Ольга Грушевская. Что такое миниатюра


«Боюсь, что не сумею вам все это объяснить, – учтиво промолвила Алиса. – Я и сама ничего не понимаю. Столько превращений в один день хоть кого собьет с толку».

Л. Кэрролл. Приключения Алисы в стране чудес

Вместо вступления: коротко об истории литературных жанров

О литературных жанрах написано множество фундаментальных литературоведческих статей, в них дается полная классификация и отличительные черты каждого жанра – с ними можно ознакомиться отдельно. Мы же на этом аспекте специально и подробно останавливаться не будем, так как это в нашу задачу не входит, но, поскольку мы будем оперировать термином «жанр», нам надо хотя бы понять, что это такое и получить краткую историческую справку.

Не станем изобретать велосипед, а обратимся к Википедии, где найдем:

Литературные жанры – группы литературных произведений, объединенных совокупностью формальных и содержательных свойств (в отличие от литературных форм, выделение которых основано только на формальных признаках). Жанры можно разделить по форме (напр., повесть, пьеса, очерк), по содержанию (комедия, драма), по родам (эпические жанры, лирические, драматические).

Первую систематизацию жанров дал еще Аристотель в своей «Поэтике», и долгое время жанры представляли собой готовую структуру, которая привела к появлению нормативных поэтик. С их помощью авторы получали «указания», как должны были быть написаны трагедии или оды. Именно к такому сочинению относится «Поэтическое искусство» Буало (1674). Долгое время любые нарушения или отклонения от правил строго осуждались критиками, хотя правила, безусловно, претерпевали изменения. Эти изменения, продиктованные как внутрилитературными, так и социально-культурными процессами в общественном развитии, привели к тому, что в конце XVIII в. нормативные поэтики стали «трещать по швам»: многие привычные жанры начали отмирать или маргинализоваться, другие же, наоборот, приобрели актуальность и привлекли внимание литераторов.

Сегодня понятие «жанр» имеет достаточно широкое значение, и все чаще мы наблюдаем в одном произведении намеренное слияние сразу нескольких жанров, что, на мой взгляд, является отличительной особенностью современных литературных тенденций. И это не случайно – поступательное движение к универсальности и слиянию различных социальных и культурных пластов, до этого считающихся несочетаемыми, все больше приобретает глобальный характер – характер тотального эклектизма.

Тем не менее, жанр в своей основе остается базовой платформой, на которой неизбежно строится авторский замысел – с теми или иными «отклонениями», а потому в своем художественном творчестве любой автор мыслит жанровыми категориями. Многие литературоведы сравнивают жанр «с рамой, в которую вмещается жизненный опыт автора». При этом важно заметить, что даже в нынешнее эклектичное время подобное рамирование диктует не только объем текста, но и методы его организации.

Постановка задачи

Поскольку нашей задачей является рассмотрение миниатюры как сверхмалого прозаического жанра, сначала попробуем отделить ее от других прозаических форм (например, ритмическая проза), которые могут вносить жанровую путаницу, если используются в урезанных или также в малых (коротких) формах. Кстати, такими формами, вносящими путаницу, могут быть и нерифмованные поэтические произведения, к которым относятся короткие стихотворения в прозе, белые стихи, верлибры (свободные стихи) и даже хайку. Но если разница между миниатюрой и хайку очевидна, то различия между поэтической миниатюрой, стихотворением в прозе и верлибром порой размыты, не говоря уже о тех случаях, когда стихи в прозе приравнивают к верлибрам или белым стихам.

Говоря о миниатюре как о малом прозаическом жанре, мы остановимся детально и рассмотрим ее в совокупности формальных и содержательных признаков, а также для сравнения проведем параллели с другими малыми прозаическими жанрами (короткие рассказы, эссе и т.д.).

Часть 1. Коротко о стихотворениях в прозе, ритмической прозе, белых стихах и верлибрах (свободные стихи)

Сделаем небольшой экскурс в область литературных жанровых форм, которые понадобятся нам при разговоре о миниатюре, и проиллюстрируем их наглядными примерами, которые, если не запутают нас окончательно, то хотя бы сфокусируют внимание на основных признаках.

1) Стихотворения в прозе – отличаются от прозы и, в частности, от миниатюры отсутствием сюжета и установки на информацию или какое-либо развитие повествования; а от поэзии – отсутствием строгой метрики, ритмики, строфики и рифмы. Стихам в прозе свойственны метафоричность, субъективизм, эмоциональность и лирическое изложение мысли, риторические приемы (в частности лексико-синтаксическими повторами). Запись текста идет в строчку, что делает прозаические стихи сродни прозе. Они появились как жанр лирической миниатюры в европейской прозе в 19-20 вв. Образцами этого жанра можно считать произведения Малларме, Рембо, Бодлера («Поэмы в прозе»), Новалиса («Гимны ночи»), и др.

