top of page

Петр Дубенко. СКАЗКИ КАК ОТРАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Как появились сказки


Сказки, эти вроде бы простые и даже в чем-то примитивные истории для детей, в действительности есть древнейшие произведения литературы. В их основе лежат сказания, которые в свое время представляли собой устную летопись народа. Ведь люди, еще не имевшие письменности, не могли по-другому сохранить и передать следующему поколению информацию о наиболее ярких и значительных событиях своего прошлого. Но при этом они уже тогда понимали, что делать это необходимо. Так и рождались эпичные сюжеты, которые столетиями передавались из уст в уста.

При этом каждый новый рассказчик, не просто пересказывал события прошлого, но и, естественно, дополнял их чем-то от себя. Скажем так, для усиления драматического эффекта. Поэтому от поколения к поколению устные рассказы обрастали все новыми подробностями, большинство из которых носило мистический характер. Что неудивительно, ведь мистика была неотъемлемой частью жизни древних людей, еще не способных объяснять явления окружающего мира с рациональной точки зрения.

Так, из рассказа о знаковых исторических событиях, имевших место в действительности, сказки превратились в полуфантастические истории, где наравне с людьми действует всевозможная нечисть, как правило, олицетворяющая врагов. Но стоит внимательней к ним присмотреться, и в абсолютной небывальщине можно разглядеть отголоски реальных исторических событий.



Сказка о трех царствах


Для примера предлагаю рассмотреть одну из сказок о Тархе Годиновиче. Вообще этому герою древнеславянского эпоса посвящено около двадцати сказаний, но мы рассмотрим только одно – сказку о трех царствах. Ее краткое содержание таково. Страшный Змей, властитель всех темных сил на земле, повадился беспокоить славянские поселения: жег посевы, разорял дома, воровал прекрасных девушек и творил другие непотребства. Долгие годы никто не мог ничего поделать. Но потом появился воин, бросивший змею вызов, – Тарх Годинович. И бились одни двенадцать дней и ночей, но победить никто не мог. Тогда Змей предложил Тарху Годиновичу мир. Было решено обозначить границу, за которую змей заходить не будет. Тарх Годинович сковал соху в 300 пудов, запряг в нее Змея, и пошли они, по миру проводя борозду. Поселения славянские с одной стороны оставались, а земли Змея с другой. Так провели границу до самого моря. Тут говорит Тарх Годинович: «А море-то делить будем?» Змей не задумываясь ответил: «Так же! Поровну!» И пошел в море. Так и утонул. А борозда, оставшаяся после плуга, с тех пор служила границей, за которую злобные слуги погибшего Змея заходить больше не смели. Так установились по всей славянской земле мир и спокойствие.



Кто ты, Тарх Годинович?


Искать прототип Тарха Годиновича нужно в очень седом прошлом. В те времена славян еще даже не существовало, а их далекие предки – арии представляли собой два десятка родственных племен, обитавших в Малой Азии, Месопотамии и Палестине.

К концу бронзового века на этой территории начинают складываться первые государства, противостоять которым разрозненные племена были не в силах. Сначала победное шествие по соседним землям начинают египетские фараоны. Спасаясь от них, арии покидают Палестину. Чуть погодя образуется Ассирия, под давлением которой арии уходят из Северной Месопотамии. А потом, примерно в XVIII веке до нашей эры, в Малую Азию приходят хетты, до этого покорившие все армянское нагорье. Ариев оттесняют в Анатолию, на западной границе которой они сталкиваются с ахейцами – будущими греками.

Казалось бы, со всех сторон окруженные врагами, арии были обречены на уничтожение, но именно в это время из их среды выдвигается молодой вождь – Таргитай. В конце XVI веке до нашей эры он силой оружия и убеждения собирает остатки ариев в протогосударственное объединение – союз Арцава. В 1513 году до нашей эры объединенное войско ариев наносит хеттам ряд поражений и отодвигает их обратно к границам Малой Азии. Затем Таргитай разбивает египтян, благодаря чему добивается мира с фараоном и царем Ассирии.

Таким образом, Таргитай обеспечил племенам ариев несколько веков мирной жизни, чем заслужил место в народной памяти. Академик Борис Рыбаков в работе «Древняя Русь: сказания, былины, летописи» наглядно показал, как образ вождя-объединителя впоследствии оторвался от своей первичной легендарной основы и превратился в миф, элементы которого можно проследить в сказках не только славянских, но и других народов с арийскими корнями. Что же касается эпоса конкретно древних славян, то в нем реальный исторический персонаж древности Таргитай переродился в героя с очень созвучным именем Тарха Годиновича. В русских сказках ему на смену пришел Никита Кожемяка, который совершил нечто подобное. Но характерно, что похожие герои и сказки есть у всех славянских народов – от сербов до поляков. Так что наличие общего первоисточника этой истории не вызывает сомнений.



