СЕМИНАР № 1. Петр Дубенко. БЛУКИНГ КАК ЛИТЕРАТУРНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Блукинг как литературное явление начал оформляться в первые годы XXI века. Считается, что начало данному процессу положила книга американского актера Тони Пирса. В 2002 году он решил опубликовать избранные посты своего блога в виде книги и попросил подписчиков помочь с ее названием. Ему предложили много разных версий, но победил в конкурсе вариант журналиста Джефа Джарвиса, который необычным образом объединил два привычных, давно знакомых слова. С одной стороны, блог (blog), то есть именно то, что послужило основой будущего издания. С другой – книга (book), то есть непосредственно то, во что должны были превратиться собранные воедино посты того самого блога.

Именно под таким названием книга Тони Пирса вышла в свет, дав тем самым толчок новому явлению в современной литературе. Честно сказать, не знаю, насколько блук Тони Пирса снискал успех, но сама идея получила широкий отклик, в результате чего новые блуки стали появляться один за другим. Вскоре это явление приобрело такой масштаб, что учредили даже специальную премию. По аналогии с известным Букером международная литературная награда для лучших блуков называется «The Blooker Prize» и с 2005 года она вручается авторам в нескольких номинациях.

Российские литераторы тоже не остались в стороне и активно стали осваивать новое поле деятельности. Первой удачной печат­ной книгой, выросшей из блога, стал сборник Максима Кононенко «Вла­димир Владимирович», куда вошли более пятисот историй-анекдотов о жизни и работе российского президента и его ближайшего окружения. Чуть погодя на основе блога Сталика Ханкишиева вышла книга «Казан, мангал и другие мужские удовольствия». Но самым ярким и успешным примером российского блука стал «Фейсбучный роман: вот жизнь моя». Его автор – Сергей Чупринин, очень известный и авторитетный литературовед. В свое время, заведя пост в Фейсбуке, он стал публиковать там короткие заметки, новеллы в жанре, как он сам выразился, подблюдных историй, в которых фигурировали его давние знакомые – известные писатели, критики, издатели и т. д., то есть люди, тем или иным образом связанные с миром российской литературы. Блог Чупринина очень быстро набрал популярность и в какой-то момент автору предложили издать его материалы в виде книги.

На сегодняшний день в жанре блука работают даже состоявшиеся писатели с именами. Дмитрий Глуховский, Татьяна Толстая, Сергей Лукьяненко. Всего же к двадцать первому году насчитывается уже около 100 русскоязычных блуков от авторов разной степени известности. Таким образом, можно говорить о блукинге как о сформировавшемся явлении, которое заняло свою нишу в современной литературе.

Конечно, не все критики согласны считать блогокниги серьезной литературой. Однако большинство все же признает за ними право на существование и с точки зрения жанра помещают на стыке классического дневникового романа и романа постмодернистского. С дневниковым романом все более-менее ясно. В конце концов, блог это и есть дневник, только электронный. А вот с постмодернизмом общие черты выявить чуть сложнее.

Литературоведы выделяют тринадцать основных жанровых признаков постмодернистского романа и если посмотреть на них внимательнее, по некоторым действительно можно найти совпадение.

1. Например, многоуровневость, которая выражается в наличии одновременно нескольких слоев повествования. Так, роман Умберто Эко «Имя розы» представляет собой сложную структуру, в которой на разных уровнях взаимосвязаны детектив, исторический роман и анализ средневековой литературы, построенный в виде игры с символами и цитатами. Если же говорить о блуках, то нетрудно заметить, что посты блогов, на основе которых публикуются подобные книги, всегда неоднородны по содержанию, тематике и настроению. Взять тот же «Фейсбучный роман» Чупринина. По словам самого автора изначально книга задумывалась исключительно как сборник смешных застольных историй. Однако в ходе работы формат серьезно изменился и в конечный вариант наряду с забавными байками вошли мемуарные записи, размышления о смысле жизни и состоянии современной российской литературы. То есть многоуровневость «Фейсбучного романа» налицо.

