолгу говорившим с ней.

Педру I прожил еще лишь десять лет и последовал за своей возлюбленной. Он умер 18 января 1367 г. и, согласно завещанию, был похоронен напротив своей возлюбленной также в мраморном саркофаге.

«Гробницы их стоят не рядом, а одна против другой, по воле короля: затем, чтобы, когда они встанут для вечной жизни в день страшного суда, — их первый взгляд был бы взглядом любви», - пишет в финале своей новеллы Т. Л. Щепкина-Куперник.


Монастырь Санта-Мария-де-Алкобаса

И верно, оказавшись в Монастыре Санта-Мария-де-Алкобаса, мы увидели перед алтарем два белых мраморных саркофага – по правую и левую руку, отделенных друг от друга центральным проходом и расположенных в одну линию, но «ногами» друг к другу. Саркофаг Педру Справедливого покоился на львах, символизирующих королевскую власть, а саркофаг Инеш - на собаках с лицами ее убийц. Боковые грани саркофагов искусно украшены миниатюрами на библейские темы, в частности, барельефами со сценами из жизни святого Бартоломеу. Мраморные фигуры Педру и Инеш, увенчанные коронами, поддерживают коленопреклоненные ангелы, а в ногах располагаются фигуры спящих собак, символизирующие дружбу.

Известно, что король Педру неспроста распорядился поставить гробницы таким образом: по его задумке он и Инеш, очнувшись ото сна и поднявшись на своих ложах, в первую очередь должны были увидеть друг друга.

Саркофаг короля Педру Саркофаг Инеш де Каштру

* * *

Хотя любовь Инеш и Педру и была тесно переплетена с политикой и исторической прозой, но, надо заметить, «проза жизни» не мешала великим художникам, музыкантам и поэтам черпать в этой романтической истории свое творческое вдохновение

Жизнь Инеш де Каштру многократно служила темой для произведений искусства, обрастая легендарными эпизодами - сначала в народных романсах (романсеро), потом в творениях профессиональных авторов. Она увековечена в классических пьесах и поэмах португальской и испанской литературы, в том числе в уже упомянутых «Лузиадах» Камоэнса (стих 118—137) и пьесе Антониу Феррейры «Иниж ди Каштру», более 20 опер носят в названии ее имя.

Начиная с XVIII в., к этому сюжету обращались драматург Антуан Удар де Ла Мотт, писатели Виктор Гюго и мадам Жанлис, композиторы Джузеппе Персиани и Николо Антонио Дзингарелли (1798). В России историю Инеш де Каштру узнали в XVIII в. именно благодаря опере Дзингарелли, исполнявшейся в Санкт-Петербурге.

В том же XVIII в. в Мариинском театре был поставлен балет о гибели Инесс де Кастро, а в начале XIX века в Императорском театре с большим успехом шла трагедия де Ла Мотта, в которой блистал молодой Каратыгин в роли инфанта. В Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге хранится полотно Карла Брюллова «Смерть Инессы де Кастро» [12]. В 2003 г. пишет свою картину художник Андрей Мунтян «Кровавый взгляд Инеш Каштру»[13].

Сюжет с коронацией мертвого тела настолько необычен, что и сегодня будит воображение многих художников.

Вот здесь-то как раз и пришло время сказать пару слов о кино: не оказался в стороне и кинематограф. В 1910 г. в Португалии вышел самый первый фильм об Инеш де Каштру «Мертвая королева», который окончательно закрепил за ней легенду в народе. А в 2009 г. режиссер Пьер Бутрон снимает свою «Мертвую королеву» - историческую мелодраму с некоторой вольностью в трактовке канонического сюжета. В его мелодраме король Португалии Феррант в государственных интересах хочет женить сына Педро на наваррской инфанте. Но Педро уже год как женат на Инесс, девушке хоть и знатного рода, но не королевской крови.

Очевидно, можно найти еще множество литературных и псевдолитературных фантазий на эту тему, и я уверена, что скоро и Голливуд скажет свое высокотехничное слово.

Что до современных португальцев, то они очень любят свою «мертвую» королеву и свято чтят память о ней. Например, в октябре 2005 г. по всей стране отмечалось 650-летие гибели Инеш де Каштру. В Коимбре, где Инеш была убита, проходил музыкальный фестиваль, по государственному каналу демонстрировался специально снятый к этой дате телесериал, а в монастыре Алкобасы, рядом с гробницей королевы, был воздвигнут «памятник вечной любви» в современном стиле - выполненный из стекла и металла. Правда, во время нашего путешествия, т.е. уже в 2013 г., мы «памятника» не увидели - наверное, его уже убрали. Но нам подтвердили, что именем Инеш названы школы, творческие конкурсы, а подростки разыгрывают этот сюжет на любительской сцене.

