• Московский BAZAR

Светлана Макаренко. ШОКОЛАДНОЕ ВОСПИТАНИЕ

Сказка

1

Солнышко осторожно выползало из-под розовой тучки-пуховика, чтобы протереть кулачками-лучиками глаза и разбудить сонно притихший в теплом июньском молочном тумане лес.

Полянку, на которой стоял крохотный домик из белых озерных ракушек, с крышей из мягкого темно-зеленого мха, засоня-солнышко осветило-согрело в первую очередь. Оно ведь знало, что там живет гном, который любит рано вставать, чтобы успеть умыться тюльпановой росой и полить свой крохотный сад теплой туманной водой из озера. Гномику всегда казалось, что цветы от этой воды лучше растут, а бутоны роз и тюльпанов дольше хранят свой волшебный аромат и чудесный цвет. И еще из такого вот лепестка получилось бы чудесное новое цветочное одеяло. Старое-то уже не залатать, увы!

Из-за больших дырочек в одеяле сказочному крохе-садовнику было очень холодно этой ночью, он ворочался и ворчал, но под утро все-таки заснул крепко и солнышко долго и усердно щекотало ему нос, чтобы разбудить.

Гном проснулся от собственного громкого «Аа-ап-чхи!» и сел в своей крошечной кроватке из орехового дерева с четырьмя подушками и перинкою из воробьиного пуха. Он протер ладошками глаза и весело пошевелил пальцем правой ножки сквозь дырочку в одеяле. Зарядка для ног. Раз-два! Вот озорник гном! Солнышко засмеялось и решило пригреть палец-спортсмен посильнее и тотчас коснулось его своим лучом. Тихо и осторожно. Солнышко очень любило гнома.

Но гномик охнул и попытался вытащить пальчик из дырочки. С него вмиг слетел весь сон. Ему так не хотелось обжечься и получить волдырь, из-за которого на ногу потом недели две не налезет нарядный башмачок с разноцветной пряжкой! Гному ведь каждый день нужно поливать цветы и ухаживать за садом. Нельзя же все это делать босиком!

Гном погрозил солнышку в окно и снова попытался вытащить из дырочки большой палец. Ему это удалось, но лепесток-одеяло затрещало и разорвалось окончательно, а вместо крохотной дырочки образовалась на нем теперь огромная-преогромная (для гномика, конечно) дырка. Хлопотно начинался день. Сегодня гному и так нужно было сделать очень много дел: убрать в домике, позавтракать, полить сад, покормить птиц с ивового куста, что рос у озера, набрать для захворавшей белки малиновых ягод, приготовить ореховый рулет к обеду. А теперь вот и еще забота прибавилась ему – сшить новое одело!

Хоть бы не было дождика, чтобы не намокли тюльпанные и розовые лепестки, а то я не смогу сорвать их и унести! – вздохнул гномик и, огорченно пыхтя, встал с кровати.

Он был совсем-совсем волшебный настоящий, маленький гном: в розовой пижаме, румяный, упитанный, с озорными глазами василькового цвета. Глаза у него были очень большие для гнома. И очень добрые. Всегда. Но сейчас они как-то погрустнели от огорчения. Гном осторожно раздвинул белую, в тонких палевых прожилках штору из розовых лепестков, распахнул окно и тихо пожаловался солнышку:

У меня совсем разорвалось одеяло! Ночью было так холодно спать! Здорово все-таки, милое солнышко, что ты встаешь еще раньше меня! Ты меня согрело! Я думал уже, что заболею от холода, а мне сейчас никак нельзя болеть: кто же поможет белке? У нее ангина! Говорил же я ей: не пей холодную воду из родника, что впадает в озеро, нельзя! Не послушалась, озорница! Теперь вот – болеет. Ты мне поможешь ее вылечить?

Солнце ничего не ответило гному, только легонько погладило его по голове. Гном понял, что оно согласно помочь, и настроение стало сразу таким хорошим, что он запел песенку, бодрую, веселую, какую всегда пел по утрам, готовя завтрак и кипятя на огне красивый белый фарфоровый кофейник в розовый горошек. Утренняя грусть гномика испарилась без следа в жарких лучах июньского солнца.

2

Для завтрака у гнома было припасено в ящике буфета замечательное лакомство: целое фарфоровое блюдце кукурузных палочек в сахаре и плитка молочного шоколада с орехами. Гном купил ее вчера в сахарной коробочке-магазине у доброй феи-мотылька. Шоколадка была, разумеется, совсем крохотной для человека, но гному-то хватило бы на целую неделю вкуснейших шоколадных завтраков и обедов!

