Тимур Керимов. КОГДА НИБУДЬ...

Тринадцатилетний Гриша жил со своей матерью Марией на севере России в маленьком поселке Ряжаево. Пять лет назад у мальчика умер отец, и из-за недостатка денег мать и сын вынуждены были переехать сюда. Мария никак не могла найти работу, подрабатывала в пивной, и почти каждый день ей приходилось возиться с компанией алкоголиков, которые трясущимися руками пытались выложить на кассу последние гроши. Она кричала им в полуоглохшие уши, пыталась доказать, что не хватает еще десяти рублей, но часто не выдерживала и доплачивала своими деньгами, чтобы те побыстрее ушли. В темноте она шла с работы по спящему холодному поселку, оглядывалась по сторонам и ускоряла шаг, завидев кого-нибудь вдалеке. А Ваня пытался привыкнуть к сельской школе, к полуразвалившемуся зданию, в котором каждый день он выслушивал крики нервных учителей, видел заспанные и недовольные лица учеников, которые, казалось бы, ничего уже не хотели в этой жизни…

Была ранняя весна. На улице стояла унылая погода: дул промозглый ветер и было ощущение, что вот-вот пойдет снег. На дороге, где ходили все жители поселка, появилось много луж, а остатки снега превратились в грязные комья. Гриша и его друг Ваня сидели на скамейке во дворе. У Вани, пацана лет 16, была короткая стрижка и большие уши. Он ел чипсы, вытирая жирные руки о спортивные штаны. На его лице Гриша никогда не видел каких-либо выраженных эмоций. Ваня смотрел абсолютно незаинтересованным взглядом, редко начинал говорить первым, и если говорил, то медленно и тихо, не смотря в глаза собеседнику. Гриша выглядел нелепо в одежде, которая досталась ему от покойного отца. На нем были охотничьи сапоги и огромный пуховик. Он уткнул лицо в куртку и немного трясся от холода.

– Брр… холодно… – произнес он.

– Ха, а ты че хотел, – ответил Ваня, – В России живем.

– Угу… -- отозвался Гриша. Немного помолчав, он спросил, – Может, домой пойти?

– Иди.

– А ты пойдешь? – спросил Гриша.

– Потом. Ну ты иди, если хочешь.

– Да я сам не знаю, хочу или нет…

Друзья посидели в молчании еще несколько секунд. Затем Гриша взволнованно прошептал.

– Нет, пройдет время, и мы все-таки сможем переехать в город… точно сможем.

– Хах, на какие гроши? – хмыкнул Ваня, вытряхнув на землю крошки из упаковки от чипсов.

– Ну… вдруг экзамены хорошо сдам и после школы поступлю куда-нибудь.

– Сам-то в это веришь? – спросил Ваня.

– А вдруг… ну или работать тут кем-нибудь начну, накопим с мамой денег и переедем. – продолжал Гриша.

– Да никому мы там, сельские, не нужны… – На лице Вани Гриша в первый раз увидел настоящую эмоцию – он увидел обиду, смешанную с горечью.

Мальчики разошлись. Гриша долго искал ключи по всем карманам отцовской куртки замерзшими руками. Мальчик чувствовал, будто он выброшен на край дальней и забытой земли. И почти все люди, которые тут живут, смирились со своей ненужностью в этом мире. Всех их нужно спасать, ведь только он один видел город в раннем детстве и испытал, что такое настоящая жизнь…

Когда он зашел в дом, то увидел дальнюю родственницу его мамы, приехавшую из города. Женщина что-то усиленно доказывала Марии, а та озабоченно смотрела в пол, согнувшись. Гриша решил им не мешать, лишь поздоровался с женщиной, направился в свою комнату и лег на кровать. Из соседней комнаты доносились обрывки фраз, которые произносила родственница. Он прислушался:

– Дела-то? Хорошо! Их куча, такая суматоха, половину не успеваю ха-ха. После тяжелого рабочего дня так и тянет прогуляться по набережной. Хочется тишины, вот как у вас здесь, умиротворения… -- говорила женщина.

Мария чуть слышно вздохнула.

– Все-таки хорошо, что ты приехала!.. Я так рада тебя видеть! А что это на тебе? – Гриша узнал голос своей матери. Он лежал на кровати, смотря на потолок, и каждое слово горожанки врезалось в его сердце и раздражало мальчика. Но в то же время ее слова манили Гришу. Он беспомощно лежал, нервно мял незаправленное в пододеяльник одеяло, вслушиваясь в речь гостьи.

– Правда классная? Хочешь, тебе привезу?.. Кофточку эту искала знаешь сколько! – радостно говорила женщина.

После недолгого молчания, родственница сказала:

– Знаешь, у вас так атмосферно здесь. Я и не замечала этого раньше… Холодно, тоскливо, но вот что-то в этом все-таки есть… какая-то такая меланхолия, и в этом своя красота… Мы с мужем к вам обязательно заедем, когда отпуск дадут!

Мария хотел было что-то сказать, но остановила себя и ответила другое.

– Конечно, приезжайте, как-нибудь разместимся!..

Когда женщина уходила, она обнялась с Марией, бросила Грише: «Пока» и вышла за порог. Мальчик вскочил, побежал к входной двери и в последнюю секунду он уже готов был закричать: «Заберите нас отсюда!!» Но сдержался и сказал лишь: «До свидания…»

Завтра Гриша снова пойдет в школу, услышит кучу ужасных шуток, криков учителей, обвиняющих в собственных неудачах учеников. Увидит пьяную, невоспитанную молодежь по дороге домой. А мама будет возвращаться с работы, слабыми руками обнимать сына и класть все деньги, заработанные за день, которых едва хватает на оплату квартиры. Но Гриша верил, он почти был уверен, что когда-нибудь, пусть через год, пусть через несколько, им помогут выбраться отсюда…













7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все