Рождение злодея


Итак, с героем понятно. Но откуда взялся столь необычный злодей – многоголовый крылатый змей? Чтобы понять происхождение такого сказочного образа, опять нужно отправиться в далекое прошлое. На этот раз в эпоху, когда опять-таки еще не славяне, но уже праславянские племена: бастарны, венеды, склавены, анты и другие – расселились в междуречье

Днепра и Дуная.

Характерной особенностью этого периода стало соседство будущих славян с кочевыми народами. Первыми были так называемые народы моря – киммерийцы. Захватив в VIII веке до нашей эры северное Причерноморье, они триста с лишним лет наводили ужас на соседей, вторгаясь в Закавказье, Малую Азию и южную Европу.

Главным божеством киммерийцев был гигантский змей, которому они приносили жертвы. Как материальные, так и человеческие, для чего часто использовали пленных, особенно, женщин. И различные его изображения, например в виде тотемов и знамен, обязательно сопровождали киммерийцев в походах. При этом само конное войско было невероятно мобильным и стремительным. В глазах оседлых земледельцев, крепко привязанных к своему хозяйству, киммерийские всадники будто летали на крыльях. Так что нет ничего удивительно в том, что у народов, которые регулярно подвергались опустошительным набегам, со временем появился миф о страшном крылатом змее.

Почему у него множество голов? Дело в том, что киммерийцы – это не один народ, это союз множества родственных племен, разные историки насчитывают в нем от 5-6 до 20 и более составляющих. Соответственно, даже выходя в общий поход, каждый из вождей вел свое войско обособленно от других. Киммерийцы могли появляться одновременно во многих местах, нигде от них не было спасения. Отсюда и образ не просто змеи, а змеи многоголовой.

Этим же обстоятельством объясняется такая особенность Змея Горыныча, как способность отращивать новые головы взамен отрубленной. Дело в том, что зачастую в грабительский набег отправлялось не все объединенное войско, а лишь его малая часть под руководством отдельного вождя или даже главы большой родоплеменной семьи. В таком случае ополчение земледельцев оказывалось способным защитить свои селения. Разбитый вождь спасался бегством, но через некоторое время обязательно возвращался мстить. И конечно, не один, а приводил с собой соплеменников.

Через 300 лет киммерийцев из северного Причерноморья вытеснили скифы, которых потом сменили сарматы. В принципе, они занимались тем же самым, но поклонялись огню, в ритуальных целях принося ему в жертвы не только отдельных людей, но и целые деревни. Так просто многоголовый змей стал еще и огнедышащим.


Переломный момент

Положение изменилось во II веке до нашей эры, когда протославяне объединились для отпора. Точно так же, как когда-то это сделали их далекие предки арии под предводительством Таргитая. Одной из мер, предпринятых новым союзом, стало строительство змиевых валов, которые протянулись от южного течения Днепра до территории современной Румынии. Это была единая система противоконных заграждений, 10–12 м в высоту при ширине основания 20 м. Общая протяженность достигала 1 тыс. км. То есть это был такой славянский вариант великой китайской стены.


Валы стали хорошей защитой для оседлого населения, набеги кочевых соседей не прекратились, конечно, но стали заметно реже и утратили эффект неожиданности. Историки считают, что именно строительство валов стало переломным моментом, начиная с которого оседлые земледельцы в борьбе с кочевниками стали потихоньку склонять чашу весов в свою пользу, тогда как до этого выступали беззащитной жертвой грабежа и насилия. Ну а то, что в историю эти валы вошли под названием «змиевы», говорит само за себя.

Итак, по мнению исследователей русского и, шире, славянского фольклора, сказание о Тархе Годиновиче в метафорической форме отражает именно грандиозное строительство змиевых валов. Сам же Тарх Годинович – это собирательный образ. Корнями он уходит в глубокое прошлое и вырастает из мифов о вожде Таргитае, который в XVI веке до нашей эры так же спас от истребления свой народ, впервые в его истории объединив племена в некое подобие государства. Таким образом, народные сказки, это не просто развлечение для детей, это голос прошлого, рассказ о реальной истории наших предков, который дошел до нас сквозь тысячи лет.




41 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page