Мечтая о том, как долго – целую неделю! – он будет есть вкусный шоколад, запивая его теплым кофе с молоком и заедая хрустящими кукурузными палочками, гном проворно поставил на стол с белоснежной скатертью с вышитыми по краешкам ягодами земляники крохотную чашечку, блюдце, горшочек молока, ложки, салфетки и подставку для горячего и шипящего кофейника. Он нес его к столу очень осторожно, чтобы не обжечься. Он был очень аккуратен, маленький гном, и он никогда ничего не забывал. Никогда. Но сегодня утром…. Он развернул обертку на шоколадной плитке, отломил кусочек и мгновенно забыл все, о чем думал и тревожился до этого! Еще бы! Из кусочка шоколада, который гномик собирался отправить в рот и запить кофе, выполз… Кто бы вы думали?.. Крохотный бело-коричневый червячок! Вот так-то! Гном ахнул и всплеснул руками:

Ты как сюда попал?! Что ты делаешь в моей шоколадке?! – потрясенно прошептал он.

– Как – что? – пропищал червячок. Ему казалось, он пищит уверенно и важно, но на самом деле выходило тоненько-тоненько. – Живу. Ем.

– Что ешь? – продолжал удивляться гном.

Он не понимал, как это в шоколадке мог оказаться червяк. Что черви бывают в яблоках, сливе, черешне, абрикосах, это гном знал. Он и сам по утрам собирал с листьев роз и тюльпанов толстых зеленых гусениц, холодных и противных, ругая их за то, что они, невоспитанные зеленые обжоры, не дают покоя прекрасным цветам, хотя вокруг полно всякой травки и опавших листьев.

Для того чтобы гусениц было меньше, и кормил добрый гном птиц, живущих на ивовом кусте у озера, хлебными крошками. Птицы иволги совсем привыкли к нему и с удовольствием помогали оберегать пышные розы и яркие тюльпаны от ленивых вредин гусениц! Те уползали прочь, едва заслышав шелест крыльев и птичий нежный свист.

А еще иволги научили малыша гнома петь красивые песенки. Песенки все были разные. Для дождя. Для солнышка. Для плохого настроения. Для радуги. Для родника – ключа с прозрачной водой. Для всех, живущих в лесу. В лесу все были нужны друг другу. Дереву – птица. Птице – прохлада дерева. Цветам – вода ручья. Ручью – пение птиц и красота цветов. Дождю – радуга, а радуге – дождь. Все это гном знал и понимал, ведь недаром он совсем недавно на «отлично» окончил лесную школу гномовых волшебных наук. Но зачем вкусному и ароматному шоколаду червяк, этого гномик понять никак не мог! Он огорченно хмурил лоб.

Как же мне теперь быть? Ты испортил мой завтрак! Что я теперь буду есть по утрам?! – продолжал спрашивать гном незваного гостя, едва не плача от обиды и удивления.

Откуда я знаю?! – проворчал червячок и свернулся клубочком на блестящей фольге, собираясь вздремнуть. – Я эту шоколадку раньше начал есть, так что она – моя!

Но это ведь я купил ее в сахарном магазине у мотылька! Она – моя. Я отдал за нее целую корзинку земляничных листьев!

Зачем? – удивился червячок. – Зачем мотыльку земляничные листья?

Ты разве не знаешь? – снова всплеснул ручками гном. – Земляничные листья помогают при простуде так же, как и малиновые ягоды. И потом, фея-мотылек делает из них замечательные фартучки для белок! Вышивает по краям серебряной паутинкой и…

Какие глупости! Фартучки! Подумаешь! – перебил гнома червячок. Он сладко зевнул и потянулся. – Не мешай мне спать. Я должен много дремать, чтобы превратиться в шелковую гладкую куколку! Какое мне дело до белок и их фартучков и твоего завтрака? У меня свои заботы.

Гном удивился еще больше и опять всплеснул ручками:

Какой же ты невоспитанный! В какой школе ты учился?

Какая еще школа? – сонно проворчал червячок. Я всегда жил в шоколадке, темной и сладкой, потом появился ты, развернул мою обертку и теперь мешаешь мне расти и спать.

Гном ахнул:

Как это, я – мешаю? Ведь это ты оставил меня без завтрака! Уже восемь часов утра, а я еще не кормил моих друзей птичек, потому что и сам не ел…

– Ну и что? – опять зевнул червячок. – Какое мне дело до тебя? Хочешь есть, так ешь свои кукурузные палочки, а шоколад – мой, я в нем живу и сплю! – С этими словами он повернулся на бок и сонно засопел.

Гном замолчал, озабоченно покачал головой и принялся за завтрак, ставший невкусным от испорченного настроения: остывший кофе и блюдце кукурузных палочек.

3

После гном собрал со стола крошки, ссыпал их в мешочек, добавил к ним вчерашний кусочек хлеба, вымыл и убрал посуду, вытер стол и, уже выходя из дому, вспомнил про лежащий на столе шоколад. Он хотел спрятать его в холодильник, чтобы тот не растаял, но вспомнил про червячка.

