Ян Кауфман. ЖУРАВЛИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ВЕСНОЙ


Все года, и века, и эпохи подряд

Все стремится к теплу от морозов и вьюг.

Почему ж эти птицы на север летят,

Если птицам положено только на юг?

В. Высоцкий


Обаяние южного города Павла не обрадовало. Он бесцельно бродил по его узким улочкам с яркими развесистыми глициниями по обочинам, сутолокой отдыхающих и бойкими криками уличных торговок.

Вдали, между кипарисами и платанами виднелась изумрудная гладь моря и над ней - белесая дымка.

В гостинице свободных мест не оказалось, и администратор посоветовала заглянуть утром. После утомительного перелёта хотелось принять душ и выспаться, но всё складывалось не так, как он предполагал.

Только сейчас Павел осознал абсурдность своего поступка.

Да, в последнее время они с Мариной жили под одной крышей, занятые каждый своими проблемами, иногда не очень понимая друг друга. Она, в свои двадцать восемь уже защитила кандидатскую степень и готовила докторскую, а он, в тридцать, был ещё мало известным художником.

Это, несмотря на их тёплые отношения, задевало его мужское самолюбие. Только почему у него внезапно возникло желание - разорвать всё, уволиться, уехать подальше, чтобы начать всё сначала - он и сам не мог объяснить. Мужская гордость? Или это подсказало ему шестое чувство - увидеть что-то новое?

Почему именно в этот город? Может в надежде, что мягкий климат и море, которое он никогда не видел, успокоят его расшатанные нервы и откроют новые ощущения.

Павел сдал вещи в камеру хранения, машинально зашёл в небольшой, пустой ресторан, где заказал сто пятьдесят водки и бефстроганов.

Водка оказалась тёплой, а бефстроганов – холодным.

Пригубив налитое в рюмку, он поковырял вилкой в тарелке, отыскивая там хоть что-то съедобное. Аппетит пропал.

Глядя в окно, он вспомнил, как Марина, когда автобус уже трогался в аэропорт, опустив глаза, сказала:

- Надумаешь вернуться, я буду рада!

Слезинки предательски покатились по её лицу. Он, молча, кивнул, а на душе стало горько…

Воспоминания прервала официантка, подавшая счёт.

Павел расплатился и пошёл к морю. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, и прямо от берега по бесконечной, уже темнеющей массе воды, тянулась ослепительная, до боли в глазах, яркая дорожка. Волны с шумом накатывали на берег, а затем, шурша прибрежной галькой, словно ворча, сползали обратно.

Невольно вспомнилось - как-то друзья, рассматривая его подмосковные пейзажи и случайно наткнувшись среди них на портрет Марины, сострили:

- Так ты ещё и маринист! А ты море хоть видел?

Павел бесцельно бродил по опустевшему пляжу.

Сумерки наступили как-то внезапно, и свод неба осторожно заиграл мириадами звёзд. Их отражение в тёмной воде было завораживающим.

Постепенно серебристая луна окутала дрёмой пляж и бухту.

Он прошёл по пирсу и, подняв воротник пиджака, сел на скамейку. Монотонный шум волны и тёплый южный ветер убаюкивали... Стараясь ни о чём не думать, он уснул...

Снилось, будто они с Мариной летят, словно птицы, высоко-высоко в вечернем небе. Внизу, в излучине Москвы реки, видны ярко освещённые золотые купола и кресты церквей Коломенской усадьбы. Голову Марины украшает венок из ромашек, лепестки которых, кружась словно снег, падают вниз…

"Всё в жизни проходит безвозвратно, - говорит он ей, - вот и твой венок осыпается."

Она только успевает ему возразить:

"Нет, я сейчас поняла, что птицы как люди...".

И в этот момент далёкие сполохи молний и раскат грома его внезапно разбудили.

"Странный сон, - подумал он, подойдя к парапету пирса, - что хотела Марина сказать?".

Оглянувшись на спящий город, он вдруг громко в сердцах подытожил в ночную пустоту:

- Да пропади всё пропадом. Всё пройдёт!

- Что, утопиться решили? Больно неудачное место выбрали. Мелковато здесь, можно только ноги поломать. Подождите хоть до утра! - раздался откуда-то из предрассветной темноты насмешливый женский голос.

Только сейчас на самом конце пирса он разглядел рыбачку со спиннингом в руках.

- А вы что, тут утопленников ловите? - поддержал он шутку.

- Да полное ведро уже наловила, - ответила она дружелюбно, - скумбрия с рассветом подходит.

Вдруг со стороны моря послышалось громкое курлыканье журавлей, и высоко в утреннем просыпающемся небе показался клин журавлиной стаи.

Павел, заворожённый этой красотой, стоял, задрав голову.

- Ну, всего хорошего! Пора мне сматывать удочки, - сказала рыбачка, поднимаясь,- Вон и журавли полетели до дома.

- Да и мне пора! - ответил он, решительно, - дайте ведро, я помогу донести». Они не спеша шли по ещё спящим улочкам и говорили о всякой чепухе.

Потом он вдруг сказал: «Знаете, сегодня впервые увидел, как журавли летят к нам, на Север. Всегда с грустью провожал их, летящих на юг».

- Чудной вы какой-то! Так журавли всегда весной возвращаются на север.

Около её дома они расстались, так и не познакомившись.

- Смотрите, весну не прозевайте! - пожелала рыбачка на прощанье.

Да, Марина была права, - вспомнился недавний сон, - Птицы всегда летят домой…

Спустя два часа Павел был уже в аэропорту.


*****


На аукционе картин русских художников в Лондоне картина «Журавли возвращаются весной» была продана в первый же день работы.








15 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Любопытные лучики сентябрьского солнца заглядывают через окна в учебную комнату. Отразившись в стальной поверхности манипуляционных столов, рассыпаются на тысячи желтых искорок, слепят глаза. За белым

ЧЁРНАЯ ДЫРА Когда микроскопическая чёрная дыра, созданная искусственно в орденоносном институте имени Ленина, втянула в себя всех учёных и лаборантов, наступил хаос. Мало-помалу уходили в неизведанное

Первая сессия и сразу же на двух курсах, только Маша могла после второго года обучения на ОМД (обработке металлов давлением) променять учёбу в техническом вузе на гуманитарный институт, договориться с