И пусть в этой истории немало фантазий и отклонений от прозаической канвы, но, как утверждают мудрецы, вымысел порой ценнее, чем историческая точность. А фантазия –народная или писательская – всегда формирует особое, присущее только конкретной истории настроение, создает дополнительную красочную ауру вокруг любого сюжета. И это ли не пример «преобладания настроения над сюжетом»?

В истории о «Мертвой королеве» правда и вымысел не противоречат друг другу, а вместе лишь подтверждают библейскую истину: «Сильна, как смерть, любовь!»

__________________________________________________

Примечание

Дети Педру I и Инеш де Каштру

· Принц Афонсу (1346—1346), умер в младенчестве, вскоре после рождения.

· Инфанта Беатрис, княгиня Альбуркерке, (c. 13471381), замужем за Санчо Альбукеркским или Санчо Кастильским, князем Альбукерке и Аро.

· Инфант Жуан (1349—1397), претендент на престол во время гражданской войны 1383—1385.

· Инфант Диниш (1354—1397), претендент на престол во время гражданской войны 1383—1385.

[1] Здесь и далее: Луис де Камоэнс (Луиш Ваш ди Камойнш, порт. Luís Vaz de Camõe; около 1524, предпол. Лиссабон -1580, Лиссабон) португальский поэт, живший в XVI веке, автор поэмы «Лузиады», воспевающей открытие Индии Васко де Гама. [2] Король Афонсу IV женил инфанта дважды: первый раз – на дочери испанского гранда, но позже король Кастилии настоял на расторжении брака. Второй брак состоялся в 1339 г., инфант женился на Констансе Кастильской. [3] Ines de Castro – на исп.яз. произносится как Инесс де Кастро, а на португальском - как Инеш де Каштру. [4] Татьяна Львовна Щепкина-Куперник (1874- 1952) - русская и советская писательница, драматург, поэтесса и переводчица. Инеш де Каштру стала главной героиней ее одноимённой новеллы, созданной в 1910 г. В ней подробно рассказывается о церемонии коронации мёртвой королевы. [5] Опасность заключалась в том, что по внебрачной линии Инес происходила от одного из кастильских королей; ее семья состояла в родстве со многими могущественными кланами. Именно «опасные связи», тянувшиеся за фрейлиной, больше всего беспокоили короля Афонсу IV. В частности, она состояла в родстве с Афонсу Саншешем, незаконнорожденным братом португальского короля. [6] Имеется виду незаконнорожденный Афонсу Саншеш, дальний родственник Инеш де Каштру (см. сноску 8), который чуть не захватил португальский трон. Четыре года законный наследник воевал с незаконным. В конце концов побежденный Саншеш бежал в Кастилию, но и там не успокоился, постоянно подстрекал кастильцев против португальцев, что не улучшало репутации Инеш. [7] Т. Л. Щепкина-Куперник «Инеса ди Кастро». [8] Т. Л. Щепкина-Куперник «Инеса ди Кастро». [9] Считается, что коронация и присяга мертвой королеве чистой воды вымысел. Не упоминает об этом ни Камоэнс в своей поэме «Лузиады», ни Антониу Феррейра в трагедии «Инес де Кастро», написанной тогда же. [10] Источник: http://www.rumbur.ru/history/642-ines-de-kastro-mertvaya-koroleva!» [11] Антониу Феррейра (Antonio Ferreira) (1528, Лисабон - 1569, там же), португальский поэт и драматург. Окончил Коимбрский университет, занимал высокие должности при дворе. Впервые ввёл в португальскую литературу оду, сонет, элегию, эпиграмму. Автор комедий «Бришту» (1622), «Ревнивец» (1622), трагедии «Иниж ди Каштру» (1587), которой свойственен углублённый психологизм. [12] К. Брюллов. Картина «Смерть Инессы де-Кастро». 1834 г. Холст, масло. 213х290,5 см. Государственный Русский музей. [13] Статья Д. Мопостновой «Мунтян в Португалии - Кровавый взгляд Инеш Каштру», «Мегаполис новости», 10/2003. http://www.mountian.ru/art_detail.php?id=44

Просмотров: 2
  • Facebook - Московский BAZAR
  • Instagram - MOSSALIT_BAZAR

© Московский BAZAR, 2020