СЕМИНАР № 1. Ольга Грушевская. Киберпанк и антиутопия в кино (краткий обзор)

Говоря о современных направлениях в кинематографе, давайте обзорно поговорим о киберпанке, который уникален тем, что жанр этот нашел свое отражение в литературе, кино, анимации и гейминге, но который сегодня можно назвать современным лишь условно, поскольку если в литературе он появился достаточно давно, то в кинематограф пришел примерно в начале 1990-х годов.

Киберпанк – от английского cyberpunk относят к жанру научной фантастики, где демонстрируется упадок человеческой культуры на фоне высокого технологического прогресса компьютеризированной эпохи. Термин образован из cybernetics (кибернетика) и punk (панк, жаргон: мусор). Впервые его использовал американский писатель-фантаст Брюс Бетке в 1983 г., дав такое название своему рассказу.

Киберпанк относят к разновидности антиутопий, т. е. противоположности утопии – миру будущего, где царит гармония и справедливость. Антиутопия же изображает мир (или общественную структуру, государственный строй) нежелательным, пугающим и предостерегающим, и, в частности, киберпанк демонстрирует высокое технологическое развитие при тотальном государственном контроле за человеческим обществом (например, тоталитаризм, авторитаризм при алгократии и киберократии). В некоторых произведениях общество компьютеризированной эпохи может быть показано и наоборот: полный упадок и разложение государственных институтов, социальное неравенство, нищета.

Киберпанк отличается от киберфантастики, классической фантастики и тем более фэнтэзи. Ранее фантастика предполагала, что высокие технологии приведут к одному из двух: либо к высокому развитию человеческого сообщества, либо, наоборот, к деградации человеческой личности и разрушению мира. Писатели-фантасты были сосредоточены именно на такой постановке вопроса. Однако киберпанк смешивает высокие технологии и низкий уровень жизни, киберпространства и духовный упадок. В своей статье о киберпанке кинокритик Дмитрий Николов пишет: «Мир киберпанка высокотехнологичен, но это не является залогом счастья для людей, в нем проживающих. Государства ослабли, и на смену им пришли всемогущие корпорации, конкурирующие друг с другом. Дорогие биоимпланты могут позволить себе лишь богачи, мафиози и их цепные псы – наемники, не гнушающиеся любыми заданиями: от промышленного шпионажа до убийства. Вопросы морали зачастую приходится решать по принципу “меньшего зла”. Часто противостояние переносится с залитых неоном улиц в виртуальную реальность, а порой они смешиваются, представая перед зрителем в виде дополненной реальности».

Среди основоположников жанра в литературе доминируют американские писатели: Уильям Гибсон (трилогия «Киберпространство»); Брюс Стерлинг, получивший известность, благодаря статьям о хакерах; Руди Рюкер, ученый, математик, праправнук Гегеля; Майкл Суэнвик, Нил Стивенсон.

Д.Николов также вспоминает не получивший популярности, но продемонстрировавший все каноны жанра роман Альфреда Бестера «Тигр! Тигр!» (1956), в котором еще не было виртуальной реальности, но уже присутствовали биотехнологии и опасные корпорации; а также творчество Филипа Дика, которое задавало близкое жанру настроение. На основе романа Дика «Снятся ли андроидам электроовцы?» позже был написан сценарий для знаменитого фильма «Бегущий по лезвию». Надо заметить, что сам роман был ближе к традиционной фантастике «с поправкой на уникальное авторское видение, но фильм сумел создать осязаемый мир, в котором после с таким комфортом расположится киберпанк – смесь хай-тек урбанистики развитых азиатских стран плюс атмосфера нуаров 1940-х годов, приправленная щепоткой дистопии. Именно благодаря этому меткому попаданию “Бегущего по лезвию” стали ретроспективно относить к киберпанку» (Д. Николов).

Среди русских писателей называют журналиста и искусствоведа Андрея Черткова, который в начале 1990-х годов активно освещал направление, которое можно назвать «русским киберпанком». Предтечей русского киберпанка явились произведения Тюрина, однако первым настоящим русским киберпанком по мнению известного фантаста Владимира Васильева стал «Лабиринт отражений» Лукьяненко. Также можно отнести к жанру киберпанка и некоторые рассказы Виктора Пелевина.


Какие же признаки или, точнее, характерные черты киберпанка может вычленить для себя рядовой зритель при просмотре картин этого жанра?

Среди культовых фильмов присутствовали картины в жанре нуар, завоевавшем зрителя в еще в 40–50-е годы прошлого века, в которых обоснованно присутствовало настроение растерянности, беспомощности и нерешительности, доведенное до паранойи с доминантой страха и ощущения преследования. Сцены разворачивающихся действий в картинах киберпанка представляют собой киберпространства, виртуальные реальности с вкраплениями или пейзажами городских трущоб, где границы реальности и виртуала часто размыты. В качестве повседневных реалий выступают искусственный интеллект, киборги, биоимпланты, подключение человеческого мозга к компьютерным системам. Главный герой обычно аутсайдер, обладающий особыми способностями или навыками. При этом в центре внимания киберпанка не столько высокие технологии, сколько главные проблемы человечества и универсальные психологические проблемы отдельно взятого персонажа или персонажей, что и делает этот жанр уникальным и неоднозначным.

Конечно, как и следует ожидать в любом жанре, границы жанровости со временем постепенно размываются и говорить о «чистокровных» представителях сегодня уже сложно. Тем не менее давайте все же назовем те картины, которые наверняка большинство кинокритиков спокойно относят к этому направлению, это: «Бегущий по лезвию» и «Бегущий по лезвию 2049», «Апгрейд», «Теорема Зеро», «Нирвана», «Матрица», «Вспомнить все», «Газонокосильщик», «Тринадцатый этаж», «Робокоп» и т. д.


Просмотров: 6Комментариев: 1

Недавние посты

Смотреть все