top of page

Светлана Маляшева-Эльтерман. ПОДРУГИ


Часть 1

Я сижу занятая работой. В сенцах скрипят половицы, мне кажется слышна тяжёлая поступь ног, как я и думала, это Лена. Открывая дверь, она шлепает босыми ногами по линолеуму и с деланной обидой ворчит, подражая интонации ребёнка. Ну вот, я жду, жду, а ей свой зад оторвать от дивана трудно, и мне позвонить. Нисколько не печалишься о подруге. Я с удовольствием заканчиваю своё писание, зная, что пока этот громкоговорящий чудо-человек рядом, в моей голове не остаётся места для иной мысли. Я всегда рада, когда она приходит, или просто находится рядом. У неё очень колоритная фигура и ещё интересная речь, которая изобилует всевозможными шутками, прибаутками и жаргонными выражениями. Иногда я для «красноречия» или для того, чтобы поддержать её весёлый балагур пытаюсь тоже вставить несколько редко говорящих слов, но у меня это получается неинтересно и надуманно. До лета далеко, но сегодня у меня поспел домашний квас и будет окрошка, а из остатков недельной роскоши (чуть колбасы, чуть печени и других ценных продуктов) – для ленивой пиццы. А это значит праздник. Праздник у нас всегда, когда приходит Лена и вообще всегда, когда она рядом. Она торжественно ставит на стол бутылку пива. А затем и вторую. Лен ты что, вторую-то зачем?  «А чтобы не бежать, когда выть захочется» - парирует она.

Окрошечка, всё в ней натуральное: ядрёный квас, вкусная жёлтая картошечка и, только-что, снятые с гнезда с ярким желтком яйца. Мы накладываем до краёв эмалированные мисочки и на середину водружаем большую тарелку ещё горячей пиццы. Лена несёт из серванта фужеры и вот уже в них переливается золотистое пиво. Лен, мне не надо так много. – молчи, вот всегда ты так. Сначала нос воротишь, а потом, когда пиво кончается во вкус входишь.

В сенцах опять скрип половиц. Я гляжу на Лену? «Это Нинок», - говорит она. У тебя ведь даже не ёкнулось о ней вспомнить, окрошки, что ли пожалела. Я сразу чувствую себя виноватой. А Лена, не обращая на меня внимания, вскакивает и обнимает ещё одну нашу общую подругу. Мы уж тебя заждались Нин, хорошо, что ты догадалась прийти – и, подмигивает ей.

У Нины свой конёк. Она тут же начинает всё деловито поправлять, подтыкать, подтирать и ещё множество под… на которые мы и внимания не обращали. И продолжает начатый до неё Леной разговор: «А эта что, опять дурочку валяет?» Лена подаёт фужер Нине и провозглашает: «Ну, за родителей». Затем мы усердно поглощаем все, «что дал бог», в моём лице. Лена все застолья начинает поминанием родителей и песней про маму: «Только мама родная, моя милая мама, у крылечка родного свою доченьку ждёт», поёт она громко и надрывно, со слезами и всхлипыванием. Маму он потеряла пять лет назад, но очень впечатлительная и крепко любящая своих родителей она вспоминала их не раз на дню. и крупные градины слёз тотчас же бегут по её ещё не состарившемуся лицу. Но, это уже неважно - мы подхватываем песню, и наш не совсем стройный, но дружный хор со слезами и хлюпаньем поёт эту задушевную песню. И вот уже не три бабы, а три сопливые девчонки воют каждая о своём, но очень близком, в этом кругу, каждому сердцу. Дверь неожиданно открывается и на пороге новое лицо – это соседка, Галка. В руках её большая, эмалированная миска с супом из потрохов и колбасками из только что освежёванной свиньи, по-удмуртски, кажется, витрем называется. Может кому-то это покажется странным. Свежее мясо и на стол. Но жизнь у нас такая. Сам не вырастишь, семья будет голодная. Вот и паримся в хлевах да на огородах с ранней весны, до поздней осени. От миски, которую несёт Галка божественно пахнет колбасками. «А, я вижу в окно Нина с Леной прошли, дай, думаю, угощу вас свеженьким, - продолжает она. - Мама мне всегда говорит, чем больше попробуют твоё мясо, тем лучше скотина родиться будет». Животы наши и так уже выпятились из-под низкого журнального столика, за которым мы устроились, (как я думала сначала), небольшой компанией, и перешло в большое застолье. А от её колбасок отказаться невозможно. Мы быстро сметаем всё со стола и ставим чистые тарелки. Ну, за нас, любимых, и мы поднимаем фужеры.

В наши тугие животы колбаски каким-то образом всё-таки влезают. Но народ разошёлся и требует к мясу, что-либо погорячительнее. Я на эту незапланированную встречу и не готовилась, но все смотрят на меня и ждут. Я жмусь. В моём подполье стоит кой-какой запас, но он готовился на будущий юбилей и мне очень не хотелось нарушать выработанные мною же правила – не разбазаривать понапрасну, то, что для дела куплено.