Под широким пасмурным небом, на широкой пыльной равнине, где ни дороги, ни травы, ни репейника, ни крапивы, я встретил людей, которые шли, согнувшись.

Из них каждый нёс на спине громадную Химеру, тяжёлую, как мешок с мукою или углём, или как ноша римского пехотинца.

Шарль Бодлер.

Каждому своя химера (отрывок)

Самым знаменитым и хрестоматийным русским стихотворением в прозе, которое мы учили еще в школе, является «Русский язык» И. С. Тургенева (1882):

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

Другим примером, продолжающим русские традиции, служат стихотворения в прозе Иннокентия Анненского:

Под снегом

На поля и дороги, легко и неслышно кружася, падают снежные хлопья. Резвятся белые плясуны в небесном просторе и, усталые, неподвижные, целыми тысячами отдыхают на земле, а там заснут на крышах, на дорогах, на столбах и деревьях.

Кругом – тишина в глубоком забытьи, и ко всему равнодушный мир безмолвен. Но в этом безбрежном покое сердце обернулось к прошлому и думает об усыпленной любви.

Тучи

Я стражду. Там, далеко, сонные тучи ползут с безмолвной равнины. На черных крыльях гордо прорезая туман, каркая, пролетают вороны. Печальные остовы деревьев с мольбой подставили свои нагие ветви под жестокие укусы ветра. Как мне холодно. Я одна. Под нависшим серым небом носятся стоны угасшего и говорят мне: Приди. Долина одета туманом, приди, скорбная, приди, разлюбленная.

Но, как мы уже говорили, стихотворения в прозе не следует путать с ритмической прозой, свободным стихом (верлибром) или белым стихом.

2) В Энциклопедических словарях ритмическая проза определяется как проза фонетически организованная, с ощутимым для слуха закономерным чередованием звуковых элементов и намеренным повторением определённых ритмических фигур или метрических моделей. Ритмическая проза может быть культовой, ораторской. Таким образом, здесь уже хорошо прослеживается ритм, но, благодаря записи в строчку, текст продолжает восприниматься именно как проза.

Примером ритмической прозы могут служить Симфонии Андрея Белого («Драматическая симфония», 1802 г.):

Большая луна плыла вдоль разорванных облак.

То здесь, то там подымались возвышения, поросшие молодыми березками.

Виднелись лысые холмы, усеянные пнями.

Иногда попадались сосны, прижимавшиеся друг к другу в одинокой кучке.

Дул крепкий ветер, и дерева махали длинными ветками.

Я сидел у ручья и говорил дребезжащим голосом:

«Как?.. Еще живо?.. Еще не уснуло?»

«Усни, усни... О, разорванное сердце!»

И мне в ответ раздавался насмешливый хохот: «Усни... Ха, ха... Усни... Ха, ха, ха...»

Это был грохот великана. Над ручьем я увидел его огромную тень...

***

Весеннею ночью умирал старый король. Молодой сын склонился над старым.

Нехорошим огнем блистала корона на старых кудрях.

Освещенный красным огнем очага, заговорил король беспросветною ночью: «Сын мой, отвори окно той, что стучится ко мне. Дай подышать мне весною!»

«Весною...»

Ветер ворвался в окно, и с ветром влетело что-то, крутя занавеской.

Андрей Белый,

Северная симфония (1-я, героическая)

Другим примером служит ритмическая проза Бориса Пильняка (ниже – «Год», 1911), где прослеживается влияние Белого:

Тревожный полусон, тревожная дремота царила.

Еще не ушла зима, еще не прошла весна... Но стали смешливее

лучи, зашумели гулы...

Дул низкий, упругий, треплющий волосы девушки ветерок...

Потянуло за город…

Говоря же о верлибрах и белых стихах, надо сразу сказать, что споры об их различии и сходстве ведут везде и постоянно. Считается, что различаются они в ритмической организованности строк.

3) Белый стих (буквальный перевод с франц. vers blаnс, восходит к англ. blank verse), нерифмованный стих в силлабическом и силлабо-тоническом стихосложении. Белому стиху свойственна астрофичность или бедная строфика и вместе с тем большая свобода и речевая гибкость. К белым стихам прибегали М. В. Ломоносов, А. Н. Радищев, В. А. Жуковский, И. Бунин.

…Там он томился

Три долгих дня,

Три долгих ночи

И содрогался; наконец

Был исцелен

Живительным бальзамом

Всеисцеляющей природы…

В. Жуковский. Орел и голубка

Восемь лет в Венеции я не был…

Мука Бреннер! Вымотало душу

По мостам, ущельям и туннелям,

Но зато какой глубокий отдых!..