2. Пастиш – еще одна характерная особенность постмодернистской литературы. Смысл ее в комбинировании, соединении элементов разных стилей и жанров, за счет чего и создается уникальное произведение. Например, Уильям Берроуз в своем творчестве постоянно смешивал научную фантастику, детектив и вестерн. Нечто подобное – да, в сильно упрощенном виде, но все-таки – мы находим и в блуках. Если внимательно посмотреть на язык и стилистику «Фейсбучного романа», то увидим, что в новеллах Чупринина органично соседствуют советская терминология, жаргон лихих девяностых и сленг современной молодежи. Так что совпадение в этой позиции тоже налицо.

3. Следующий пункт – фрагментация, которая выражается в том, что различные элементы постмодернистского произведения, как то: сюжет, портрет персонажа, тема и т. д. –фрагментированы и рассеяны на протяжении всей работы. Здесь тоже особых доказательств наличия параллелей с блуками не требуется. Ибо блог как таковой это и есть совокупность фрагментарных записей, сделанных в разное время, с разной целью, в разном настроении.

4. Многоплановость структуры, фрагментация и пастиш диктуют следующую особенность постмодернистского романа – отсутствие стилевой доминанты. Понятное дело, когда так активно смешиваются разные стили, жанры и пласты повествования, практически невозможно выделить в этой массе что-то преобладающее. Что же касается сетевых книг, то трудно надеяться, что произведение, состоящее из отдельных постов, которые касаются разных тем и пишутся на протяжении нескольких лет, будет выдержано в едином стиле. Так что здесь опять имеем явную параллель.

5. Игра и диалог с читателем – одна из главных особенностей постмодернистского романа, автор которого постоянно в том или ином виде обращается напрямую к читателю. «А теперь давайте перенесемся туда-то и посмотрим на то-то…», «А задумайся, мой друг, вот над этим…» и т. д. С этой точки зрения, понятное дело, блогеры, даже существенно опережают постмодернистов. Благодаря возможности оставлять под блогом комментарии статусная дистанция между автором и читателем, так характерная для эпохи печатных книг, значительно сокращается, а то и вовсе исчезает. Порой в комментариях разворачиваются нешуточные дискуссии, и многие авторы блуков включают выдержки из них в печатный вариант книги. Тот же Чупринин в «Фейсбучном романе» вставлял в каждую новеллу вольные пересказы читательских комментариев. По словам автора, это помогало, с одной стороны, дополнять картину описываемой действительности, с другой – подтверждать правдивость той или иной истории, когда в комментариях к очередной новелле отмечался ее непосредственный участник.

6. Следующая особенность литературы постмодернизма – открытость структуры. В подобных произведениях возможно наличие нескольких финалов. Возьмем в качестве примера «Женщину французского лейтенанта» Фаулза. В нем автор сначала доводит повествование до вполне традиционного конца, а потом вдруг заявляет читателю, что «…все описанное в двух последних главах происходило, но происходило не совсем так, как я это для вас изобразил». И дальше приводится второй, а следом и третий вариант финала, из которых читатель может выбрать тот, который ему больше по душе. Блуки в этом плане идут еще дальше – данные произведения и вовсе можно назвать интерактивными, ибо дальнейшее развитие сюжета может зависеть от комментариев. Сегодня многие авторы проводят читательские опросы не только о том, как лучше назвать книгу, но и какой финал у нее должен быть. Именно так, например, поступил Сергей Лукьяненко со своим романом «Черновик».

7. Следующий пункт – интертекстуальность, которая выражается в неизбежной включенности нового текста в контекст мировой литературы. Это может быть отсылкой к другому литературному произведению, сравнением с ним, может провоцировать его пространное обсуждение или же заимствовать стиль. Похожая особенность блуков вытекает уже из мультимедийного характера подобных текстов. Ведь в блогокнигах обильно присутствуют фотовставки, рассказы о мероприятиях, в которых автор принимал участие, ссылки на материалы различных интернет-ресурсов, как это сделано в книге «Почти рукописная жизнь», а книга Евгения Гришковца «Продолжение ЖЖизни» и вовсе дополнена DVD с видеоматериалами. Так что здесь тоже можно смело ставить галочку.

