Светлана Сударикова. ОБ ОСЕНИ И НЕ ТОЛЬКО



Вечером мы жарили с мужем шашлык. Быстро стемнело, и приходилось подсвечивать фонариком, чтобы определить готовность мяса. Ветер тихо шуршал засыхающими листьями, перебирал их, как четки, медленно отрывал от ветки и отпускал. Воздух наполнился осенней дождевой сыростью, пронизывающей до костей. Не помешал бы глоток глинтвейна и теплый шарф. И скорее домой, чтобы сесть перед печкой, пить вино, есть горячее мясо и малосольные грибы. Только бы в тепле!

Снова осень… Банально. Так и есть. Каждый год одно и то же – снова осень. Вот опять подкралась; нравится, не нравится, а даже если не нравится - все равно принимайте. И этих «снова осень» становится все больше. Они выстраиваются в шеренгу, и за каждой скрыт калейдоскоп событий, их можно листать, как страницы дневника, и даже пронумеровать: снова осень-1, снова осень‑2, снова осень-3... Никогда не знаешь, в какой момент счет остановится.

В юности я не любила ни осень, ни зиму. Я ждала весны и лета, и каждое первое сентября думала: «Ах, скорей бы пришла весна! Пусть побыстрее пролетит это сырое, снежное, унылое время, чтобы опять босоножки, шифоновые платья с юбочкой клёш и теплые морские волны». И где-то там меня, вероятно, услышали. Замелькали эти зимы и осени – не успеваешь перевести дыхание. А я изменилась. Я теперь осень люблю. Мне теперь каждый день дорог. Вот идет дождь. Водит смычком по прозрачным длинным струнам, душу бередит – сегодня Глюк, «Орфей и Эвридика», завтра «Адажиетто» Малера, нет, лучше «Струнный квартет № 3» Бетховена.

Впрочем, что-то я разошлась. Не мне выбирать, какой музыке звучать, моя задача – слушать и слышать. Вот это умение слышать с годами и приходит. Ну или не приходит, у кого как. Это как старость с мудростью. «У природы нет плохой погоды», как поется в известной песне. Так у нее и хорошей нет. Это человек взвалил на себя непосильную ношу определять, что хорошо и что плохо, и совершенно запутался в последнее время. Меняет стремительно понятия, выдавая одно за другое: «плохо» за «хорошо», «хорошо» за «плохо». То, что еще недавно считалось неприличным, теперь неприлично считать неприличным. Можно прослыть нетолерантным. А это очень неприлично!

Если вам нравятся пейзажи вроде левитановских, значит, вы неприлично отстали от жизни. В моде банан, приклеенный скотчем к стене, и белые каракули на сером фоне Сая Твомбли – это очень актуально, иначе кто бы купил их за 2 млн долларов! Пейзажи в стиле Левитана ни один уважающий себя современный коллекционер не купит!

Архитектору больше не нужно тратить время на разработку утонченных фронтонов, пилястр, балюстрад, карнизов и сандриков, ему даже не нужно запоминать эти мудреные названия, достаточно положить куб на куб и спроектировать отверстия для входа и выхода – это модно и современно. А балюстрады – это неприлично.

Писателю совсем не обязательно заботиться о том, чтобы в его произведении не было ляпов и несоответствий – все равно никто читать не будет. В кино любой хоккеист запросто может стать фигуристом мирового уровня за пару дней, и это не удивит современного зрителя, а иначе кто бы выделил на такой фильм огромные средства. И если каких-то тридцать лед назад человечество стояло в очереди за билетом на новый спектакль, записывая на ладони номер, то теперь такая же очередь выстраивается за новым айфоном, который отличается от старого цветом корпуса. Новые времена – новые ценности – новые люди.

Мне кажется, человечество слишком много на себя берет. Оно забыло о Боге. Или просто решило бросить ему вызов, отрицая все Его заповеди и более не принимая совершенство созданного Им мира. Мы свой, мы новый мир построим. Создадим параллельную реальность, в которой все можно. И этот новый мир будет куда более дивным. За столько тысячелетий человечеству, вероятно, наскучила роль дитя божьего. Оно наконец повзрослело и отправилось в самостоятельное плавание. Вот только вопрос: куда мы приплывем в конечном итоге? Если вообще докуда-то доплывем.

Неделя непрерывных дождей наводит на унылые мысли, а уныние, как известно, грех. Ах да, забыла – кодекс грехов тоже поменялся. Так что можно унывать сколько душе угодно. Впрочем, понятие души тоже более не востребовано. Душа – это слишком тонко для современного мира, который живет теперь по понятиям, неизвестно кем написанным. Но соблюдать почему-то их следует неукоснительно.

Однако жизнь продолжается. Вопреки написанным кем-то новым законам лес приобретает карминно-горчичный оттенок, сад усыпан яблоками, которых в этом году особенно много, дождь прекратился, и небо постепенно расчищается и разглаживается, скоро из рыхлого серо-белого оно превратится в отутюженное и накрахмаленное тонкое синее полотно. Бог продолжает творить свой мир. И мы не в силах с ним конкурировать.

Так что пусть лучше все остается как раньше: пусть наступает очередной номер «снова осень», а весна приходит в положенное ей время; пусть сквозь открытое окно звучит Бах, а тоненькая девушка за мольбертом пусть рисует на холсте пшеничное поле; пусть случается парад планет, взрываются звезды, а космический ветер сдувает с дорог Вселенной все наносное и чуждое. А мы будем учиться слушать и слышать. И тогда каждое время года станет особенным, а «снова осень» более не потребуется нумеровать…


Ваша Светлана Сударикова





Просмотров: 6Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все