И. Бунин


К белым стихам с успехом можно отнести и драматические жанры – драматургию Шекспира, трагедии Пушкина – «Борис Годунов» и «Маленькие трагедии».

… Ты, отче патриарх, вы все, бояре,

Обнажена моя душа пред вами:

Вы видели, что я приемлю власть

Великую со страхом и смиреньем.

Сколь тяжела обязанность моя!

Наследую могущим Иоаннам -

Наследую и ангелу-царю!..

А. С. Пушкин. Борис Годунов

С верлибрами все обстоит сложнее, и вокруг этой поэтической формы ведется множество дискуссий. В Википедии можно найти такое определение свободного стиха (верлибра):

4) Верлибр (фр. vers libre) – в разной степени свободный от жесткой рифмометрической композиции стих, занявший довольно широкую нишу в европейской, в частности англоязычной, поэзии XX века. Это тип стихосложения, для которого характерен отказ от всех «вторичных признаков» стиховой речи: рифмы, слогового метра, изотонии, изосиллабизма (равенства строк по числу ударений и слогов) и регулярной строфики.

Свободный стих пограничен между стихом и прозой. С прозой его роднит чередование строк различной длины, отсутствие рифмы, малая упорядоченность ударений. Но по слоговому составу, по акцентной системе и по графической установке (расположению строк) и возникающим вследствие этого межстрочным паузам он схож с поэзией. Интересно то, что появление верлибра в 1884 г. было обусловлено именно обновлением в нормативных поэтиках. На существующих стихотворных формах сказалось влияние и народной поэзии, и библейского и литургического стиха, и переводов иноязычной литературы, и разговорной речи.

Распространение верлибра начинается в XIX в. и нарастает в XX в., его создают А. Рембо, Лафорг, Аполлинер, Поль Элюар, в русской литературе – А. М. Добролюбов, А. А. Блок, В. В. Хлебников, Н. К. Рерих.

Знаменитый «Зверинец» Велимира Хлебникова (1901, 1911) многие тоже относят к верлибру:

О, Сад, Сад!

Где железо подобно отцу, напоминающему братьям, что они братья, и останавливающему кровопролитную схватку.

Где немцы ходят пить пиво.

А красотки продавать тело.

Где орлы сидят подобны вечности, означенной сегодняшним, еще лишенным вечера, днем.

Посмотрим и другие примеры:

Мираж

Что предо мною

Затравленный взгляд

Взгляд беспокойней чем крыса в звериной

берлоге

Взгляд женщины скрытной

Отвергнутой

Похожей на то

О чем никогда не пишу.

Поль Элюар

Я умер и засмеялся

Просто большое стало малым, малое большим.

Просто во всех членах уравнения бытия знак «да» заменился знаком «нет».

Таинственная нить уводила меня в мир бытия, и я узнавал Вселенную внутри моего кровяного шарика.

Я узнавал главное ядро своей мысли как величественное небо, в котором я нахожусь.

Запах времени соединял меня с той работой, которой я не верил перед тем как потонул, увлеченный ее ничтожеством.

Теперь она висела, пересеченная тучей, как громадная полоса неба, заключавшая текучие туманы, и воздух, и звездные кучи.

Одна звездная куча светила, как открытый глаз атома.

И я понял, что все остается по-старому, но только я смотрю на мир против течения.

Я вишу как нетопырь своего собственного я.

Я полетел к родным.

Я бросал в них лоскуты бумаги, звенел по струнам.

Заметив колокольчики, привязанные к ниткам, я дергал за нитку.

Я настойчиво кричал «ау» из-под блюдечка, но никто мне не отвечал, тогда закрыл глаза крыльями и умер второй раз, прорыдав: как скорбен этот мир!

Сальвадор Дали. Ветры с моря и ветры с берега

И наконец скажем пару слов о сверхмалой форме поэзии без рифмы – хайку.

5) Ха́йку (яп. 俳句) жанр традиционной японской лирической поэзии вака. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название хокку, выделилась в XVI веке; современное название было предложено в XIX веке. Хайку изображает жизнь природы и жизнь человека в их слитном, нерасторжимом единстве на фоне времен года. Чаще всего повествование ведётся в настоящем времени: автор представляет свои переживания. Рифмы в хайку в европейском понимании нет, поскольку здесь используются другие принципы построения стиха. Ниже приводим классические примеры основоположников этого поэтического направления.

Плывет гряда облаков...

Как бережно светлую луну

Она несет на себе!

Бонтё

К западу лунный свет

Движется. Тени цветов

Идут на восток.