Итак, по семи жанровым признакам из тринадцати наблюдаются совпадения. При этом относительно таких характеристик, как цитатность, нелинейное повествование и контекстность, критики отмечают наличие пограничных, очень близких свойств. Так что, по мнению специалистов, блуки имеют полное право носить звание роман-дневник эпохи постмодерна.

Стремительный рост популярности блукинга среди писателей объясняется тем, что подобный подход открывает возможности, недоступные в случае традиционной схемы книгоиздания. Во-первых, многие опытные авторы отмечают, что использование блога помогает им снизить психологическую нагрузку. По их словам, браться за большой роман, когда знаешь, с чем это сопряжено и каких усилий потребует, тяжело с моральной точки зрения. И размещение в блоге отдельных частей будущей книги помогает облегчить процесс ее создания, сделав его как бы поэтапным.

Во-вторых, можно использовать блог в качестве черновика, записной книжки автора, куда заносятся отрывки, наброски будущего романа и просто мысли, возникшие по ходу работы. При этом реакция и комментарии посетителей блога помогают понять, насколько верным было выбранное направление – интересно ли подобное целевой аудитории.

В-четвертых, блог – отличная маркетинговая площадка для продвижения будущей книги. Дмитрий Глуховский, публикуя в открытом доступе отрывки и даже отдельные главы нового романа «Будущее», привлекал таким образом внимание потенциальных читателей, которые в результате с нетерпением ожидали выхода бумажной версии книги. Поэтому совершенно естественно, что сразу же после ее появления на полках магазинов показатели продаж были весьма внушительными. ик».

В-четвертых, блог – отличная маркетинговая площадка для продвижения будущей книги. Дмитрий Глуховский, публикуя в открытом доступе отрывки и даже отдельные главы нового романа «Будущее», привлекал таким образом внимание потенциальных читателей, которые в результате с нетерпением ожидали выхода бумажной версии книги. Поэтому совершенно естественно, что сразу же после ее появления на полках магазинов показатели продаж были весьма внушительными.

Книгоиздатели, в свою очередь, тоже отмечают положительные стороны блукинга. Для них это проявляется в упрощении поиска новых имен. Если раньше эта задача требовала немалых организационных усилий и временны́х затрат, то теперь достаточно внимательно мониторить самые читаемые блоги и своевременно предлагать наиболее интересным и популярным блогерам издавать свои посты в виде книги. Именно так широкой публике стали известны такие авторы, как Марта Кетро, Мария

Скатова, Анна Ривелотэ и Мура Мур.


Но здесь надо так же отметить, что частенько книги блогеров, которые безумно популярны в сети, проваливаются. Это объясняется тем, что при бумажной пу­бликации «сетевая литература» те­ряет свои принципиальные свой­ства. Интерес­ный электронный дневник не обяза­тельно будет интересной книгой. Ведь главное в блогах – сиюминут­ность, то, что они живут живой жиз­нью, откликаются на конкретные со­бытия и ситуации. Именно поэтому многие дневники теряют свое оча­рование на бумаге. И все же блоголитература в России стано­вится одной из продуктивных лите­ратурных форм, которая пока не составляет конкуренции печатным книгам, но отражает очень интересные общественные тенденции. Краткость, мобильность, простота контакта с аудиторией – все эти качества блоголитературы делают ее популяр­ной как для массового читателя, так и для потенциальных писателей. Так что многие литературоведы считают, что блуки имеют хорошие перспективы развития и в ближайшем будущем, очень может быть, начнут активно вытеснять привычные книги. Хотя, не знаю, как другие, но вот лично я от всей души надеюсь, что мы до таких времен не доживем.

Просмотров: 5Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все