Также мне жалко себя, у меня хронический панкреатит после удалённого желчного пузыря с камнями, и такое нарушение так просто, без последствий не пройдёт. А отсиживаться мне эта компания не даст. И никакие доводы уже не помогают. «Так девчонки, хозяйка скупая, от неё не дождёшься. Придётся нам бежать», – заявляет Нина. В душе моей переворот. Девчонки не так уж часто такой компанией захаживают. И ещё попеть охота. А они встанут и уйдут. А Галка, та ещё такая певунья – лучше Кадышевой поёт. Мы с ней поём на два голоса. Её пение очаровывает и а-капельно очень красиво выходит только с ней. Ну, раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. И я решилась на эту аферу. Нина, не дожидаясь моих наставлений резюмирует: «Сиди уж, сама слажу». И, такая длинная, вёрткая быстро спустилась в подполье и вытаскивает оттуда бутылку и банку маринованных огурцов. Твёрдой рукой ставит всё на стол...

О, как мы пели! … «Ты неси меня конь в безоглядную даль», «Ветка сирени упала на грудь», «Поздняя любовь» и ещё много про страдания, любовь, детей и родителей. Коронной песней у нас была «Подруги» и «Приходите в мой дом» М. Круга.

Разрядив свои души, насытив утробу, насмеявшись и наплакавшись вволю мы расходимся по домам, Галя к своему мужу «садисту», а Лена с Ниной до центра посёлка, где обе живут. Я, оставшись одна, быстро прибрала всё в доме и села в уголок большого дивана, в своих не совсем весёлых думах. О жизни, о смерти наших мужей, о несправедливости раннего одиночества и остановилась на том, что всем нам нелегко, но мы вместе. Подруги – это главное, ведь дети уже разлетелись и жизнь не окончена, когда друзья рядом. А особенно если рядом Лена.


Лена

Очень цельная личность и заслужила счастье. Лена высокая, крупная, с громоподобным голосом, и ярким смехом. Речь её всегда логически выстроена, но в разговоре часто употребляла жаргонные словечки, из всеобщего обихода. Она считала, что в жизни женщины должны быть мозги, муж и маникюр. Мозги у неё были на месте: пединститут, филолог – литература и русский. А вот муж жил странной жизнью. Народив двух детей, он однажды уходит к молоденькой. Из-за беспробудного пьянства его, обычно, изгоняют. И он, спившийся, обносившийся приползает обратно в дом. Лена, немного побранив, поучив жизни берёт его в семью обратно. Подлечит, подлатает новые раны, оденет, найдёт работу – в общем приведёт в полный порядок. Надо сказать, что в руках у мужичка всё кипело. Умел он по хозяйству любую работу делать. И вот, этот милый её сердцу мужичок, прижившись под тёплым любящим крылышком, стряхнув грязь, вновь окрылялся и улетал к следующей пассии.

Лена работала по делам несовершеннолетних. В её сильных руках строили свои судьбы подопечные – подростки, когда-либо провинившиеся или сошедшие с трассы жизни…

Она пестовала их. Ходила с ними в школы, утирала им слёзы и носы. Защищала их интересы в административных органах и судах. Была для них мамкой, нянькой и воспитателем – но, никак не майором милиции. А они, однажды встретив её на своём нелёгком пути, всю жизнь считали её первой и самой близкой. Писали ей письма из дальних мест куда занесла их судьба по жизни. Слали сообщения из колоний, куда попадали иногда по своей неопытности жить. А по прибытии домой первым делом шли повидаться с ней. Говорили о своих успехах. Делились своей радостью.


Часть 2

Никогда не думала, что жизнь разведёт нас так неожиданно.

Где-то далеко-далеко за множеством галактик родилась новая звезда. И ещё неуверенно оттолкнула от себя первые огненные лучи в бесконечность. И где-то близко-близко настрадавшись от страшных болей умер очень дорогой, и родной по духу человек. Как и наша подруга Лена.

17 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Вадим Сергеев. Подборка миниатюр

Кораблики Волны. Они подхватывают кораблик, и, перебрасывая из ладони в ладонь, несут к заходящему солнцу. Старик смотрит не отрываясь. Много лет назад он так же не отрывался, когда мать в деревянной

Зоя Дербарендикер. Сказки Нового Города.

Посвящается Новой Москве Зимняя сказка или Закон природы Глава 1 Было уже темно, и не переставая шел снег. У Зайца от волнения бешено колотилось сердце. Уже больше двух часов он бегал кругами по лесу,

Алексей Котов. Карусель

Утро. Коридор и легкие шаги вниз по лестнице. Я уношу с собой запах ауры и частички тепла. Запах растворяется в воздухе. Тепло остается навсегда. Пальцы помнят чувственную шероховатость кожи. Образы м

Comments


bottom of page