***

Долгие дни весны

Идут чередой... Я снова

В давно минувшем живу.

Еса Бусон

В современной поэтике можно увидеть такие образцы:

Зимой умереть

Зимой умереть,

Чтобы в разгаре лета

Падал снег, снег, снег.

Лягушка Басё

Как вода в пруду

безмятежна жизнь моя.

И вдруг – лягушка!

***

Как пусто небо!

Будто нет его вовсе.

Так – просто воздух.

Игорь Бурдонов

Часть 2. Что такое Миниатюра?

Перед тем как перейти к детальному анализу прозаической миниатюры и попытаться понять, что это за «птица» и как ее «поймать», рассмотрим сначала это понятие так, как это делает большинство из нас.

Миниатюра в широком смысле слова

Понятие миниатюры имеет очень широкий смысл, и в большинстве случаев ассоциируется с миниатюрными, т.е. малыми размерами того или иного художественного объекта или произведения. Использование термина «миниатюра» можно часто встретить в театре, цирке, на эстраде, когда говорят о скетче, разговорной, хореографической или музыкальной сценке, эстрадной или клоунской постановке.

В литературе же долгое время под «миниатюрой» подразумевали короткий рассказ, короткую пьесу, интермедию и т.д., тем самым ставился знак равенства между термином «миниатюра» и понятием «малый». В этом нет ничего удивительного.

Если обратиться к Литературной энциклопедии 1929–1939 гг. под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского, то можно прочитать: «Миниатюра – термин, заимствованный из живописи и применяемый иногда в литературоведении для обозначения небольшого по размерам драматического или лиро-эпического произведения».

И далее говорится, что термин этот совершенно не определен ни в стилевом, ни в жанровом плане, поскольку, основываясь на ключевом понятии «малого размера», к миниатюре можно легко отнести и одноактную или многоактную пьесу, когда представление занимает лишь часть театрального вечера (так называемые «театры миниатюр»); а в литературе точно так же термин «миниатюра» можно применить и для обозначения стихотворения в прозе, эссе, новеллы.

«Введение этого весьма расплывчатого термина отражает укрепление в известных кругах буржуазной критики тенденций к «взаимоосвещению искусств», – пишется в Энциклопедии 1939 г., – характерных для импрессионизма и символизма; лишенный конкретно-исторического содержания термин «миниатюра» научной ценности не имеет».

Однако еще в 1925 г. в работе «Миниатюра» Валентина Дынник высказывает иное мнение: «Заводя речь о сверхмалой форме, мы имеем в виду, прежде всего, миниатюру, заявившую о себе как о литературном факте с конца XIX столетия.

Благодаря своей жанровой многосоставности миниатюра позволяет обращаться к различным сторонам жизни и ставить в центр бытовые, социальные, философские вопросы. Избежать содержательной тавтологии (те же проблемы могут рассматриваться в рассказе, повести, романе) миниатюре помогает ее предельно малый объем, благодаря которому художественный образ в количественном отношении идентичен авторскому тезису, т.е. перед нами тот исключительный случай, когда авторская концепция занимает все текстуальное пространство».

Таким образом, автор Валентина Дынник выделяет миниатюру в отдельный самостоятельный жанр.

Именно основываясь на таком подходе к понятию «миниатюра» – на ее многосоставности – мы ее и рассмотрим, имея целью доказать, что миниатюра заслуживает того, чтобы быть признанной отельным жанром сверхмалой формы.

Миниатюра как отдельный сверхмалый жанр

К сожалению, жанр миниатюры исследован лишь частично, и, как уже было сказано, литературоведами долгое время интерпретировался как короткий рассказ, короткое эссе, зарисовка и т. д. Хотя уже со второй половины ХХ в. миниатюра становится достаточно популярной среди литераторов и вычленяется в отдельное направление из смежных ей форм – стихотворений в прозе, ритмической прозы, верлибров.

Именно благодаря своей сложной синтетической «производной», впитавшей признаки сразу нескольких ритмических жанров и прозаических составляющих, миниатюра заслуживает внимания как особое литературное явление.

Итак, что же можно назвать миниатюрой? В статье Валентины Дынник «Миниатюра» дается такое определение:

МИНИАТЮРА – литературный термин, заимствованный из живописи, где означает исполненную красками небольших размеров картинку, книжную заставку, концовку и т. п. Происходит этот термин от слова «миниум» (франц. miniature – от лат. minium – киноварь, сурик) – название красной краски (киновари или сурика), которая была в употреблении у старинных мастеров миниатюры.

Остановимся подробно на характерных особенностях этого малого жанра.

1) Как и в живописи, первой, но не основной, как считают многие, характерной чертой литературной миниатюры служит ее небольшой размер.