Римма Ульчина. ПОГАДАЙ НА КОРОЛЯ


Вообще- то я боюсь наглых цыганок, внезапно преграждающих тебе дорогу. Они нагло смотрят прямо в глаза и быстро приговаривают:

– Дай свою ручку, красавица! Дай свою ручку! Я тебе погадаю! Всю правду расскажу!

Ты отнекиваешься. А она тебе вслед:

– Смотри, яхонтовая! Пожалеешь! Очень пожалеешь! Не скупись, позолоти ручку!.. Не хочешь? Так знай, что дома ждет тебя, красавица, бо-о- о-ль-шая - беда!!! Вспомнишь меня, да будет поздно!

И ты, конечно, суешь ей в руку деньги, стараясь сбежать как можно быстрее и подальше. А потом в течение долгого времени приходишь в себя от пережитого страха и противной дрожи в ногах.

Так было и со мной до того момента, пока не ворвалась в мой дом разлука, разбросавшая меня и мужа по разные стороны жизни.

Теперь я знала, когда прижмет, да так, что ты не знаешь, как справиться со своей бедой, как жить дальше и что предпринять, находишь гадалку и летишь к ней, чтобы она помогла вернуть потерянную любовь приворотом или отворотом – каким угодно способом. И идешь на все, не жалея нервов, сил и денег…

Вот и я бегала по разным гадалкам, молодым и старым, знаменитым и не очень. Это как опиум… Получишь порцию лжи – на неделю хватает.

– Не волнуйся! Эта гадалка угадала все, что происходило со мной раньше, – убеждала меня очередная жертва…

И я снова слышала одно и то же: любит, страдает, а эта стерва -разлучница его не отпускает…

–Послушай, что я тебе сейчас скажу. Придет такой день, он вернется и ноги целовать тебе будет!..

А что мне оставалось? И временная передышка – это уже хорошо!

В один из дней я спешила домой после очередного допинга, только что полученного от новой вещуньи, пользующейся популярностью. С надеждой ожидала я очередное чудо и наконец-то его получила. А теперь перебирала в уме все, что от нее услышала.

– И что? – глотая навернувшиеся на глаза слезы, терзала себя я. Все говорят одно и то же. И я мысленно ее передразнила.

– Девонька! Да любит он тебя, любит! Скучает, страдает! Потерпи еще немного. Он вернется, да еще и прощение будет просить. Вот посмотришь! Так оно и будет! Не переживай!

– Да какое к черту прощение? Зачем оно нужно? Мне нужен он, сам! С прощением или без него, неважно! Как-нибудь – переживу!

А пока он там страдал и раздумывал, я шла, машинально переставляя ноги, проклиная свою доверчивость, опустошенную душу и мой и без того тощий кошелек… В итоге «опоили» не его, а меня!

И вдруг я остановилась, чуть не налетев на молодую женщину, сидящую прямо на земле. Она была похожа на красивую и изящную статуэтку. Тонкие черты лица, матово-персиковая кожа, таинственная зелень глаз, в которых затаилась цыганская тайна. А вокруг поджатых под себя ног расплескалось море разноцветных юбок. Она сидела на земле в естественной позе с осанкой королевы.

Темнело. Прохожих было мало. Натолкнувшись на нее, я замерла. Боязно, но любопытно!

– Цыганочка! Какая она красивая! И – одна! На всякий случай я оглянулась, опасаясь, что сию минуту меня окольцует веселая и вороватая компания ее вертлявых и крикливых подружек.

Но вокруг никого не было. А сумерки сгущались.

«Вероятно, у нее нет денег или некуда идти».

И тут же услышала:

– Не волнуйся, красавица! Деньги у меня есть! А за то, что пожалела, спасибо, – мелодично, с легким цыганским акцентом пропела она.

Сделав пару шагов, я остановилась с открытым от удивления ртом и круглыми от неожиданности и страха глазами. Я смотрела на нее сверху вниз, а она – снизу вверх. Глаза в глаза.

