Севрикова Светлана

***

Стала я старой. Слишком и даже очень.

Не о мужчинах думаю – о морщинах.

Знаете, что мне снилось минувшей ночью?

Будто была я в песочных часах песчиной.


Крохотной бледной точкой. Почти как эта: .

В том полушарье нас таких было – куча –

Сто миллионов. Мнящих себя поэтом.

Крохотных. Бледных. Точек. Велимогучих.


Времени шелест. Шорох. Шуршанье. Шёпот.

Скользкие грани. Горло воронки узко…

Как туда тянет! … Не беспокойся, что ты…

Я не об этом… Миленький, не волнуйся!


Я без намёка. Мало ли что приснится! -

Склеп лемнискаты*, желоб воронки, бездна…

Главное – жить мне. Чтоб за тебя молиться.

Буду беречь себя. Я обещаю. Честно.


*Лемниската – знак бесконечности.



***

Бренный мир, беременный печалью,

Горькими настойками поя,

Шерстяной укутывала шалью

Ласковая бабушка моя.


Ясны, как глубины Иордани

Кари её очи, полны слёз.

– Отдохни, – шептала, – от страданий,

К новым испытаньям приготовьсь.


Покрывала поправляя складки,

Целовала бледное лицо…

Уж она про родовые схватки

И про муки мира знала всё.

***

Люблю людей наивных и простых,

Безбожно говорящих слово "ихний",

Похожих на беспечные цветы,

Врывающихся в жизнь весёлым вихрем.


Глядящие прекрасно и чудно

В глаза, и через них как будто в душу,

Они про кофе говорят "оно"...

И, может статься, так оно и лучше..


Зато их лица добрые – светлы,

Зато камней за пазухой не прячут…

Не поправляй их сердце, не стыди!

Пускай оно останется "горяче".


***

Своей же молодости шепчешь:

- Ушла, и бог с тобой, дитя.

Мне без тебя немного легче.

Теперь-то я смогу шутя

Босой душой по жарким углям,

По лезвиям и острию,