Юрий Беридзе

Проси, но...


Проси у Бога все, что хочешь,

и принимай все то, что даст:

и росчерк пулеметных строчек,

и артналетов трубный глас,

и гром салютов, блеск оркестров,

несущих яростную медь –

все то, что в жизни неуместно,

но что положено иметь…


будто...


у меня было пальто на вырост

какой же потом я большой вырос

и тому пальто

я теперь никто

я потом менял куртку за курткой

будто сбрасывал шкурку за шкуркой

будто я линял

будто я змея

но я помню то пальто на вырост

как будто во мне какой-то вирус

будто то пальто

какой-то симптом


В жизни все замешалось...


В жизни все замешалось – меда и беда,

путеводная все освещает звезда

и Господняя длань освящает.

Ты идешь и не знаешь зачем и куда,

задавая порою такого дрозда –

не играть бы такими вещами,

а играешь – и сам ведь не знаешь на кой,

и за острые стали хватаешь рукой,

и пятнаешь ладонями стены,

и по ним от дурацких сползаешь финтов,

хорошо, херувим не жалеет бинтов –

самый близкий к тебе в ойкумене.

Не по чину ему, даль его высока,

да и сдуру схватил ты за жало клинка,

но как вышло, то так уж и вышло:

херувим и спасает тебя, мудака,

а с небес, раздвигая рукой облака,

одобрительно смотрит Всевышний.



Мир воспоминаний


Мир моих воспоминаний

полон всяких мелочей:

неприметных глухоманей,

тихих речек без названий,

мельче, чем иной ручей,

незначительных событий,

и заброшенных дорог,

и людей неименитых,

и домашних чаепитий

под хозяюшкин пирог,

всевозможных незаметных

дел – не всякий и сочтет,

разных разностей заветных,

и таких богатств несметных,