Светлана Тюряева. РАССКАЗЫ

Затерялся меж железнодорожных станций небольшой поселок. Обмельчал населением, обветшал постройками. Тихо, размеренно в нем течет жизнь. Домашнее хозяйство и огород – основное подспорье в жизни. Простотой и добротой встречают гостей поселковые жители, торгуют вдоль дороги разной снедью, живут своими радостями, бедами и берегут самое дорогое, что у них есть – любовь. А отсутствие Интернета совершенно не мешает местной ребятне познавать окружающий мир.

В одной из таких семей растет наше неугомонное сокровище со странным именем Пинька! И это вовсе не прозвище, а уменьшительно-ласкательное от имени Агриппина, как ее по-настоящему зовут. Когда привезенный из роддома комочек вместо плача издавал умильные звуки, похожие на писк, его ласково называли Пинькой, так и закрепилось в семье это имя.




РЫБАЛКА


Утро! Свет просочился в дверной проем спальни. За ним последовал запах лепешек. Пинька проснулась. Она еще пыталась догнать сон, поэтому ни вставать, ни даже открывать глаза не хотела. Но запах так настойчиво подбирался к носу, что веки невольно разлепились.

Пинька пробежала взглядом по комнате, потянулась и уставилась на окно, выходящее в сад. В него заглядывала ветка яблони. Девчонка соскочила с кровати, сунула ноги в стоптанные тапочки и в чем была выбежала в сад.

– Куда ты? – остался за дверью голос бабушки.

Там, в саду, на нижней ветке яблони-штрифеля, прямо на уровне ее глаз, зрело огромное яблоко. Оно уже начало краснеть, но дедушка строго-настрого запретил срывать: «Жди, пока не созреет». А когда созреет, и сколько ждать не сказал. Пинька каждый день наведывалась к яблоку – проверять на спелость. Как она это делала? Да очень просто – надкусывала яблоко со стороны ствола, где не видно.

– Еще гано, – передернувшись от кислоты, буркнула Пинька (она хотела сказать «рано», но по-детски картавила, вместо «р» у нее получалось «г») и побежала есть свои любимые лепешки. Вот где вкуснотища!

– Ты бы хоть умылась да расчесалась, – пожурила ее бабушка, вытаскивая из рыжих кудрей яблоневый лист. Расчесываться Пинька страсть как не любила. Ее вьющиеся волосы торчали пружинками во все стороны. Они так спутывались, что приходилось раздирать. Больно! А у расчески при этом ломались зубья. Умываться, после вчерашнего, тоже не хотелось.

Накануне Дядя Толя, двоюродный брат отца, шутки ради сказал, что глаза у Пиньки черные, потому что плохо помыты. Она решила это исправить с помощью мыла.

Целый час все наперебой успокаивали ревущую Пиньку: носили на руках, целовали глазки, предлагали сладости и даже купили мороженое. Но стоило девчонке увидеть в зеркале все те же черные глаза, и поток слез полился вновь. Чтоб успокоить внучку, дед пообещал взять ее с собой на рыбалку.

Ах это загадочное слово «рыбалка»! Сколько фантазий родилось в детской головке за остаток дня.

Пинька потянулась за второй лепешкой, заметила на подоконнике старую жестяную банку и вспомнила – у нее ж сегодня важный день.

– Ба, а где деда? – спросила она, не скрывая волнения.

– Собирается, сказал, неумытую не возьмет!

Поплескав на лицо водой, Пинька наспех утерлась и поспешила натянуть колготки. Еще с вечера, засыпая, девчушка представляла, как поймает волшебную золотую рыбку, и даже придумала три заветных желания.

Никакого загадочного места, куда «не всех пускают», Пинька не увидела. Пришли они на берег речки. Дедушка поручил ей подавать червячков, а сам привычно уселся с удочкой. Так в детских ручках оказалась заветная жестяная банка, которая тут же была открыта. Толстые и тонкие дождевые червяки шевелились в одном большом клубке. Очень захотелось их получше рассмотреть, и девчушка высыпала содержимое на землю.

– Деда, а какие вкуснее? – спросила она, выбирая из кучи самого жирного, – Не пога еще подавать?

Дед бросил удочку, собрал червей, забрал к себе банку и наказал сидеть смирно.

Последнее было невмоготу, и в ответ посыпались вопросы: что такое невод? как им ловят рыбу? куда цепляют червяков и что такое «одна тина»?

Потом Пинька вспомнила, что золотую рыбку надо «кликать», как в сказке, и принялась за дело. Она подбежала ближе к берегу, присела на корточки и закричала:

Гыбка! Гыбка!