«Интересно! Как она узнала, о чем я думаю? Ведь я не успела произнести ни одного звука, не то, что слова», – молнией пронеслось у меня в мозгу.

– Все очень просто! Я не ворожея и не гадалка. Просто умею читать чужие мысли и видеть чужие жизни… Это у меня с детства... Говорят, что это Божий дар, – напевно сказала она.

«Как? Такого быть не может!» – опять подумала я.

– Почему не может? Еще как может! На свете и не такое бывает! – сказала цыганка, хотела что-то добавить, но неожиданно замолчала.

И тут меня прорвало:

– Докажи! – выпалила я.

– Доказать? Что тебе доказать? И нужно ли тебе это знать? Мне сдается, что ты просто на этом зациклилась. Такое бывает! Ну, так как? Не передумала?

– Нет!

– Ну, тогда слушай!.. Прошло уже три месяца, как от тебя ушел муж. Неожиданно. Некрасиво. А ты его ждешь! Ждешь и надеешься… И напрасно! Он не вернется! Никогда не вернется!

– По-че -му-у-у? – отшатнувшись от нее, сдавленным шепотом спросила я.

– Почему? Да как тебе сказать? Мне не хочется причинить тебе боль!

– Говори все, что ты об этом думаешь!

– А я не думаю! Я знаю!

– Тогда говори все, как есть! – твердо сказала я.

– Обычная история. Твоего мужа угораздило завалиться в постель к женщине-пауку. В ее сети он угодил по собственной глупости и недальновидности. Хотя он у тебя был парень битый! Не пропускал ни одной юбки… Мужик видный! Да и по мужской части – все тип-топ! Все при нем! Да еще при деньгах и немалых! Таких мужиков бабы ой как любят! Сами на шею вешаются! А вот умишком, умишком его Бог обделил!

Я хотела ей возразить. Но она меня опередила.

– Оставь это для других! Умный мужик в постели любовницы должен уметь язык за зубами держать. Даже если напился! Понимаешь? Комплименты, подарки, заверения в вечной любви – пожалуйста. Но про свою семью, жену, работу и деловые связи – ни гугу… Эта бабенка его быстро раскусила и в определенные рамки поставила. Или я, или тюрьма! Вот твой мужик и хвост поджал. Хорохорится и пыль в глаза тебе и людям пускать он мастак. А если по делу, то, потеряв тебя, он и себя потерял! Так что мой тебе совет: «Забудь его и не рви понапрасну сердце и душу. Отрезанный он ломоть. Отрезанный!»

– Как ты думаешь? Он-то с ней счастлив?

– Нет! – твердо сказала цыганка. – Нет! Так и будет жить, делая вид, что счастливее его на свете нет. Но одно он усвоил четко – обратный путь ему заказан. И перестань себя изводить! Не один он такой! Мужики, они вообще дураки! Дураки с рождения! А в постели с умелой телкой вообще головы теряют и выворачивают наизнанку все свое гнилое нутро... Вот такой мой расклад! Все проще простого!

– Но почему это случилось именно с ним? Ведь сотни тысяч других мужчин изменяют своим женам, а своя семья и свой дом для них святое?

–В этом-то и беда!.. Трепанул. Попался. И поплатился!

– А ты, яхонтовая моя, не дрейфь! Трудно тебе придется. Ой, как трудно! Хотя на вид ты женщина хрупкая, но характер у тебя сильный. И деньги на гадалок перестань изводить… Замуж выйдешь! Хотя и не по великой любви, но это пройдет! Все, о чем я тебе говорила, – истинная правда. Поверь, что так оно и есть. Поверила?

– Да!

Мы долго молчали.

– А ты как здесь оказалась? Сидишь одна. Прямо на земле. Может, кушать хочешь или переночевать негде, а?.. И вообще, как тебя зовут?