Доброму гному стало жаль невоспитанного малыша. Вдруг тот замерзнет в холодильнике, простудится, заболеет?! Нет, никак нельзя червячка прятать в холод… Но что же с ним тогда делать?

Гном почесал в затылке, в раздумье снял и снова надел на голову красный колпачок, застегнул на все пуговицы курточку и снова расстегнул ее. Думал он, думал и, наконец, придумал: червячка надо выпустить в сад!

Червяк озорник будет жить там, в саду, в тюльпановой клумбе, а он, гном, будет каждый день кормить его крошками шоколада и печенья от завтрака и давать уроки хорошего воспитания, ведь шоколадный лакомка нигде не учился! Что он умеет? Только спать и есть.

Червячок даже не знает, что нельзя без спросу брать чужие вещи, портить другим настроение, перебивать разговор, зевать во время еды… Он совсем-совсем невоспитан, бедный кроха! Нет-нет, надо всерьез им заняться! Со вздохом, опять почесав в затылке, гном взял со стола шоколадную обертку, в которой безмятежно спал червячок, и осторожно отнес ее на тюльпановую клумбу, которую уже начало щедро пригревать солнце, и шепотом попросил своего заботливого друга, доброе солнышко, не сердиться на непрошеного гостя, не обжечь изнеженного шоколадного кроху жаром своих лучей, а, наоборот, позаботиться о нем до возвращения гнома домой.

Все дело в том, что гном был очень добрый, он не мог долго сердиться на тех, кто его чем-то обидел. Солнышко знало это. Оно вздохнуло, погрозило соне червячку пальцем-лучом и лукаво подмигнуло гномику. Как же не помочь старому другу?!

Гном обрадовался и вприпрыжку побежал к озеру – кормить птиц. Он и так уже очень опаздывал. Наверное, его друзья птички давно уже улетели с ивового куста. Ждали его, ждали!

4

Когда гном, сделав все гномовые дела, направился обратно к своему домику, то очень и очень торопился. Он не обедал дома и даже не испек ореховый рулет, не сшил нового одеяла из лепестков, как собирался.

И все потому, что у непослушной белки, которой гном отнес малину, собранную в лесу, опять поднялась температура, пришлось вызывать для нее лесного врача, дятла, и терпеливо ждать его прихода. Хорошо еще, что у белочки оставались в кладовой запасы меда, грибов и орехов. Гном напоил больную теплым молоком божьей коровки с медом из ореховой скорлупки-кувшина. Сварил для нее горячий грибной бульон и заставил белку съесть целых полтарелочки.

Еще больная белка съела полкувшинчика малины и сразу стала меньше чихать и кашлять. Доктор дятел сказал, что она скоро совсем поправится. Гном обрадовался и, подогрев для белочки еще молока, заторопился домой. Он беспокоился: как там поживает его гость, дружок-червячок, не озяб ли, не замерз ли? Ведь солнышко уже садилось. Наступал вечер. Тянуло прохладой с озера.

Когда гном подошел к тюльпановой клумбе, то не увидел на ней никого. На земле лишь сиротливо поблескивала и шуршала от ветра блестящая обертка с крохотным кусочком шоколада, с которого рано утром и началась вся эта странная и забавная история.

Червячок исчез. Он уполз неизвестно куда, и сколько не расспрашивал заплаканный и расстроенный гном тюльпаны, куст сирени и ароматные розы в саду, никто не мог ему сказать, куда уполз непослушный кроха, когда солнышко повернулось к клумбе другим боком. Никто ничего не знал. Даже солнышко виновато моргало.

Каждое утро гном упорно приходил к тюльпановой клумбе с кусочками шоколада и крошками сдобного печенья, приносил малиновый рулет и ореховый пирог, сладкий вишневый сироп в тарелочке из листочка дикого винограда, старательно играл на дудочке красивые мелодии песенок, которым его научили иволги. Все было напрасно. Червячок так больше и не появлялся на тюльпановой клумбе. Гном очень огорчился. Он решил, что малыш червяк, глупый и бестолковый, обиделся на него, уполз куда-то, на открытое, незащищенное место, и его сразу склевали птицы или съели муравьи. Он ведь не знал, как избежать опасности. Он совсем ничего не знал, милый червячок. Даже в школе не учился! И он, растяпа, ничего не успел ему подсказать! Ах, как ему было грустно! Как было жаль!

5

Почти весь июнь гном не мог забыть о червячке и чуть не плакал, вспоминая его. Гусениц-прожор, важно сидевших на розовых и пионовых кустах, он теперь не бранил, а терпеливо угощал опавшей листвой и долго расспрашивал , не видели ли они где-нибудь маленького шоколадного червячка. Гусеницы с удовольствием поедали угощение, благодарили гнома, но на все его расспросы отвечали только, пожимая туловищем, что червячка нигде не видели, да и не бывает таких на свете!