Дедушка приложил палец к губам: «Тс-с-с!»

– Наверное, гыбки еще спят, надо их разбудить, – решила она и стала кидать в воду камушки.

Дедушка заворчал. Пинька обиделась, уселась спиной к нему на корягу и принялась скучать. От нечего делать она ковыряла мыском ботинка землю, рассматривала травинки… Вдруг на глаза ей попала шустрая ящерка.

– Волшебница! Вот кто мне желания исполнит, – подумала девочка и решила подойти к ней поближе. Едва коричневая, в пятнышках забава влезла на большой камень, девочке почти удалось ее поймать. Почти, потому что Пиньке достался только хвостик, который сам собой дергался в руках.

– Деда, деда, хвост живой! – кричала она на бегу, и вдруг застыла – в ведерке, в воде,

плескалось несколько блестящих рыбешек. Золотой там еще не было.

– Пгоснулись, – довольно шепнула Пинька, передавая деду кусок хвоста ящерицы, – А дай половить, по-жа-луй-ста!

Тот уступил, и девчушка с деловым видом взялась за удочку. Ах, этот крючок! Он предательски прицепился к кофточке. Запутавшись в леске, Пинька заверещала во всю мощь. Она больше не хотела ловить рыбу – ей это совершенно не понравилось! Решив для себя, что золотых рыбок здесь нет, она отправилась снова дружить с ящерицами.

Вечером за ужином, уплетая жареных карасиков, Пинька хвалилась бабушке своими стараниям в ловле рыбы, рассказала о живом хвосте, а в завершение добавила:

– Скучно там! И золотых гыбок нет, потому что это не моге.

– Да! – подтвердил дедушка.


ЗАЙЦЫ


Сразу после завтрака, шлепая стоптанными тапочками, Пинька направилась во двор – проверять клетки с кроликами. Она делала это каждый раз после приезда деда, потому что ее дедушка был ревизором и «ловил по вагонам зайцев»! Пинька была совершенно уверена, что все их кролики – это пойманные дедушкой зайцы. Только теперь у них есть дом, и поэтому их зовут кроликами. Одна клетка уже давно пустовала, и Пинька ждала, когда в ней поселится новый заяц-кролик. Она представляла, как поздно вечером, войдя в дом, дедушка с довольным видом вытащит из-за пазухи за уши очередного зайца и скажет: «Вот к нам новый жилец прибыл!» А еще она очень хотела бы знать, как их вообще ловят и куда они едут в вагонах?! Завтра мама собралась ехать в соседний город и обещала взять ее с собой.

«Вот и посмотрим!» – решила девочка, с нетерпением ожидая этой поездки.

Ранним утром Пиньку нарядили в новое платье, надели новые носочки и обули в новые сандалики.

«Наверно, в вагон неопрятных не пускают!» – подумала она и терпела, пока ее шевелюру превращали в два моточка медной проволоки.

Никаких зайцев на станции не было, в вагоне она их тоже не заметила.

«Может, опаздывают, – думала Пинька. – Или прячутся?»

Поначалу она пыталась заглядывать под лавки, потом стала следить за багажными полками, а потом просто заснула и проспала всю дорогу.

Город их встретил тепло и солнечно, оставив кучу впечатлений. В детской головке смешалось все: ступеньки лестниц, ноги, спины, из-за которых ничего не видно, мороженое на палочке, стеклянные прилавки с большим количеством всякой вкуснятины и страх потерять в толпе маму. Пинька упросила маму купить ее любимые сардельки-шпикачки и ради этого согласилась смирно посидеть на подоконнике магазина. Боясь опоздать, они бежали на электричку, и им было совсем не до зайцев. Вагон, в котором мама с дочкой возвращались домой, был полон народа. И в нем никаких зайцев тоже не было.

«Наверно, потом залезут», – подумала Пинька и разместилась у мамы на коленях. Она обняла ногами сумку с сардельками и мирно дремала, когда в вагоне раздалось: «Зайцы». Сразу открыв глаза, девчонка увидела двух дядек в форме, как у ее дедушки. Мама что-то им объясняла про деньги, про сардельки, потом извинялась и называла фамилию.

– Ну что же, раз ни денег, ни билетов нет, придется забрать у вас сардельки! – строго сказал один из дядек и посмотрел на девочку.

Расставаться с сардельками Пинька не собиралась! Загородив собою сумку и сжав кулачки, она закричала картавым голосом:

– Это как – забгать сагдельки? Я вам дам, забгать сагдельки!

