Светлана Сударикова. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ОДНОГО ПОРТРЕТА.

В 1908 году в августовском номере журнала «Записки Русского Технического Общества»[1] к 80-летию Льва Николаевича Толстого был опубликован большой цветной портрет великого писателя. К портрету прилагалась вступительная статья.

Л.Н.Толстой. Фото С.М.Прокудина-Горского

«В день 80-летия Гр. Льва Николаевича Толстого вся русская повременная печать приветствует великого писателя земли русской, посвящая ему статьи, воспоминания о нем, характеристику его литературной деятельности. Наш журнал, как чисто технический, не может по своей программе почтить специальными статьями маститого представителя русской мысли и слова; желая, однако, и со своей стороны присоединиться в этот день к общему торжественному привету и выразить в своем издании участие в праздновании, редакция «Записок РТО» решила поместить в августовском номере новейший портрет Графа Л. Н. Толстого, составляющий последнее слово фотографической техники, – портрет с натуры в натуральных красках, исполненный лишь техническими приемами, без всякого участия кисти и резца художника, портрет тем более соответствующий торжественному дню, что он составляет торжество русской техники: съемка портрета в красках с натуры стала возможною лишь благодаря усовершенствованиям, сделанным в России С. М. Прокудиным-Горским в отношении цветочувствительности и верности передачи красок».

Портрет поручили сделать Сергею Михайловичу Прокудину-Горскому, который был хорошо известен РТО, поскольку являлся председателем Фотографического отдела общества.

Сам Прокудин-Горский в жанре портрета работал не так много, однако относился к этому очень серьезно. Описывая в своем журнале «Фотограф-любитель»[2] работы мастеров портретной фотографии, Сергей Михайлович отмечал: фотографы «стремятся передать человеческое лицо и фигуру в положении, возможно близком к его обычному, естественному положению при “обычном” нормальном освещении, невзирая на то, будут ли выработаны все детали в глубоких тенях. Можно было позабыть, что видишь перед собой “фотографию” – видишь самого человека, чувствуешь его. Портретная фотография в данном случае может быть сравнима с такой же живописью».

23 марта 1908 году Прокудин-Горский пишет в Ясную поляну письмо:


«Глубокоуважаемый Лев Николаевич,

Недавно мне пришлось проявлять цветную фотографическую пластинку, на которой кто-то вас снял (фамилию забыл). Результат получился весьма плохой, ибо, видимо, снимавший плохо знаком с делом. Фотография в натуральных цветах моя специальность и возможно, что вам случайно попадалась моя фамилия в печати. В настоящее время мне удалось, после многих лет работы, достичь превосходной передачи изображений в истинных цветах. Мои цветные проекции известны как в Европе, так и в России.

Теперь, когда процесс фотографирования по моему способу и на моих пластинках требует от 1 до 3-х секунд, я позволю себе просить Вас разрешить мне приехать на один или два дня (имея в виду состояние Вашего здоровья и погоду), дабы сделать несколько снимков Вас и Вашей Супруги. Передача всех малейших оттенков получается совершенно правильная. Мне думается, что, воспроизведя Вас в истинных цветах в окружающей обстановке, я окажу услугу всему миру.

Эти изображения вечны – не изменяются. Достичь таких результатов никакая передача красками не может.

Если Вы, Лев Николаевич, пожелали оказать эту услугу не только мне, но и бесчисленному количеству ваших почитателей, то разрешите мне приехать до 2 апреля, ибо 5 апреля я должен уехать на химический съезд в Лондоне. Если это невозможно, то позвольте приехать в первой половине июня.

Как я уже упомянул, для фотографирования мне нужно 1-3 секунды и потому это не будет вам утомительно.

С глубоким уважением

С. Прокудин-Горский».


Секретарь Л. Н. Толстого Д. П. Маковицкий так описывает реакцию писателя на письмо фотографа: «Советовались, что ему ответить, Лев Николаевич: “Отмолчаться. Мне нежелательно фотографирование, но Софье Андреевне будет желательно”. Лев Николаевич не решил, а сказал: “К вечеру выхожу весь, сколько бы часов ни было. А утром на все смотрю совершенно иначе”. На следующее утро в 7 часов Лев Николаевич пришел и продиктовал свое согласие».

Получив одобрение, Сергей Михайлович приезжает в Ясную Поляну во второй половине мая, где он проведет три дня. Знаменитая фотография была сделана 23 мая 1908 года и позднее появилась на страницах журнала «Записки Русского Технического Общества», а также в издаваемом Прокудиным-Горским фотографическом журнале «Фотограф-любитель». Горский так вспоминал работу в Ясной Поляне:


«Несмотря на некоторые неблагоприятные условия фотографирования, вследствие проходившего в мае месяце циклона, который принуждал в значительной мере увеличить время экспозиции, я тем не менее мог ограничиться экспозицией всего в 6 секунд, включая сюда и время, потребное для передвижения очень большой кассеты. Съемка была сделана один раз, и кассета была доставлена мною на руках в Москву, где только возможно вынуть из нее пластины для упаковки их. Проявление пластин произведено в Петербурге.

Эта крайне трудная работа могла быть выполнена с такой короткой экспозицией исключительно благодаря чрезвычайной чувствительности моих пластин к спектральным лучам и правильной их передаче, что поймет каждый, знакомый с техникой цветных воспроизведений.

Мысль снять в большом размере портрет Гр. Л. Н. Толстого пришла мне в голову совершенно случайно, и работа эта выполнена мною скорее по настоянию моих друзей, чем по моей личной инициативе.