– Бывают! – возражал опечаленно гном и принимался наигрывать на дудочке печальную и нежную мелодию, которую слетались послушать шмели, стрекозы и бабочки всех расцветок и размеров.

И вот однажды на огромный розовый куст с малиновым бутоном в капельках росы медленно, грациозно, чуть важно опустилась бабочка-цветок. Она казалась настоящей красавицей! Крылья ее были словно из темного бархата цвета густого шоколада. Они переливались и блестели на солнце. Когда бабочка складывала крылышки, то в углах их были видны очень красивые желто-оранжевые кружочки, будто чьи то глаза. Гном восхищенно смотрел на чудесную бабочку, опустив дудочку. Глаза его от удивления сделались огромными, как блюдца.

– Добрый день! – поздоровалась бабочка, которую гном про себя тут же назвал «шоколадной». – Почему же ты перестал играть? Ты так чудесно играешь. Пожалуйста, продолжай, милый гном!

Голос бабочки показался гномику странно знакомым. Где-то он его уже слышал. Но где?

Вы кто? – робко спросил он красавицу-незнакомку. – Как вас зовут, милая моя гостья?

Бабочка тихо рассмеялась.

– Ты что же, не узнал меня, дружочек? Это же я, твой «шоколадный» гость, помнишь? Маленький, сонный червячок, с набитым лакомством ртом…

Это ты?! Ох, не может быть! Как здорово! – От удивления гном выпустил дудочку из рук и сел на траву около розового куста

Бабочка продолжала смеяться:

Может, может! Это действительно я! Я очень скучал по тебе. Или скучала? Не знаю, как сказать. Я видела тебя во сне. Мне было грустно без тебя, славный гном. Но это ничего. Главное, что я снова вижу тебя. А ты так загорел!

Я много времени провожу на солнце, поливаю свои розы, пионы, чтоб они были красивыми.

Они у тебя замечательные! – бабочка в восторге захлопала крылышками, и с них посыпалась белая пудра-пыльца… – Я больше нигде не видела таких красивых цветов, как у тебя!

Они такие же красивые, как ты! – ответил гном, которому было приятно, что его похвалили. – Только ты – будто живой цветок! Я тоже рад тебя видеть. Скажи, как же ты стала такой замечательной, такой милой и вежливой? Извини, но когда ты первый раз пришел… пришла ко мне в гости, ты была просто очень невоспитанным червячком!

Я помню! – засмеялась красавица-бабочка. – Но с тех пор прошло много времени и я многому научилась. Я знаю теперь, что невежливо перебивать старших, зевать во время еды, не здороваться и уходить не попрощавшись, ах, сколько я теперь знаю! Например, я знаю, что настоящий друг это тот, кто помнит о тебе всегда, скучает без тебя, напевает для тебя нежные песенки и играет на дудочке красивые мелодии, приносит в ладошках виноградное блюдце с вишневым сиропом и крошки вкусного шоколада , а на ночь бормочет солнышку просьбу беречь далекого друга, где бы тот ни был.

– Ты знаешь? – ахнул гном, всплеснув ручками, как он всегда делал, когда сильно удивлялся чему-то. – Откуда же?

Мне все рассказали иволги у озера. И потом, дружочек-гном, ты забыл, какое воспитание я получила.

Какое? – гномик был очень любопытен.– Ты же говорила, что не училась ни в одной школе, когда была червячком из шоколадки?!

Правильно. Но когда ты вдруг становишься сонной куколкой в коконе, у тебя появляется очень много времени для раздумий. И ты начинаешь понимать многое из того, чего не понимала раньше. Например, то, что шоколадное воспитание не такое уж плохое. Оно учит думать о тех, кто тебя любит и помнит. Я все время думала о тебе. Мне так хотелось станцевать для тебя один танец. Я видела его во сне и запомнила. Я сейчас начну танцевать, а ты сыграй мне на дудочке. Вместе у нас очень хорошо получится, я знаю. Ведь мы – друзья!

Гном кивнул, поднял с земли свою маленькую дудочку и заиграл самую нежную из мелодий, которым его научили иволги. Красавица-бабочка запорхала по поляне в такт музыке, покачивая крылышками, кружась и замирая в воздухе. Долго длился ее танец и был он так красив, что солнышко совсем позабыло, что ему уже давно пора ложиться в постель под облачко-пуховичок, чтобы завтра наступил новый день, в котором сочинится новая сказка, новая история о гномике и его друзьях. Совсем иная…

Просмотров: 2Комментариев: 1
  • Facebook - Московский BAZAR
  • Instagram - MOSSALIT_BAZAR

© Московский BAZAR, 2020