Все вокруг почему-то засмеялись. Девчушка надула губки и уперлась кулачками в бока: «Ишь вы какие!» Когда дружный хохот затих, строгий дядька, погладил девчушку по голове, махнул рукой и ушел.

Вечером на кухне взрослые обсуждали историю о каком-то очень бойком рыжем зайце и смеялись до слез. А Пинька жевала смачную сардельку и думала: «Враки все! Не было там никаких зайцев!»



ЛОТО


Бахрома скатерти отбрасывала причудливую тень, от чего Пинькино укромное место выглядело таинственным. Ей казалось: оно обладает волшебной силой и исполняет желания. Сидеть под столом в большой комнате девочка очень любила. Там она прятала своих сказочных героев, вырезанных из колоды карт, придумывала всякие фантастические истории. Там же она утоляла свое любопытство, разбирая подаренные игрушки.

– И эта сломалась, – обиженным голосом прошептала Пинька, пытаясь соединить обратно недавний подарок. Игрушек у нее было мало, в основном мягкие. Остальные странным образом разваливались, едва Пинька заглядывала им внутрь.

– Давай спгячем, а ты меня не выдавай, – говорила она черному коту по кличке Цыган. – Бабушка сказала, ты ученый, намуглыкай им, чтобы мне дгугую купили, ладно?

Она спрятала сломанную игрушку между крышкой и верхней перекладиной стола и вылезла из своего укрытия.

Как долго тянулся этот скучный осенний день! Пинька с нетерпением ждала вечера. Вечером к ним в гости собирались прийти бабушкины подружки. Не просто так прийти, а поиграть в какое-то лото. Что такое лото, она не знала, но поиграть хотелось очень!

На улице стемнело, когда пришли три тетеньки и сели за Пинькин любимый стол. Они разложили какие-то карточки, достали набитый чем-то мешочек и принялись его трясти. В ожидании чуда егоза затаилась на своей любимой перекладине и прислушалась. Пошумев мешочком, бабушка стала выкрикивать разные непонятные слова: «Туда-сюда, очко, полста, утята…»

«Утята! Ура! Началось!» – подумала Пинька и выскочила из укрытия. Но, не обнаружив ничего похожего на утят, залезла обратно.

«Наверно, послышалось», – подумала она.

– Топорики!

Пинька повторила те же действия, но топориков тоже не оказалось.

«Прячут», – решила девочка и вернулась под стол. Вопрос: «Где прячут?» не давал ей покоя. Она внимательно рассмотрела сидящих за столом, потом взялась отгадывать, где чьи ноги, поднимать юбки, проверяя, не лежит ли что-нибудь на коленях. А когда прозвучало «барабанные палочки», ее терпение лопнуло, и Пинька вновь вылезла. Она повисла у бабушки на шее и зашептала ей на ухо: «Ба, а где палочки-то?» Бабушка, в ответ показала маленький деревянный бочонок с двумя нарисованными единицами. На столе стояло много таких бочонков с разными цифрами, а палочек там не было.

– Ба-а-а, ба-а-а! Где палочки -то? – не унималась внучка, повышая постепенно голос.

Едва бабушка освободилась от детских ручек, как тетеньки наперебой заворчали: «Отправь ты ее спать, Валентина». И Пиньку прогнали в спальню.

– Плохая это игга – лото, – жаловалась Пинька Цыгану. – Столько всего пгинесли, и ничего не дают!

Кот, прищурив глаза, урчал в ответ, а она представляла, как играла бы с утятами и барабанными палочками. Сейчас ей хотелось не спать, а опять залезть под стол, загадать там желание и ждать чуда из волшебного мешочка. Но, увы, пришлось лежать в кровати, за перегородкой. Обидно!

– Чего пгишли, жадины? В иггу не приняли, к загадочному мешочку не подпустили, детей обижают, – возмущалась она, когда из большой комнаты донеслось: «Стульчики, крендельки».

– Даже кгендельки не дадут?! Какие же это подгужки?! Надо бабушке с ними газдгужиться!

Выскочив из кровати, Пинька в чем была появилась перед гостями. Она сжала кулачки и с очень серьезным видом крикнула: «А ну, уходите отсюда злые, жадные бабки!»

Наутро Агриппина проснулась звездой! Пока они с бабушкой ходили по делам, им встречались знакомые тети, смеялись над словами про «злых бабок» и даже угощали кто чем. Только вот крендельков так и не дали, как, впрочем, и утят, и барабанных палочек. Зато играть в плохую игру – лото – тоже не приходят!

2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все