Дело в том, что я давно уже собирался просить разрешения Гр. Л. Н. Толстого снять его портрет для демонстрирования на моих цветных проекциях и с просьбой обратился вначале мая месяца письменно к Гр. Л. Н. Толстому. На мое письмо я получил любезное согласие Льва Николаевича.

Перед самым отъездом многие из близких мне лиц, узнав, что я еду с маленькой камерой, уговорили меня взять что-либо более солидное по размерам, дабы впоследствии можно было изготовить портрет в большом масштабе и отпечатать его для общего пользования.

Несмотря на большую громоздкость прибора и большие технические трудности, я решил сделать этот опыт и в середине мая отправился в Ясную Поляну. Лев Николаевич был весьма ко мне любезен, и, несмотря на крайне малое свободное время, провел в разговоре со мною несколько часов за трехдневное мое пребывание в Ясной Поляне. Особенно живо интересовался Лев Николаевич всеми новейшими открытиями в различных научных областях, а равно и вопросом передачи изображения в истинных цветах.

Сравнительная слабость здоровья с одной стороны и преклонный возраст, в совокупности с постоянной работой и различными посещениями Льва Николаевича, не позволили мне сделать какой-либо предварительный опыт съемки, и потому пришлось возложить надежду главным образом на свой многолетний опыт и чувствительность пластин.

Вследствие крайне невыгодного положения местности для фотографирования, оно было сделано в саду, в тени, падающей от дома, причем задний план был ярко освещен солнцем. Фотографирование произведено в пять с половиною часов вечера, тотчас после верховой прогулки Льва Николаевича.

Супруга Льва Николаевича, Софья Андреевна, принимала со своей стороны все меры, дабы способствовать успеху этой работы, за что приношу ей искреннее спасибо.

В печати портрет воспроизведен без всяких поправок и прикрас, чтобы сохранить всю ценность подлинного воспроизведения».

Работа с Толстым произвела на Прокудина-Горского сильное впечатление. Вот как описывал он внешность Л. Н. Толстого:


«Лицо очень добродушное лицо хорошего русского крестьянина средней полосы. Словом, внешность не представляла чего-либо поражающего, пока вы близко не видели глаз Толстого. Вот тут только сразу чувствовалось нечто необычное, становилось ясно, что перед вами не обыкновенный человек. Глаза Толстого сине‑голубые, глубоко сидящие, вдумчивые, тотчас же изучающие вас и, как глаза великого психолога, сейчас же вносящие вас к той или иной категории людей».


27 мая 1908 года Сергей Михайлович пишет в Ясную Поляну письмо, из которого видно, насколько теплые отношения установились между фотографом и великим писателем:


«Глубокоуважаемый и дорогой Лев Николаевич,

только сегодня вернулся я домой, ибо задержался в Москве у Н. С. Бакуниной. С величайшим удовольствием вспоминаю два дня, проведенные в Ясной Поляне. Большое Вам спасибо – все у Вас такие хорошие. Последний портрет, снятый в красках (большой камерой), вышел превосходно, и я приложу все усилия, чтобы возможно скоро послать Вам копию.

Сегодня я послал Вам издаваемый мною фотографический журнал, и хотя Вам нет времени поинтересоваться им, но мне приятно, что он будет в Вашем доме, а кроме того, там есть много картинок, исполненных в моих мастерских с моих негативов. Не все удачны, но есть недурные.

Мне очень приятно показать Вам мои работы, ибо я уверен, что Вы порадуетесь моим успехам.

Десять лет, помимо чистой научной области по фотохимии, я трудился над постановкой цветного дела в России. До сих пор все делалось исключительно за границею, а теперь и мы пошли вперед. Было трудно особенно потому, что я единственный русский, работающий в этой области, и все меры принимались, чтобы задушить меня, но не вышло.

Через недельку или полторы пришлю Вам кое-что в красках, снятое в Ясной Поляне.

Простите, что много наболтал и отнял Ваше время. По временам закрываю глаза и вижу, что происходит в Ясной Поляне.

Вероятно, в конце июня мне придется ехать по делу мимо Тулы, и тогда буду просить Вашего разрешения хотя бы на несколько часов заехать в Ваш дом.

От всего сердца желаю Вам здоровья и всего самого лучшего.

Глубоко уважающий Вас

С. Прокудин-Горский».


К сожалению, снимков этой, как бы сейчас сказали фотосессии, не сохранилось. Их нет ни в архивах Государственного музея Л. Н. Толстого, ни в Музее-усадьбе Л. Н. Толстого в Хамовниках, ни в Ясной Поляне. Куда они пропали, неизвестно. Но знаменитый цветной портрет великого русского писателя, единственный в своем роде, сохранился благодаря публикациям и стал достоянием мировой культуры. Впоследствии портрет неоднократно издавался значительными тиражами в трех различных форматах в виде настенных картин и открыток, вскоре открытки стало выпускать и находящееся в Москве стереоскопическое издательство «Свет». Эти открытки до сих пор можно найти в лавках букинистов.

[1] Журнал Русского технического общества; основан в 1866 году, издавался с 1867 по 1917 год в Петербурге (Петрограде). Публиковал статьи технического содержания, обзоры технических изобретений и усовершенствований по литературным источникам, описания всех привилегий, выдаваемых в России на изобретения (русские и иностранные), с объяснительными чертежами. «Записки» издавались также многочисленными отделениями РТО в Москве, Харькове, Киеве, Екатеринославе, Тбилиси, Баку, Грозном и др. городах и назывались иногда «Трудами». Бакинское отделение РТО вместо «Записок» в 1800–1866 гг. издавало газету «Бакинские известия». [2] Журнал, издаваемый С. М. Прокудиным-Горским с 1890 года.

Просмотров: 4Комментариев: 1

Недавние посты

Смотреть все